aif.ru counter
38

Свобода слова - в головах

Известный журналист Вахтанг Кипиани называет себя «падшей телезвездой». Сейчас он в качестве главного редактора с головой ушел в работу над журналом новостей «Фокус».

- У каких СМИ больше свободы слова: печатных, радио или телевизионных?

- Свобода слова - в головах. Так же как и разруха, о которой говорил профессор Преображенский в «Собачьем сердце». Состояние нынешних СМИ - электронных, печатных, телевизионных, одинаково. И свободы всем хватает.

- А где работать интереснее?

- Считается, что на телевидении: картинка объемнее, ярче, чем печатное слово, она сильнее влияет на человека. Но мне как журналисту удобнее работать в печатных СМИ. Бумага живет дольше: человек посмотрел сюжет в новостях, вышел поставить чайник - а сюжет уже закончился. А журнал - всегда под рукой. Человеку важно обладать чем-то для него ценным. А телевизионная картинка не имеет цены.

- Многие считают, что телевидение влиятельнее.

- Многое зависит от того, какие СМИ сравнивать. Да и влиятельность у них разная - все зависит от аудитории, от темы, от серьезности послания. Тут можно провести аналогию с отношениями между театром и кино: они друг друга не исключают, а дополняют. Большинство людей смотрят телевизор - но при этом не перестают покупать газеты и журналы.

- Какая печатная пресса имеет наибольшее влияние на людей?

- На Западе это так называемые newsmagazines (журналы новостей). В таких журналах - «Ньюсвик», «Вежа», «Эспрессо», «Шпигель» - работают очень умные журналисты. Их тексты отличаются авторским стилем и дают ответы на вопросы, волнующие людей, в то время как телевидение на Западе не дает никаких оценок. Читая журналы, человек сверяет точку зрения авторитетных для него людей с собственной. Это диалог. Ориентируясь на него, люди принимают решения. Еще одна важная отличительная черта таких журналов - иллюстративный ряд. Именно эти издания дали вторую жизнь фотожурналистике. Часто бывало, что благодаря одной иллюстрации журнал делал себе огромный тираж. Можно прочитать миллион статей, посмотреть съемку события, но когда ты смотришь на фотографию, чувствуешь себя соучастником. Во втором номере «Фокуса» мы опубликовали фотографию из Ирака: лужа крови, в которой отражается человек на велосипеде. В этой фотографии - вся трагедия войны, и больше не надо ничего писать.

- А насколько влиятельны журналы новостей в Украине?

-  В Украине пресса вообще не имеет влияния. Какая там четвертая власть? Для нас это вообще глупое выражение: тут и первой власти нет. Она не выполняет своих функций. Так же и СМИ: пока человека показывают по телевизору, о нем помнят. Перестали показывать - забыли. Я поэтому всегда, когда друзья меня называют «бывшей телезвездой», поправляю их: я не бывшая, а падшая. Статьи в газетах - зачастую интересные, доказательные, ни на что не влияют и ни для чего не являются поводом. К примеру, каждую неделю я покупаю несколько антисемитских изданий. В любом цивилизованном государстве одного номера такого издания хватило бы для того, чтобы его закрыть. А нашей власти все равно.

- Может, просто боится обвинений в нарушении свободы слова?

- Нужно понимать, что свобода одних не должна посягать на свободу и достоинство других. Ты можешь любить или не любить евреев, но не нужно их оскорблять. Вот, например, сегодняшняя истерия в России оскорбляет меня как этнического грузина.

- То есть удел прессы в Украине - не влиятельность, а в лучшем случае - популярность?

- Пожалуй. В Украине есть несколько журналов, находящихся на грани между популярностью и влиятельностью. Надеюсь, «Фокус» займет свое место в этой нише: усилия, которые мы прилагаем, идеи, подбор кадров позволяют на это рассчитывать. Уже есть чем похвастаться: в первом же номере журнала было по крайней мере две публикации, которые на несколько дней опередили события и общественное мнение, потому что мы знали больше, чем наши коллеги. Если бы мы были газетой, которую привычно читают каждую субботу тысячи людей, это была бы сенсация.

- Что должно произойти, чтобы пресса стала влиятельной?

- СМИ должны перестать заниматься политикой, работать «на кого-то». Нужно быть не «влиятельным каналом министра», а просто влиятельным каналом. Кроме того, пресса должна стать более профессиональной. Не должно быть так, чтобы журналистский непрофессионализм и лень, из-за которых материалы зачастую получаются несбалансированными, воспринимались как политическая позиция.

Беседовала Софья Середа

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых