aif.ru counter
61

Послевоенное бремя столицы

На фотографии 1949 года - девочки из вышивального кружка ДК «Пищевик». Две юные мастерицы, сидящие слева, готовят транспарант к 70-летию со дня рождения Сталина. Остальные учатся работать на салфетках или подушках. Среди них (четвертая слева) - наша читательница Наталья Константиновна Филиппова, приславшая нам этот снимок. Ей он напоминает о Киеве 1940-х, когда она с родителями приехала сюда после эвакуации.

С вокзала - в подольскую коммуналку

Моего отца направили в Киев в конце 1943 года, сразу после освобождения города от немцев. Несмотря на последст-вия серьезного ранения, которое он получил на подступах к Сталинграду, папа активно участвовал в восстановлении города из руин. Когда он перевез нас с мамой из оккупации в Киев, на дворе стояла зима 1944-го. Мне тогда было 7 лет, однако я до сих пор хорошо помню свои первые впечатления от города. С вокзала на Подол мы шли пешком по улице Коминтерна, потом по бульвару Шевченко, улице Владимирской (тогда Короленко), дальше по Андреевскому спуску. Было холодно и сыро. Прохожих на улице почти не было. И только возле Оперного театра я увидела людей, черпающих  воду из лужи, образовавшейся на месте лопнувшей тубы.

Мы поселились в так называемом доме водников, в котором жили семьи работников водного транспорта. Здание занимало целый квартал, и окнами выходило одновременно на три улицы - Хорива, Почаевскую и Верхний Вал. Квартиры были хорошие, хотя и коммунальные. Бывало, в нашем трехкомнатном жилище ютилось по 12 - 15 человек.

По вечерам жильцы нашей квартиры в полном составе собирались на кухне, где при свете «коптилки» готовили ужин. В основном, все семьи ели одно и то же - пшеничную кашу или фасоль, причем без масла и иногда без соли. Кашу варили не в кастрюле, а в чугунке. Бывало, когда она немного приставала ко дну, ее отскребали и давали детям. После ужина все оставались на кухне, разговаривали, иногда пели, смеялись, слушая мою маму, которая знала уйму анекдотов. После возвращения в комнату, мы всегда мерзли. Дело в том, что в окне были огромные щели, через которые сильно дуло. А заклеить их было нечем. Чтобы согреться, я ложилась в постель к маме, а папе в это время приходилось спать на письменном столе.

Ломтик хлеба и витаминная горошина

Когда мне исполнилось 8 лет, я пошла учиться в женскую школу №124, что на улице Спасской. Классы были переполненные.  Например, только в нашем 1-Е насчитывалось 43 девочки, причем все они были разных возрастов.

Постижение наук происходило в тяжелых условиях. Здание школы не отапливалось, на уроках мы сидели в пальтишках. Парт в классах не было, поэтому мы приносили из дому скамейки. Впрочем, тетради тоже считались большой роскошью. Так что приходилось писать между строк в старых книгах, макая перья в опять-таки принесенные из дому чернильницы-невыливайки.

Нельзя сказать, что мы голодали, но еды не хватало. Никогда не забуду, как в первом классе на переменах нам по списку выдавали ломтик хлеба и желтую горошину витамина С. Во втором классе уже был большой бублик.

После уроков мы были предоставлены сами себе. Огромными компаниями бегали по подольским дворам, играя в «сыщика-разбойника». Вот тут девочкам никто не мешал общаться с мальчиками из ближайшей 19-й школы, расположенной на улице Межигорской. В третьем классе я начала ходить в кружки. Вначале мама отдала меня в балетную студию, а потом в кружок вышивания в дом культуры «Пищевик».

Родители весь день были на работе, а до 1947 года мама по вечерам ходила на Крещатик разбирать оставшиеся после бомбежек груды кирпича. Бывало, чтобы не разбить обувь, в которой она ходила на работу, мама отправлялась на уборку Крещатика босиком даже весной и осенью.

Счастье и ужас площади Калинина

Я хорошо запомнила 9 мая 1945 года. В этот день все киевляне, даже немощные, вечером вышли на Крещатик. Люди были настолько счастливы, что обнимались и целовались с совершенно незнакомыми людьми.

На площади Калинина (теперь площадь Независимости) стояли огромные сцены. На них были установлены прожекторы по 70 см в диаметре, которые, вращаясь, освещали все небо. Интересно, что дети с любопытством лазили возле этих приборов, и никто их не прогонял. Помню и сам победный салют, и как зарево освещало руины вокруг площади: здание бывшей Думы, которое позже разобрали, консерваторию, дом Гинзбурга, на фундаменте которого потом построили гостиницу «Москва» (сейчас «Украина»).

Впрочем, площадь Калинина памятна для меня и страшными событиями. Там вешали пленных немцев. После освобождения Киева их держали во дворе здания современного Института истории на ул. Жертв революции (ныне Трехсвятительская). Оттуда их водили на работы по восстановлению Киева. Пленные были угрюмые, худые и, как казалось нам, детям, очень страшные. По итогам Нюрнбергского процесса было принято решение об их повешении. Добровольно ли шли киевляне наблюдать за казнью или по принуждению - не знаю. Помню лишь, что мы всей семьей были там. Ужас от увиденного глубоко проник в душу и кровь, и остается со мной до сих пор.

А Крещатик постепенно восстанавливался. С 1950 года один за другим строители начали сдавать новые дома. Первым было здание на углу ул. Карла Маркса (теперь Городецкого) с гастрономом внизу. Потом из руин был поднят Октябрьский дворец, консерватория, жилые дома. Чувствовалось, что действительно «Жить стало легче, жить стало веселей!»

Екатерина Филипенко

КСТАТИ

Наталья Константиновна Филиппова родилась в 1937 году в Ростовской области. Однако еще в детстве переехала в Киев.

Окончив геолого-разведывательный  техникум, вместе с мужем-геологом  работала в Среднней Азии, потом в Сибири. Из-за проблем  со здоровьем, вызванных вредной работой, Наталья Константиновна вынуждена была переквалифицироваться в инженера, закончив Киевский институт легкой промышленности.

Преподавала на курсах кройки и шитья, а, выйдя на пенсию, стала  надежным помощником дочери - дизайнера одежды.

Наталья Филиппова всегда увлекалась историей Киева, некоторое время занималась в кружке известного киевоведа Элеоноры Рахлиной.

Она до сих пор переписывается и созванивается со своими одноклассницами из СШ № 124, многие из которых давно переехали в Израиль и Германию, и даже со своей любимой учительницей русского языка, живущей теперь в  США.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых