aif.ru counter
27

Мой любимый ботанический сад

На этой фотографии мы со своей детсадовской группой в ботаническом саду.

Нас, детей, рожденных в Киеве в последние годы войны или сразу после ее окончания, было совсем немного. С тех пор прошло более 50 лет, но некоторых ребят помню и сейчас.

Ведро морковки под сказочным дубом 

В верхнем ряду первый слева, такой беленький, - Игорь Сальченко.

Он здесь совсем малыш. В старших классах он сильно возмужал, а в последствии стал кинорежиссером. Рядом с ним - я, дальше - Жора Демин, мальчик из большой цыганской семьи. У него были необыкновенной красоты старшие сестры, с очень хорошими голосами. А вот и наша замечательная воспитательница Любовь Григорьевна. Возле нее  - миловидная девочка Инна Шклярская. Позднее мы с ней вместе занимались в баскетбольной секции.

В послевоенные годы у киевских детей не было дорогих игрушек, и одеты мы были, в основном, в то, что шили или перешивали для нас мамы или бабушки. Но мы с удовольствием шли в детсад, потому что там было весело. Довольны были и родители, так как в то нелегкое время им приходилось много работать, и заниматься детьми было некогда. 

Наш детский сад находился на ул. Тарасовской - прямо напротив  ботсада им. Академика Фомина. Этот снимок был сделан именно в нем, на  нашей любимой полянке, недалеко от огромного дуба, под которым мы бывали почти каждый день. В нашем представлении это был тот самый дуб, который рос у лукоморья в «Сказке о царе Салтане».

Каждая прогулка в ботсад была радостным приключением. Собираясь гулять, мы брали с собой мячи, скакалки, рукоделие для девочек, деревянный конструктор для мальчиков. На кухне нам давали ведерко с чищеной морковкой, иногда яблоки. Билетеры уже знали нашу группу, и потому пропускали бесплатно, не-смотря на то что вход в сад стоил 5 коп. Побегав вокруг дуба  и поиграв в мяч, мы принимались за рукоделие. Я хорошо помню, как под этим дубом научилась вышивать крестиком, а выронив из рук иголку, впервые услыхала поговорку о том, что невозможно найти иголку в стоге сена.

«Фребеличка» с вуалью

Набегавшись, мы рассаживались на травке, и воспитательница нам что-нибудь читала. Когда мы сидели тихо, то слышно было, как на соседней скамейке, то ли по-немецки, то ли по-французски говорили дети примерно нашего возраста. Мы часто встречали в ботсаду эту компанию - четверо детей и сухонькую старушку, одетую в темное платье и в неизменной шляпке с вуалью. Эту женщину называли «фребеличкой». Мы были уверены, что это ее  прозвище. И только став уже взрослой, я узнала, что в Киеве в начале века существовал Фребелевский институт, где готовили воспитателей для дошкольников. Выходит, что даже в послевоенное время некоторые состоятельные родители отдавали детей в частные группы к таким воспитателям. Там их обучали иностранным языкам, чтению, счету, хорошим манерам. Мы наблюдали, как эти дети время от времени присаживались на скамейку, слушали чтение или сами читали, а затем доставали из мешочков бутерброды, ели их, запивая чаем или компотом. Потом, помахивая черными папками с нотами, они шли заниматься музыкой. А мы отчаянно скакали на скакалках и жалели этих благовоспитанных детей.

Первые свидания - в «ботахе»

Так как наша семья жила рядом с ботсадом, для меня и моих соседей-ровесников он был особой страной, полной загадок и приключений.  Пообещав родителям гулять только во дворе, мы все же убегали в «ботаху» - так на жаргоне мы называли ботсад. Летом   плескались в бассейне, искали поспевшие райские яблоки и груши-дички, играли в «сыщики-разбойники» или «штандера», играли в яру. Зимой катались  на санках.

Мы подрастали. Менялись наши увлечения, но ботсад оставался неизменным прибежищем детворы, живущей поблизости. Помню, в 5-м классе, когда мы начали изучать биологию, учительница  повела нас на экскурсию в ботанический сад, и мы уже культурно, через служебный ход,  а не через забор вошли в ту часть сада, которую раньше могли наблюдать лишь издали. Это был научный отдел. Там нам рассказали, что Ботаническому саду им. Академика А. В. Фомина более ста лет. Его заложили в 1839 году на месте пустыря с глубокими оврагами, и он находился в ведении Университета. Побывали мы тогда и в оранжереях, где увидели тропические растения. Нам рассказали, что пальмы, которые растут здесь, самые высокие в СССР.

Но все же самой любимой частью ботсада оставались поляны, на которых можно было свободно бегать и играть. Повзрослев, там мы учили стихи, пели популярные песни из кинофильмов, готовились к экзаменам.  А потом здесь назначались и первые свидания. В 10-м классе у нашей компании была любимая скамейка, на которой устраивались вечерние посиделки с песнями под гитару.

В начале 1960-х в Киеве открылась первая линия метро, и одна из его станций - «Университет» - разместилась в ботсаду. Тогда вход в сад сделался бесплатным.

Сад хорош всегда. Весной, когда цветет сирень, черемуха и магнолии.   Летом, когда глаз радуют яркие клумбы, а тенистые деревья дарят прохладу. Осенью, когда опавшие кленовые листья устилают аллеи пурпурно-желтым ковром. Зимой, когда на чистый, нетронутый снег выскакивают белочки, прося у прохожих угощение. Только сегодня у входа здесь больше не стоят скамейки, а пешеходная аллея теперь обнесена с двух сторон сеткой и непонятно, то ли ты сам в вольере, то ли ботсад за решеткой. И гуляют там уже совсем другие дети, которых занимают другие игры.

А мое детство осталось на этой фотографии и в памяти.

Людмила Гаврилюк

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых