aif.ru counter
09.08.2006 00:00
13

Строгий, но сердечный

Трудно поверить, что общительный человек с добрыми глазами Семен Васильевич Ситников некогда работал заместителем начальника Лукьяновского СИЗО. Ведь стереотип подсказывает, что полковник МВД должен выглядеть как минимум суровым и замкнутым.

Опыт человечности не помеха

Семену Васильевичу 82 года. Родился в Кировской области, в Киев переехал в 1947-м, поступил в офицерскую школу. К тому моменту за плечами у молодого человека был Ленинградский железнодорожный техникум, фронты Великой Отечест-венной и служба на границе   Одесской области. Окончив офицерскую школу, пошел  оперуполномоченным в центральный аппарат Министерства госбезопасности УССР. Затем занимался розыскной работой в центральном  аппарате МВД УССР, а в 1964 г. был назначен начальником отряда в Исправительно-трудовой колонии № 75, что в  Броварах. До сих пор Семен Васильевич вспоминает, как иногда жаль ему становилось заключенных, и как он ходатайствовал об их досрочном освобождении. Один был студент из Киева, получивший 6 лет за то, что присвоил комсомольские взносы и обокрал однокурсников. Оказалось, парень из неблагополучной семьи, воровал из-за бедности. К тому же, находясь в колонии, осознал вину. Еще двое молодых мужчин получили по 4 года за хищение госимущества. Оказалось, они вынесли с родного завода пружины для кровати, поскольку их семьи не могли себе позволить купить кровать в магазине.

Творожок для подозреваемой

С 1972 по 1978 годы Семен Ситников работал замначальника Лукьяновского СИЗО. «В этом изоляторе могло находиться 1800 арестованных одновременно. В основном это были мужчины,  подозреваемые в уголовных преступлениях, - рассказывает Семен Васильевич. - Делами, связанными с политикой, занимался КГБ. Кроме того, на территории СИЗО было место для 30 нарушителей правопорядка, которых задерживали на 15 суток. Каждый из них платил по 1 руб. в день за питание и содержание, и ежедневно трудился на принудительных работах».

В камерах-одиночках содержались особо опасные преступники,  остальных распределяли по 2-3 чел. в камере. Подозреваемых в хулиганстве селили по 40 человек в одном помещении. Спали все на двухъярусных железных нарах с матрасами, подушками и одеялами, только без постельного белья. По словам Ситникова, простыни, наволочки и пододеяльники и сегодня выдают далеко не всем, а только вип-персонам.

Воду в камеры провели еще в конце 1960-х, тогда же установили и унитазы. «В мою бытность замначальника СИЗО в камерах уже не было удушливого запаха, - рассказывает Семен Васильевич. - Но все равно какой-то тяжелый тюремный дух присутствовал. Он настолько въедался в одежду, что, приходя  домой, я прямо в коридоре должен был переодеться в домашнее». 

Питание в СИЗО было трехразовым. На завтрак - постный суп, на обед - тот же суп, только с добавлением жира, да каша с бычками или селедкой и чай. А на ужин только чай. Плюс 600 гр хлеба в день.   «Не всем этот рацион был под силу, - вспоминает Ситников. - В 1975 г. в СИЗО содержалась завпроизводством ресторана «Столичный» Лидия Елкина, подозреваемая вместе с большой группой сотрудников в приписках и хищении в особо крупных размерах. Когда до слушания ее дела в Верховном суде оставались считанные дни, она заявила, что не сможет отвечать перед судом, если по утрам ей не будут приносить булочку за 3 коп. и творожок «Детский» за 19 коп. Пришлось потратить на нее несколько рублей, и выполнить просьбу. В конце концов, она получила 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Через несколько лет она умерла в Днепродзержинской колонии».

Взятка через 10 лет

Каждый день арестованных группами по 2-3 чел. выводили на прогулки во двор, огороженный высоченным забором.  Кроме сотрудников СИЗО, за ними следили видеокамеры,  собранные одним из подследственных, - бывшим главным инженером Минского радио-завода, которого подозревали во взрыве на предприятии. Раз в 10 дней всех арестованных водили в баню. В местную парикмахерскую они попадали намного реже. Как правило, только перед судом, чтобы восстановить узнаваемый вид. 

Вспоминает Семен Васильевич и единственную в 1970-х годах попытку побега из СИЗО. Смельчаком оказался мужчина, который, не успев освободиться из колонии, через два месяца угодил в СИЗО. Вместе с двумя сокамерниками он напал на сотрудника изолятора. Однако дальше коридора беглецам уйти не удалось. Помешали кодовые замки.

Бывало, родственники арестованных пытались сунуть взятку. «Однажды ко мне на прием пришла мать подследственной, просить  какого-то снисхождения к дочери, - рассказывает Семен Васильевич. - Я отказал, но она на прощание все-таки подарила мне набор открыток с видами своего родного Ленинграда. Помню, принес я их домой, поставил на книжную полку и больше не вспоминал. И только через 10 лет, будучи уже на пенсии, перебирая книги, обнаружил между  открытками 200 руб. Только тогда понял, что женщина дала мне взятку».

Галина ГИРАК

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых