aif.ru counter
02.11.2006 00:00
23

Слова и голова

Речь киевского мэра - явление яркое, но вызывающее очень противоречивые эмоции. Лучшее будущее нам обещают все, но слова Леонида Черновецкого чаще других вызывают обвинения в популизме.

Прямая речь Леонида Черновецкого всегда объединяет, казалось бы, противоположные вещи. К тому же стилистику его высказываний сложно охарактеризовать коротко - то ли бюрократ, то ли пастор, или вообще человек из народа. В выступлениях мэра встречаются и типично чиновничьи обороты, и книжные выражения, и жаргон.

Особенно обращает на себя внимание «неформатная» лексика. Мэр постоянно вспоминает «жуликов». Это слово кроме мультипликационного Карлсона используют и работники милиции с советским прошлым. Кстати, родной для Черновецкого Харьков, по его же словам, - «город ментов». Или вдруг вставляет простонародное: «Я секу». И тот же мэр обстоятельно рассказывает о том, сколько социальных квартир будет построено в столице, как изменятся тарифы, как власть будет бороться с коррупцией. Но говоря о потребности в конструктивной критике, обвиняет журналистов в «брехне», а чиновников в «глупостях».

Это стилистическое разнообразие весьма нехарактерно для украинской политики. Поэтому Черновецкого всегда слушают с удовольствием от ожидания очередного лингвистического виража. Недавний пример - выступление Черновецкого в программе «Свобода слова» на ICTV 29 сентября. Леонид Михайлович говорил в своем стиле, рассказывал о «негодяях» и «жуликах», ссылался на опыт Ленина, на грани фола отвечал критикам. Выступление сразу заставило аудиторию улыбаться. Но мэр заговорил о важных проблемах - искоренении взяточничества, земле, работе КГГА. И его слушали, задавали серьезные вопросы. Мэр отвечал, люди улыбались, но продолжали спрашивать о земле и коррупции. Почему же нестройные речи мэра воспринимаются так? Может быть, дело в контрасте: окружение градоначальника совсем на него не похоже?

Помощник мэра Олесь Довгий обычно высказывается спокойно и обоснованно: «Доходная часть, которая показывается на коммунальных предприятиях, во многих случаях не равна и 20% той прибыли, которую они зарабатывают». Как видим, никаких «подлецов» и «жуликов». «Сотрудничество журналистов и власти - это шаг навстречу с обеих сторон» (забудем о «брехне» и журналистах-«деточках»). «Мы унаследовали от предшественников множество хозяйственных проблем» (похоже, что прошлой власти не существует только для мэра).

В еще большей мере контрастируют с речью Черновецкого высказывания его замов Дениса Басса и Ирены Кильчицкой. Басс выступает исключительно в серьезных выражениях. В них встречаются специфические фразы - «жесткая юридическая оценка», «информационный повод», «прозрачность инвестиционных процедур». Своего шефа Басс скромно называет «трудоголиком». Ирена Кильчицкая говорит только о конкретных проблемах - рынках, магазинах и больницах. Ее речь не изобилует громкими заявлениями, она никогда публично не ругает оппонентов.

Получается, что излишества в выступлениях мэра уравновешиваются четкостью высказываний его заместителей. Слыша о «негодяях», мы вспоминаем слова приличного делового (а значит, компетентного) зама о хозяйственных нарушениях и в итоге часто верим в правдивость этой информации. Умышленно ли чиновники «уравновешивают» своего яркого шефа в общении с киевлянами? Ответ на этот вопрос - личное, даже глубоко интимное дело каждого.     

Родион ЯЦУК

КСТАТИ

В эфире «Свободы слова» 29 сентября Леонид Черновецкий использовал мощнейший арсенал словесной критики: «негодяй», «жулик», «брехун», «продажный человек», «облизывать зад», «гроша ломаного не стоит», «выгонят как собаку», «буржуазная сволочь».

Афоризмы от мэра

Об украинском языке

- З кожним днем я буду краще розмовляти на своїй рідній мові, ви будете свідками цього. (14 апреля 2006).

- Не получится у вас заставить меня разговаривать на украинском. Закон говорит, что свободный человек. Я не говорю на украинском языке только потому, что теряю кураж. Когда научусь на нем классно говорить, тогда и начну говорить выключно украинскою мовою (8 июня 2006).

О деньгах:

- Я трачу очень мало денег. Мне просто некуда их тратить, потому что я уже не такой молодой человек.

О взятках:

- Мы начнем потихоньку драть взяточников с большими должностями, которые воруют из кассы деньги города.

О свечении:

- Позавчера я подписал распоряжение о том, что весь Киев будет светиться. Правда, оно вступит в силу с 2007 года.

О туалетах:

- Я знаю, где какой туалет будет в ближайшее время установлен. И я уже имел презентацию этих мест. Мы это обсудим на общественных слушаниях. Людям нравится, чтобы все пахло цветочками. Поэтому это тонкая штучка - туалеты.

О подчиненных:

- Все, кто ноль, пусть останутся нулями. Как только я прибавлю им единицу, они тут же выйдут к вам.

О критике:

- Мне нужна критика - это нормально, но она должна быть конструктивной и не должна быть враньем. Недавно один из судов опроверг 28 публикаций в отношении моего сына.

О Михаиле Бродском:

- Я не хочу упоминать фамилию человека, который на моих глазах потерял достоинство.

О чёрте:

- Вот стоит на площади, ну просто черт какой-то. Как его там зовут? Архистратиг. Ну он похож на дьявола, честно. Если бы он был похож на святого, то возле него бы молодожены радовались, что нашли друг друга.

О травке:

- Жители Русановских садов пусть не волнуются. Я туда поеду, мы походим по травке и примем решение.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых