aif.ru counter
55

По ту сторону решетки: что происходит в украинских изоляторах

После публикации в «АиФ» интервью заместителя генерального прокурора Александра Шинальского в редакцию позвонили из МВД и пригласили посетить места предварительного заключения. Посмотреть на условия в изоляторах, к которым у прокуратуры немало претензий, отправилась корреспондент Светлана ГОЛЛАНДС.

Лишний метр с евроремонтом

«Постояльцам» Киевского изолятора временного содержания, судя по всему, повезло. Попав на его территорию, понимаешь, почему это учреждение стало образцово-показательным, - сюда приглашают наблюдателей из международных миссий по соблюдению прав человека.

Вокруг здания - просторная заасфальтированная территория для прогулок. В самом помещении тоже просторно, лестницы сверкают чистотой. Ни тебе грязных прокуренных коридоров с въевшимся в стены вековым затхлым запахом, ни узких нар, ни слепых отверстий вместо окон, ни нашествия насекомых-паразитов. Стены коридоров облицованы современной плиткой. Миниатюрная комнатка для свиданий - та и вовсе отремонтирована в европейском стиле. Уютная нежная белизна ее стен никак не вяжется с понятием режимного учреждения. Лишь стекло, отгораживающее заключенных от посетителей, на котором остались тоскливые отпечатки недосказанного: чьи-то руки стремились припасть друг к другу - напоминает, что в этом здании живут против воли. 

- Не так давно здесь сделали капитальный ремонт, - рассказывает начальник изолятора Сергей Карандюк. - Прежнее здание, в котором люди содержались в узких камерах без нормальных окон, без канализации, разобрали до кирпичика. Увеличили в соответствии с европейскими нормами «жилую» площадь на одного задержанного: если раньше отводилось два  с половиной метра, то сейчас уже три с половиной. Обеспечили всех индивидуальными спальными местами, увеличили окна - теперь люди могут их сами открывать и закрывать. Конечно, такой комфорт дорого стоит: потребовалось более 2,7 миллиона гривен - их выделили МВД и Киевская горадминистрация.

Камеры действительно больше похожи на  комнаты  в студенческой общаге: здесь просторно и светло. Стены аккуратно покрашены. Вместо настилов и топчанов - двухъ-ярусные кровати. Видно, что часть из них пустует - нет белья и вещей.

- Наш изолятор рассчитан на 123 человека, а сейчас мы содержим только 62, - продолжает начальник изолятора. - Переполненности, как видите, нет. Поэтому никогда не возникает проблем, если нужно «рассортировать» по разным камерам отдельные группы задержанных: несовершеннолетних, админарестованных, женщин, рецидивистов.

Но особая гордость начальника изолятора - режим и качество питания его подопечных. По словам Сергея Карандюка, у задержанных неплохой пансион: людей кормят три раза в день с офицерского стола - для них, как и для личного милицейского состава, готовит столовая ГУ МВД.

Единственное, чего не хватало во всей этой картине - самих арестантов. В программу экскурсии почему-то не включили встречу с главными «жителями» изолятора. Поэтому корреспондент «АиФ» напросился на еще одну «экскурсию». Но уже в сопровождении сотрудников Генпрокуратуры.

Камеры подозрительного типа

В фастовский изолятор не приглашают иностранных правозащитников. Поэтому, видимо, он больше похож на типичные места предварительного заключения, которых в Украине сотни.

Изолятор находится прямо на территории райотдела милиции. По крутой лестнице спускаемся в полуподвал. В ноздри бьет характерный запах неволи: странная смесь пота, табака и пищи. Начальник Фастовского рай-отдела Ярослав Рудяк, которого задержанные знают как родного, сетует: «расселить» арестантов с комфортом не удается - лимит места. В камерах - по четыре-пять человек. Некоторые здесь «прописались» надолго: сидят с перерывами на суды едва ли не годами.

В женской камере, такой тесной, что между двухъярусными кроватями едва можно пройти, томятся четыре женщины. Чувствуется, что «постоялицы» стремятся, как могут, поддерживать порядок. Постели застелены. На всех стенах - многочисленные портреты симпатичных  улыбчивых мачо из журналов. Женщины на судьбу и на условия содержания не жалуются. Видавшая виды черноглазая цыганка, которой уже доводилось сидеть, уверяет, что в Фастове куда комфортнее, чем в других местах. В нарушение закона вместе со взрослыми женщинами здесь томится в ожидании своей участи милая 17-летняя девушка, подозреваемая в жутком преступлении. Начальник поясняет: «отселять» ее отдельно просто некуда. По этой же причине в нескольких камерах сидят впервые задержанные вместе с теми, кто уже имеет богатый тюремный опыт. А в камере со здоровыми людьми находится задержанный, у которого врачи диагностировали туберкулез.

Мужская половина арестантов изолятора настроена куда более критично, чем женщины. На условия содержания и свои судебные проблемы жалуются много и охотно. Кто-то даже демонстрирует руки со «вскрытыми в знак протеста» венами: продольными неглубокими шрамами от кисти до локтя - и клянется, что для большей убедительности наглотался лезвий: «Буду добиваться правды до конца - так и знайте!». Кто-то показывает сломанную или вывихнутую руку - по версии арестанта, к нему на днях применили силу оперативные работники. Задержанный, жалующийся на больное сердце, сообщает: «Электрокардиограмму никак не сделают

- говорят, сложно организовать и дорого».

Окна в камерах узенькие, сквозь них слабо пробивается свет. Тусклые лампочки не добавляют оптимизма. Радиоточка барахлит. Постелей нет - если не побеспокоятся родные, спать приходится на вонючих засаленных матрацах, которые, как уверяют арестанты, не меняются и не чистятся никогда («скоро будут шевелиться от вшей»). Моются задержанные раз в две недели - в банный день, а вот постирать свою одежду проблематично: воду, которую в городке и без того подают по часам, нечем нагреть. Кипятильники тюремное начальство изъяло. Да и сушить белье негде - разве что развесить по кроватям.

- Ходишь, пахнешь, как бомж, самому от себя противно, - парень, задержанный за разбой, брезгливо морщится.

Кормят арестантов раз в день ближе к вечеру - супом, после которого «тарелки мыть не надо - одна вода». На более качественное питание не хватает средств.

- Хорошо, хоть в этом году разрешили принимать передачи с воли без ограничений, - рассказывает один из задержанных, - а то и вовсе бы зачахли. Хуже тем, у кого нет родных или они далеко.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых