aif.ru counter
04.01.2007 13:24
20

Борат - смех и слезы

В опальном фильме «Борат, или Исследования американской культуры на благо казахского народа» так же много казахского, как и в закрытом показе этого кино, организованном журналом «TimeOut»: название и набор стереотипов.

В одном из своих романов известный английский писатель Дж. К. Джером рассказывал, как перед Первой мировой английское правительство снимало в обществе напряжение и ненависть по отношению к французам. Для этой важной государственной цели использовали артистов: они переодевались во французские наряды и гуляли по улицам Лондона, разговаривая на ломаном английском языке, поглощая лягушек и забавно жестикулируя, - одним словом, вели себя в полном соответствии с представлениями англичан о заморских соседях. Глядя на этих клоунов, лондонцы хохотали и говорили: «Ну как с такими можно воевать!»

Примерно таким на первый взгляд может показаться фильм о казахском журналисте Борате, созданный английским евреем Сашей Бароном Коэном. По фильму Борат - иудо- и цыганофоб, с бедной лексикой и допотопными представлениями о мире, наивный и забавный. «Если мусульмане таковы, как с ними можно воевать», - наверняка думали, смеясь, жители США и Европы, только за первую неделю проката принесшие в кассы кинотеатров более 100 млн. долл. А в американской прессе появилось множество серьезных статей о том, что критика в адрес Казахстана заслужена и что в стране Назарбаева действительно плохо с демократией и толерантностью.

На самом же деле в фильме «Борат» нет Востока, нет Азии и уж тем более нет Казахстана. Зато есть набор несуразных представлений не слишком образованного среднестатистического американца о среднеазиатской Тмутаракани. Скорее всего, для большинства американских зрителей Казахстан - это просто «где-то в Азии», примерно как Буркина-Фасо для многих украинцев. Тем не менее, Казахстан на Сашу Коэна обиделся: главные кинотеатры страны отказались от проката этого фильма. Россия поддержала стратегического партнера - и запретила показ «Бората» на большом экране. Возможно, в чем-то они правы - в целях соблюдения политкорректности можно было бы придумать несуществующую восточную страну, как когда-то сделали американцы, снявшие фильм «Косметолог и чудовище» об американке, которая вестернизовала несуществующее восточноевропейское государство Славянию, выйдя замуж за его тирана-президента. Фильм вышел как раз накануне Югославской кампании - и никто из славянских государств тогда не обратил на него внимания.

Правда, придумай Коэн своей стране несуществующее название, не получилось бы той шумихи и эпатажа, которые поднялись вокруг картины, - и в первую очередь из-за ее запрета в нескольких странах.

На самом деле обидеться и запретить картину следовало бы США. Потому что Коэну действительно удалось «исследовать американскую культуру» - с ее псевдотолерантностью, псевдодемократией и псевдорелигиозностью. Исследовать -  и показать, причем, далеко не в комедийном, а, скорее, в сатирическом ключе. Коэн прошелся практически по всем пластам американского общества: студентам, подрост-кам из черных кварталов, чопорным представителям «высшего света», техасским фермерам, баптистам. И если поведение Бората вызывает добрый смех и приязнь к наивному человеку, попавшему во враждебную ему среду, к людям, которые посмеются, но не помогут, то образы американцев провоцируют саркастическую усмешку - без тени симпатии.

Марыля БосакевиЧ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых