aif.ru counter
31.08.2006 00:00
42

Счастливое детство, любимая школа

Киевлянин Сергей Григорьевич Лапицкий впервые переступил порог школы в середине прошлого века. Это было время, когда мальчики и девочки учились в разных учреждениях, а его любимая школа № 158 в Цимлянском переулке, 2, находилась на месте нынешней вечерней школы № 27.

От «штандера» к чистописанию

В первые послевоенные годы в Киеве было всего несколько детских  садов. Все они были переполнены. Поэтому большинство дошкольников воспитывались во дворах. «Девчонки играли в «классики» и «скакалки». Мальчишки предпочитали «коца», «цурки-палки», «сыщики-разбойники», «в ножик». Иногда те и другие играли вместе. Например, в «гуси-гуси», «вожатый, подай пионера», «квача», «штандера» и др. Частенько  девчонки устраивали во дворах импровизированные концерты, наряжались поярче, пели, плясали. Многие мальчишки сначала посмеивались и улюлюкали в их адрес, но вскоре и их стал захватывать азарт выступления перед публикой», - вспоминает Сергей Григорьевич.

Работая шесть дней в неделю, родители, как правило, не занимались дошкольной подготовкой своих чад, а полностью полагались на учителей. В 1-й класс детвора шла, не умея ни читать, ни писать. Любопытно, что и сама школьная программа послевоенных лет предусматривала кропотливый и медленный подход к началу обучения ребенка грамоте и письму. Взять тот же урок чистописания. «В течение целого года первоклассники в специальной тетрадке, размеченной косыми и горизонтальными линиями, выписывали палочки, нолики, кружочки. Кстати, делали они это деревянной ручкой со съемным пером, которое то и дело макали в чернильницу. В результате у детей вырабатывался замечательный почерк, который не раз приносил огромную пользу в жизни. Работая одно время чертежником, я не раз слышал от начальства похвалу в свой адрес за красивый почерк», - говорит Сергей Григорьевич.

В большинстве классов находилось по три ряда парт на двоих учеников каждая. Они были покрыты толстым слоем коричневой краски. Зачем? Ответ прост: чтобы закрасить нецензурные слова, вырезанные на крышке парты ножом, проступающие через краску как боевые шрамы.

Девочки носили коричневые платья и черные передники, которые по

праздникам менялись на белые. Мальчики - китель с блестящими пуговицами, ремень и фуражку. Обязательным элементом школьной формы был белый воротничок. Каждое утро школьники-санитары в присутствии учителей проверяли однокашников на чистоту воротничка, рук и головы. Для тех, кто пренебрегал санитарными правилами, вход в школу был запрещен. Одну из соучениц С. Лапицкого однажды из-за вшивости постригли наголо, так что девочке пришлось сидеть на уроках в косынке. Кстати, мальчиков  обязывали стричься наголо, и только начиная с 5-го класса, отличившимся хорошим поведением и успеваемостью, разрешали оставлять небольшой чубчик.

Девочки - направо, мальчики - налево

У школы, носившей в то время номер 158, расположенной в Цимлянском переулке, 2, у подножия горы Щекавица, были шефы - Киевский пивзавод № 2.

В то время каждую киевскую школу опекало какое-то предприятие. Например, находящуюся рядом школу № 17 - Житний рынок. Шефы помогали с ремонтом, а потом подопечные помогали им в цехах или на сортировке бутылок. Интересно, что до 1953 года (год смерти Сталина) мальчики и девочки занимались в разных школах. Таковой была одна из форм государственной борьбы за нравственность.

По словам С. Лапицкого, многие школьники в ту пору не просто бедствовали, но жили впроголодь. «У многих ребят не было отцов, - делится Сергей Григорьевич.  - Дети из более благополучных семей по инициативе преподавателей подкармливали тех, кто не доедал, помогали им одеждой, тетрадями, ручками».

Парабеллум в уборной

Чем занимались ребята после уроков? Одни собирали окурки папирос,  называемые в ту пору «бениками», обрабатывали их и перепродавали (если сами не выкуривали).  Другие играли гранатами, запалами, снарядами и минами, которые находили на горе, делали самопалы. Однажды одноклассники Сергея Лапицкого нашли немецкий парабеллум и стали стрелять из него по бутылкам и пустым консервным банкам. (Надо отметить, что дети никогда не направляли оружие на человека). Но кто-то рассказал о пистолете родителям. Они заставили мальчишек отдать им оружие, которое тут же и утопили в дворовой уборной.

Лето у столичных школяров начиналось, можно сказать, с ранней весны.

Через луг они ходили на пляж «Наталка», там ныряли с барж и ловили верховодку. Червей для рыбалки собирали на городской свалке, через которую лежал путь к Днепру. Иногда глушили рыбу гранатой и взрывчаткой.

В футбол в конце 1940-х - начале 1950-х играли редко. Не было дерман-тиновых мячей. Вместо этого мальчишки гоняли не мяч, а голубей, и запускали с гор воздушных бумажных  змеев.

В начале 1950-х, наконец, заасфальтировали большинство подольских улочек, и это позволило ребятне кататься на велосипедах.

Виталий Баканов

МНЕНИЕ

Чем, по мнению Сергея Григорьевича, послевоенные школьники отличались от нынешних:

- В 1950-х мальчики ни при каких условиях не хвастались успехами в отношениях с девочками. Девочки для них были воплощением неприкасаемости и чистоты.

- Мальчики не использовали нецензурной брани в присутствии девочек, хотя между собой - запросто.

- Мальчики, как и сейчас, начинали курить рано - в 10-12 лет, но чтобы это делали девочки - никогда.

- Ни дети, ни подростки понятия не имели о том, что такое наркотики.

- В отличие от наших современниц, в 1950-е девочки были чересчур закрытыми и закомплексованными. Считалось, что громкий смех и веселый нрав  - признак плохого тона.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых