aif.ru counter
25.05.2006 00:00
75

Л. Орлова: Танцы на горячей пушке

Съeмки комедии велись под строгим контролем ОГПУ (предшественник к НКВД).

В МАЕ 1936-го Центральный парк культуры и отдыха им. М. Горького был оцеплен конной милицией. В только что построенном здании Зелeного театра должна была состояться премьера нового фильма режиссeра Григория Александрова «Цирк». Все двадцать тысяч входных билетов были раскуплены за один день.

Рождение суперзвезды

АЛЕКСАНДРОВ на тот момент был уже признанным комедиографом - его комедию «Весeлые ребята» похвалил сам Сталин. Знала публика и исполнительницу главной роли Любовь Орлову. Но такого сумасшедшего успеха, который выпал на долю «Цирка», не ожидал никто. Именно после премьеры этого фильма Орлова и стала нашей первой и, по сути, единственной суперзвездой.

В течение нескольких дней актриса в буквальном смысле возвышалась над Москвой. Фигура Орловой в образе Марион Диксон была установлена на колокольне Страстного монастыря (ныне на его месте находится кинотеатр «Пушкинский») - одном из самых высоких по тем временам сооружений в центре города.

Орлова - еe портреты, голос, афиши - была везде. Нередко сама Любовь Петровна страдала от этого. Приезжая на гастроли, она не могла отдыхать ни перед концертами, ни после - по всем улицам огромной страны были развешены громкоговорители, из которых раздавались песни... в исполнении Орловой. Однажды, когда еe попросили дать внеочередной, четвeртый за день, концерт для чекистов, актриса поставила условие - выключить день и ночь льющуюся из «тарелок» музыку.

В Ленинграде премьер-ные показы «Цирка» совпали с гастролями Художественного театра. Автомобиль с корифеями МХАТа не мог свободно передвигаться по городу - центр Ленинграда был запружен поклонниками Орловой, толпы которых блокировали автомобильное движение. Попав в очередную пробку, Иван Москвин, один из ведущих актeров МХАТа, объявил сидящей рядом с ним Алле Тарасовой: «Да-а, синема!»

Трагедия на съeмках

ИДЕЯ снять «Цирк» родилась у Александрова после того, как в Московском мюзик-холле он увидел обозрение «Под куполом цирка». В качестве соавторов сценария Григорий Васильевич пригласил писателей Илью Ильфа и Евгения Петрова. Правда, в самом разгаре написания сценария писательский дуэт отбыл в Америку, и Александров обратился за помощью к другому легендарному писателю - Исааку Бабелю.

Когда уже начались съeмки «Цирка», между соавторами   сценария возник конфликт. Пользовавшийся безоговорочной поддержкой властей Александров вышел из него победителем. А Ильф и Петров сняли свои фамилии из титров картины.

В основе «Цирка» лежит история об американской актрисе Марион Диксон, имеющей чернокожего ребeнка, из-за которого она вынуждена терпеть издевательства антрепренeра Кнейшица.

Сами съeмки весeлыми не были. Из-за того, что для работы использовалась импортная киноплeнка, для контроля за еe расходом ОГПУ выделило специального человека. Лишний дубль приравнивался для Александрова почти к уголовному преступлению. Трагический результат не заставил себя ждать.

Во время съeмок сцены чечeтки («Мэри верит в чудеса! Мэри едет в небеса!»), выбиваемой Орловой на пушке, киношники не предусмотрели, что из-за расположенных внутри орудия софитов стекло может нагреться. А ведь актрисе, облачeнной в облегающее трико, предстояло не только танцевать на нeм, но и сидеть. Когда Любовь Петровна почувствовала под собой раскалeнное стекло, было уже поздно - съeмка началась. Орлова честно выбила чечeтку, а потом с обворожительной улыбкой уселась на обжигающую площадку и допела песню. Потом, правда, по еe собственным словам, «три дня в туалете орлом сидела». А эпизод с «раскалeнными танцами» так и вошeл в фильм.

Другой трагический эпизод произошeл с оператором картины Борисом Петровым. Во время съeмок он так увлeкся процессом, что не заметил, как приблизился с камерой к клетке со львами. Звери тут же запустили когти в спину Петрова, его спас лишь выстрел дрессировщика.

Впервые в нашем кино на съeмках «Цирка» были использованы бутафорские муляжи, заменявшие массовку. Как-то Александров, не удовлетворeнный одной из фигур, приказал помощнику пересадить «ненатуральный» муляж куда-нибудь подальше. Каково же было его удивление, когда этот самый муляж вдруг произнeс: «Зачем же меня пересаживать? Я и сам могу передвинуться».

Непросто складывались отношения Александрова и с композитором Исааком Дунаевским. Прежде чем утвердить его бессмертную «Широка страна моя родная», режиссeр забраковал 35 вариантов этой песни. Когда Дунаевский, как ему казалось, наконец написал то, что требовалось, и позвонил Александрову из Ленинграда, чтобы наиграть своe сочинение по телефону, в разговор вклинилась музыка из какого-то балета, передаваемого по радио. Отчаявшийся режиссeр уже хотел искать другого композитора, но утром следующего дня перед его дверьми стоял примчавшийся на поезде Дунаевский. Войдя в квартиру, Исаак Осипович сел к роялю и сыграл свою великую музыку. «Цирк» был готов...

Игорь ИЗГАРШЕВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых