aif.ru counter
21.03.2007 13:58
74

Неизвестные секреты «бабьего царства» Мстислава Ростроповича

 

«Булганин сказал ему: «Да, обскакал ты меня, Слава!» - вспоминает оперная примадонна и супруга Мстислава Ростроповича.

27 МАРТА одному из самых знаменитых музыкантов мира Мстиславу РОСТРОПОВИЧУ исполняется 80 лет. 52 из них он прожил вместе с оперной дивой Галиной ВИШНЕВСКОЙ. «Я стала его женой через 4 дня после знакомства. Потому что противостоять его обаянию было невозможно», - говорит Галина Павловна.

Он потратил все  до последней копейки

ПОЗНАКОМИЛИ нас в «Метрополе» - там устраивали какой-то прием. Обычно артисты на подобных мероприятиях поют, а тут вдруг нас пригласили как гостей. И вот к нашей компании подходит какой-то молодой человек, здоровается. Кто-то спросил у меня: «Вы разве незнакомы? Это Слава Ростропович, виолончелист. А это наша восходящая звезда из Большого театра Галина Вишневская». Мы поздоровались, и я тут же про новое знакомство забыла. Потом вижу: ко мне через стол - Ростропович сидел наискосок от меня - катится апельсин. Он мне, как Парис Елене - яблоко, апельсин кинул.

Застолье заканчивалось, я уже собралась идти домой, а он за мной. «Можно я вас провожу?» Я жила недалеко - на углу Столешникова и Петровки. «Ну проводите», - отвечаю. И вдруг Ростропович говорит: «Я должен был идти на день рождения, но после встречи с вами никуда не пойду! Можно я подарю вам эти конфеты?» - «Подарите!» Отдал он мне коробку, я принесла ее домой, муж мой конфеты съел - я сладкое не очень любила. На этом история и закончилась бы.

Но через месяц я полетела в Чехословакию на фестиваль «Пражская весна». Для меня это была первая поездка за границу. Там-то я и пала, морально разложилась (смеется).

Стала женой Ростроповича, будучи замужней женщиной. Он кинулся меня завоевывать, в ход шло все, что только можно, - до последней копейки своих суточных бросил мне под ноги.

В Праге я его как следует разглядела - худющий, в очках, очень характерное интеллигентное лицо, элегантный. Оказывается, узнав, что я тоже лечу на фестиваль, он взял с собой все свои галстуки и пиджаки и менял их утром и вечером, чтобы произвести на меня впечатление. Четыре дня за мной ухаживал - с утра до ночи. Вернувшись в Москву, я собрала вещи и сбежала из дома - к нему!

Иногда я называла Славу Буратино. Потому что он был очень худой и у него торчал острый нос. А Ростропович всегда называл меня Жабочка. Из-за этого я даже начала собирать коллекцию всевозможных лягушек. Уже много набралось - штук триста.

«Рассупович! Поменяйте фамилию!»

МЫ ПРОЖИЛИ вместе больше 50 лет. Многое за эти годы случалось. Иногда наступал такой час пик, когда мы чувствовали: сейчас что-то произойдет. Но, к счастью, или Славе надо было на гастроли ехать, или мне. Мы же иногда по полгода врозь жили. Может, поэтому не успевали расплеваться. А если бы жить нормальной семьей, изо дня в день? Не знаю. Ругались бы, наверное.

Я со вторым своим мужем 10 лет прожила - и мы не были расписаны. Поэтому, когда Ростропович появился, формально мне не надо было разводиться. А с Ростроповичем мы в загс пошли. Находился он на Пушкинской улице, во дворе, недалеко от Театра оперетты.

Так как загс относился к тому же району, что и Большой театр, меня там все знали. Появляемся мы со Славой, и все работницы оживились: «Ой, здравствуйте! Были на вашем спектакле. Как чудно! А вы замуж выходите? Давайте, голубушка, ваш паспорт!» И - в сторону Ростроповича, гораздо холоднее: «И вы дайте паспорт». Он подает свой паспорт.

«Так, пишем... Галина Павловна Вишневская и... Какое трудное имя - Мстислав Рос... Рос... Чего? Товарищ Рассупович, поменяйте фамилию! У вас такая возможность!» Слава на стуле прыгает, как будто его на сковородке поджаривают. Но отвечает вежливо: «Знаете, я уж как-то к своей фамилии привык». - «Жалко! А как было бы красиво - Вишневский!»

«Обскакал ты меня!»

ТОГДА, в Праге, случилась еще одна история. 4 дня, как я чувствую себя женой Ростроповича, а мне - правительственная телеграмма: немедленно выезжайте в Югославию. Туда собиралась правительственная делегация: Хрущев, Булганин, Микоян. Ну и артисты - как группа поддержки!

Ростропович из Праги в Москву полетел, а я - в Югославию. Там Булганин - он тогда был председателем Совета министров - начал ухаживать за мной. Я вся в любви, в романтике и ничего не замечаю. На черта мне все это нужно: букеты, старик этот?.. Спела я один концерт и отпросилась, потому что знала: меня в Москве Ростропович ждет. Сбежала от мужа, к Ростроповичу переехала, и тут выясняется, что меня Булганин по всей Москве ищет.

И нашел. Он меня называл «Лебединая песня моя». Звонит иногда: «Галя, сейчас присылаю вам машину. Я вас жду!» «Хорошо, мы сейчас приедем», -отвечаю. И вдвоем с Ростроповичем отправляемся к нему - на дачу или в московскую квартиру. И сидим втроем. «Мальчишка, что ты понимаешь про любовь», - кидает он Ростроповичу. «Я люблю, Николай Александрович!» А Булганин ему: «Ничего! Мы ждать приучены, мы ждать умеем». Они напьются и спорят, кто меня больше любит, а я сижу слушаю...

Через несколько месяцев у Славы начали сдавать нервы.

Я понимала, что эту историю надо заканчивать, но очень осторожно. Булганин ведь был о-го-го какой величиной! Обидишь его, оттолкнешь, а потом ищи-свищи: куда какой-то Ростропович делся... Но тут я забеременела нашей первой со Славой дочерью, и Булганин понял, что все - проиграл. «Обскакал ты меня», - сказал он тогда ему.

В доме у нас всегда одни женщины были: я, дочки, домработница, Славины сестра и мать. Бабье царство! А он один у нас - главный. И другого нам не нужно. Мне с другими мужчинами даже разговаривать неинтересно было. У меня же муж - блестящий человек! Поэтому на сцене я - Вишневская, а в обществе - мадам Ростропович. Так положено!

Юлия ШИГАРЕВА

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых