aif.ru counter
21.12.2006 11:42
37

Не в колготках счастье

Эта фотография из семейного альбома Марины Борисовны Чистяковой. С ней связана история знакомства, а потом и дружбы нашей читательницы с немецким профессором.

Шпион или благотворитель?


В 1991 году я из последних сил грызла гранит науки на поприще здравоохранения. Грызть что-либо другое было проблематично - магазины были пусты, а зарплату не платили месяцами. Как-то в Октябрьской больнице я случайно познакомилась  с профессором из Германии, который, приехав на научную конференцию, хотел подарить медучреждению дорогостоящие препараты. Как оказалось, немец нуждался в помощи. Дело в том, что наши медицинские работники, воспитанные в духе бдительности, не понимали благородных целей «шпиона». Поэтому мне стоило огромных усилий объяснить, что этот безвозмездный дар ни к чему их не обяжет. К безмерной радости иностранца, благотворительная акция в конце концов удалась. Однако моя гуманитарная миссия на этом не закончилась.

Профессор поделился со мной впечатлениями о только что образовавшейся Украине. Ему не понравились наши магазины, грязные улицы, неприветливые и грустные люди. Хотя в душе я со многим была согласна, все равно чувствовала, что должна заступиться за родину. Поэтому когда Ганс Вендл сказал, что хотел бы увидеть, как живут его коллеги в Украине, я решилась показать свое жилище. Пусть, думаю, знают, что нам есть, что противопоставить проискам империализма. Как-никак,  квартира расположена в центре города, потолки - четыре метра, на стенах  - копии шедевров живописи, в углу  - рояль, все стены - в книжных полках.  И не важно, что в ней живут одновременно четыре поколения.  Кроме того, у нас есть машина, на которой гостя можно отвезти прямо в гостиницу - в жигуленке без переднего сидения очень удобно, прямо как в роллс-ройсе. Прием прошел успешно. Профессор остался  очень доволен визитом, а потому прощались мы уже как родные, даже обменялись адресами. Странно, что я тогда как будто забыла, что за общение с иностранцами меня может ждать беседа с представителями спецслужб. 

Приличная квартира и неприличный подарок

Меня распирало от гордости, что наш гость из повергнутой в свое время страны уехал с пониманием, что победители живут спокойно и богато. А месяца через два я получила уведомление о международной бандероли. По дороге на почту представляла, как буду листать книгу с видами Берлина. Даже решила, что в ответ пошлю набор киевских фотографий. Но каково же было мое удивление, когда, открыв бандероль, я обнаружила там 25 пар колготок! Подарок столь интимного характера  в понимании советского человека мог означать  только одно: скандал. Правда, после прочтения письма, вложенного в посылку, мне стало немного легче. Милый добрый Ганс  писал, что колготки в  «самые трудные для Германии годы считались  лучшим подарком для женщины». А поскольку он был очень благодарен мне за светлые воспоминания о Киеве и Украине, то и решил в качестве благодарности за гостеприимство прислать мне самое лучшее. Признаюсь, я долго не могла понять, почему это наша «вполне приличная»  квартира в Киеве  вызвала у него ассоциацию с самыми трудными для  Германии временами.

Наша эпистолярная дружба продолжалась 12 лет. Однажды мне даже довелось побывать у него в квартире, похожей на залы Лувра. Он лежал в ней умирающий и совершенно безучастный к окружающей роскоши. Я рассказала ему, что в Украине начали проявляться признаки выздоровления страны, что колготок и всего прочего в магазинах теперь хоть отбавляй, были бы деньги. Только думалось мне в тот момент о другом - что перед смертью все равны. И те, кто живет в достатке, и те, кто переживает «временно стесненные обстоятельства». Теперь я каждый раз, перечитывая письма  профессора, задумываюсь над тем, что человечество ведь выживает не благодаря деньгам,  а благодаря любви и дружбе, труду и интересам, искусству и природе. Всему, что  в совокупности означает вечность.

Подготовила Екатерина Филипенко

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых