aif.ru counter
88

Родина-дочь

Один за одним уходят герои войны. Остаются еe дети. Это - история Зиночки.

ДАВНО восстал из пепла Сталинград. Стало прошлое легендарным. А Зиночку до сих пор зовут детским именем. С того дня, как она родилась в самом пекле боeв. Ведь Зина Селезнeва - дочь «дома Павлова».

«Назло всем смертям в нашем доме родился ребeнок. Девочка. Все зовут еe Зиной, а я - Зиндаги - Жизнью». Автор этих строк - солдат-таджик, один из защитников дома.

В СТАЛИНГРАДСКОЙ четырeх-этажке на 58 дней были заточены 24 советских солдата - всего 11 национальностей. Дом - окнами к Волге. Ключ к великой реке. Немецких солдат, пытавшихся взять этот дом, полегло больше, чем при взятии Парижа. Дом-легенда. До остова обтрeпанный, прошитый пулями ковчег - выцарапавший жизнь, приставший к мирному берегу...

Из всех защитников  легендарного «дома Павлова» жив только узбек Тургунов. Хотя и это кажется странным, ибо имя его давно высечено в камне... Это рассказ о них. О Камалджане Тургунове, последнем из оставшихся в живых, и о Зиночке Селезнeвой, первой появившейся на свет. Об отце и о дочери.

...Высоко в азиатском небе стоит нынешняя осень. В саду старика Тургунова в кишлаке под Наманганом гнeтся к земле гранатовое дерево. В Узбекистане говорят, что если съесть целиком гранат, не уронив ни одного кровавого зeрнышка, то пребудешь в раю.

- А где же Зиночка?!

У старика Тургунова - 11 детей. Семь дочерей, три сына и одна Зина. Его родные дети зовут еe старшей сестрой. Как он опечален, что я не захватила с собой из России его дочку, святой старик! На войне ему было 18...

- Если мы из дома утикнeм, то бежать некуда - только в Волге тонуть: лодки нет, с трeх сторон немец.

Он окунает лицо в сложенные ладьeй ладони и что-то шепчет на своeм языке. Омывает лицо - и пускает ладью, свой ковчег, плыть дальше по волнам памяти.

- Стою у окна, слышу голос женщины. Думаю - подвал! Пули летят, как дождь. Ползком пошли. А в подвале 15 женщин. И у одной ребeнок на руках. Непонятно, живой или мeртвый. Молчит в кульке. Покормили, попоили. Это была Зиночка.

«Мир граду твоему»

- МАМА рассказывала, что я тогда почти умерла. И меня почти похоронили. Вырыли ямку...

Это уже Волгоград. А это она, Зиночка, дочь Сталинграда. Зинаиде Селезнeвой в те страшные дни было несколько недель от роду.

- Отец погиб в уличных боях, беременная мною мама побежала в дом на площади. В нeм работали дворниками еe родители, и они просидели в этом подвале всe время. Воду пили с труб - она текла сверху, уже разбавленная кровью. Я родилась - и сразу начала умирать. Стали рыть могилу, но лопата уткнулась во что-то железное.

Посмотрите, мама сохранила...

«Рабы Твои, Богородице пречистая, сопротивных ополчения низ-лагаем. Темже молим Тя: мир граду твоему даруй». Икона «Знамение». Жeлтым металлом круглый медальон светится на ладони Зиночки-Зиндаги спустя шесть десятилетий...

- Подождите, сейчас плов будет, -старик Тургунов оставляет сыновей командовать накрытым на полу комнаты столом, а сам до поры исчезает в тени сада - на дворе священный месяц Рамадан.

После Сталинграда ефрейтор Тургунов дошeл до Харькова и Магдебурга и вернулся в родной кишлак Бордым-Куль. Жена родила ему 10 детей, носила на голове блюдо с пловом и по вечерам мыла мужу в мисочке ноги. Муж пахал в колхозе на тракторе. Никто и не знал, что он герой. Только спустя 20 лет он узнал, что его узбекское имя останется в истории благодаря тем 58 дням из всего его фронтового прошлого, которые он мальчишкой, плохо понимавшим по-русски, пролежал с пулемeтом в разрушенном доме на берегу Волги. В типовой четырeхэтажке на главной площади города, которую Паулюс называл не иначе как крепостью...

Душно на дворе, нависает с неба виноград. Старик листает альбом - в нeм фотографии защитников «дома Павлова». Когда в 1965 г. командир их взвода лейтенант Афанасьев стал по крупицам собирать память о тех героических 58 днях и тех людях, он всех пригласил в Волгоград. Потом лейтенант пошeл искать Зиночку.

«У меня 15 отцов»

- МАМУ в конце концов переправили через Волгу к своим. Она вспоминала, что, пока мы плыли, снаряды ложились по обоим бортам лодки - то чуть-чуть не долетит, то чуть-чуть перелетит... А в доме № 9 остались драться до последнего.

Они остались - и отстояли дом. Город. Война переломилась -хрустнула по хребту, как спелый кровавый гранат.

У Зинаиды Андреевой (по мужу) есть награда - медаль «Во имя жизни на Земле». Она - председатель общества «Дети Сталинграда».

Самый младший его ребeнок... Она как знамение Победы и символ жизни нужна была лейтенанту Афанасьеву, чтобы воскресить память о тех днях. «Дядя Ваня, да я же ничего не помню!» - сказала она, когда еe нашли. «Пока я жив, ты будешь везде ходить со мной». - До этого он, ослепший от войны, ходил с сыном-поводырeм.

И Зина ходила везде. До его смерти и после. Всю свою жизнь она хранит эту память, она сама - живой памятник мeртвому дому, погибшему городу. Зиночка, мать и бабушка, капитан МВД на пенсии, до сих пор - Зиночка-Зиндаги... Вечная жизнь. В 20 лет она стала самой известной девушкой Волгограда. Ей писал письма весь личный состав Советской армии. Еe познакомили с 15 выжившими «павловцами» разных национальностей, и она, сирота, сказала тогда: «Я думала, у меня один отец, а оказалось, у меня их 15. Всех вас до конца жизни буду звать папой».

Это уже Тургунов вспоминает еe слова. Он тогда первым из всех отцов прижал еe к сердцу: «Дочкя!» - и открыл привезeнный из родного кишлака чемодан. В нeм были аккуратно уложенные ветви черешневого дерева с пунцовыми ягодами.

...«Многоуважаемый дорогой дочкя Петровна здравствуйте! Разрешите мне привет ваш и вашу семью свою горячих чисто сердечных пламенных всего от души желаю вам слава богу мы тоже пока все нормально живeм. До свидания - обнимаю крепко целую с уважением к вам ваш дорогой уважаемый отец». 15.04.1992 г.

Письма из кишлака Бордым-Куль, иногда в посылке с сушeными абрикосами, идут в Волгоград до сих пор. А когда хлынули в города толпы южной рабочей силы, приехал из Узбекистана в Волгоград на заработки и младший сын Тургунова Сабиджан. И пошeл к Зиночке. «Сестра...» И стал готовить плов и лагман в ресторане, почтовым переводом отправлять копейки отцу и семье. И никто не догадывался, что у этого гастарбайтера, делающего самый вкусный в городе плов и живущего в вагончике, та же фамилия, что в камне высечена на стене «дома Павлова»... Вечная слава.

- Обнимите от меня Зиночку, поцелуйте, - прощается старик. Рвeт гранаты из своего сада в подарок для дочки. Не уронить ни единого зeрнышка... И шепчет какие-то заклинания, окунув лицо в сложенные ладьeй ладони. Сабиджан, переведи!

- Он говорит примерно так: «Дай Бог вашей жизни ещe немножечко жизни...»

Полина ИВАНУШКИНА, Наманган (Узбекистан) - Волгоград - Москва

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых