aif.ru counter
33

Откуда в богатой России столько бедных

Россиян долго убеждали, что при рыночной экономике за все приходится платить. Пока власть хорошо научилась только собирать деньги. А что взамен?

Забор как символ

ЛЕГКО сказать: частная собственность священна и неприкосновенна. А почему тогда эпопея заборостроения? Что ни дача - то острог.

Закон, традиция, культура вашу собственность уважают? Судья, прокурор, участковый, гаишник ее стерегут? Дудки! Твое добро, ты и мучайся, куркуль несчастный... Забор - вот практический ответ на теоретические умствования: ни капельки не священна и не неприкосновенна. И еще долго не будет. Что ваша «ракушка», что какой-то «ЮКОС». Смотрятся они одинаково несимпатично, появились они одинаково сомнительно, права у них одинаково липовые.

На Западе в этом смысле проще и честнее. Там другие заборы - ментальные. Газончик перед домом «privacy». Никто на травку без приглашения не зайдет. Налицо социальный контракт: я, собственник, плачу налоги, а ты, власть, мое частное пространство уважаешь и обеспечиваешь его сохранность.

Почему это не работает у нас? Во-первых, инерция. А во-вторых (на мой взгляд, это важнее), прямой интерес людей, облеченных властью. Им выгодна нынешняя половинчатость, когда в стране вроде бы уже завязался жирок, но собственность эта ничем не защищена и существует на птичьих правах. Взять ту же противную «ракушку». Стрясти с владельца 3000 руб. в год местное начальство не забывает. А что взамен? Ничего. Снег, например, расчистить - такое и в голову не может прийти. Скажи спасибо, что не трогаем. Но без гарантий. Захотим - завтра снесем. И народ поддержит!

Давя на державные рефлексы, нам говорят, что нужно усилить государственный контроль. Да неужели? А вы проведите эксперимент. Откройте на автобусной остановке торговлю пирожками с капустой. Часа не пройдет, как появится представитель государства. И предложит поделиться. А потом другой. И третий. Так что насчет контроля все в порядке: мышь не проскочит. Вот вывоз мусора проконтролировать или шпану во дворе - до этого государственные руки действительно не всегда доходят. Но, чтобы дотягивались, надо не госаппарат укреплять, а, наоборот, контроль за госаппаратом.

Чиновный люд это чувствует инстинктом. И поэтому появления собственников как нового независимого сословия, понимающего свои права, на практике ни в коей мере не приветствует. Хотя в теории, конечно, «за».

Заполняя анкету переписи населения 1897 года, гражданин Н. А. Романов на вопрос о роде занятий ответил: «Хозяин земли Русской». Отвечая на аналогичный вопрос переписи 2002 г., гражданин  В. В. Путин написал: «Услуги для населения». Налицо сдвиг в понимании того, каким хочет быть (или казаться!) глава государства.

Такова теория. Но мы-то живем на практике. А здесь по-прежнему не государство для нас, а мы для государства. Собственность - всего лишь материальное воплощение личности. Но мы еще не умеем быть личностями. Ни в экономическом, ни в правовом смысле.

Стабфонд, созданный за счет сверхприбыли от торговли нефтью и газом, составляет примерно 100 миллиардов долларов. Серьезные деньги: одиннадцать нулей. С другой стороны, взрослого населения в стране, включая пенсионеров, примерно 100 миллионов. Получаем тысячу долларов на нос. Стабфонд копили три года. Делим на 36 месяцев и имеем примерно тысячу рублей прибавки к зарплате или пенсии.

Устраивает? Вряд ли. Но не это главное. Пройдемся в обратном направлении. Допустим, каждый дееспособный соотечественник вдруг напрягся, представил себя личностью и нашел приработок - ну пусть на 100 долларов в месяц. В пересчете на страну - 120 миллиардов долларов в год. За те же три года - 360... Что из этого следует? Да очень просто: гражданин, готовый затратить некоторые усилия и произвести дополнительных товаров или услуг всего на 100 долларов в месяц, несравненно ценнее любого нефтяного трафика!

Чем больше активных, ориентированных на расширение производства личностей, тем богаче экономика. Не сырье, а личность - главный ресурс нашего века. Япония, которая по площади меньше одной Архангельской области, и вовсе не имеет природных ресурсов, дает приют населению, сравнимому по численности с нашим (127 млн. - у них, 142 - у нас). И производит в четыре раза больший ВВП - 4 трлн. долларов против 1 трлн.

Как это у них получилось? А просто. Были гарантированы права собственников и разработаны меры поддержки частной инициативы. Не люди для государства, а государство для людей. Если бы вы вышли с пирожками где-нибудь на Хоккайдо, власть вам поклонилась бы в пояс за проявление активности. И только вежливо напомнила бы про налог.

Абрамович против Брина

БЫВШИЙ российский человек Сергей Брин, попавший в США в 5 лет, вырос и организовал интернет-компанию Google. На чем сделал себе (и Америке) десятки миллиардов долларов. Удалось бы ему это, останься он в России? Ни за что. У нас нет гарантий интеллектуальной собственности, нет биржи высоких технологий, нет свободы доступа к информации, не развит Интернет. Зато есть административный пресс и угроза попасть под разработку спецслужб.

А вот Абрамович разбогател в России. Разница между ним и Брином существенная. Брин создал нечто совсем новое, а Абрамович замкнул на себя уже существующее производство. Он истинное дитя переходной эпохи, когда собственник не возбухает против бюрократии, а делится с ней доходами взамен на защиту и прочие льготы.

Надо найти грань, на которой госаппарат достаточно силен, чтобы исполнять закон, но достаточно слаб, чтобы над ним возвыситься. Для этого придумана демократия. Но нам, пока мы не научились быть легальными собственниками, она как-то неинтересна. Нам больше нравится, когда власть большая и сильная. А сами в «ракушке» отсидимся, верно?

Дмитрий  ОРЕШКИН,  политолог

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых