32

Кремлeвская рать

Накануне Дня Победы легендарный Президентский полк отпраздновал 70-летний юбилей. Отведать солдатских щей в самую необычную казарму страны отправился корреспондент «АиФ».

ПЕРВЫЙ вопрос: как простому призывнику попасть на службу за Кремлeвскую стену? «Нужно, чтобы парень учился хорошо, а не делал в слове «eж» три ошибки, - поясняет здешние требования замкомандира полка по воспитательной работе Алексей Трошин, - и подходил по физическим и моральным качествам. Тогда милости просим, вне зависимости от того, русский - не русский, православный или мусульманин». Полковник как раз паковал чемодан перед командировкой за очередной командой новобранцев. В каждый призыв их несколько сотен человек.

Впрочем, есть и нюансы. Ребят набирают, как правило, из Сибири, с Урала, из центра страны - всего из 42 российских регионов. Отобранных пропускают через сито «компетентных органов». Чтобы в семье - без судимостей. А сам призывник не должен иметь приводов в милицию и уж тем более «сидеть на игле».

«Но каждый раз, - с сожалением говорит полковник Трошин, - всe равно переводим в другие части или вообще увольняем из армии 30-40 человек». Половину из них - по медицинским показаниям.

Москва. Кремль. Казарма

...НА ОБЕД были рисовый суп на молоке, кусок минтая с картофельным пюре и компот. «Когда меня из Волгограда призывали, я в десант собирался, - рассказывает сержант 1-й роты Алексей Храпач, твeрдо вознамерившийся после школы сходить в армию, несмотря на золотую медаль. - Но записали в Президентский полк. Рассказывали что-то вроде «танцевать учат», «маршировать только по паркету в Кремле» и «носить письма от президента премьер-министру». Но на деле всe не так».

На деле полк - боевое подразделение, которое обеспечивает охрану и пропускной режим не только в Кремле, но и ещe на нескольких правительственных объектах. В его составе есть рота спецназа и мотострелковый батальон.

Но на «пятeрку» с оружием здесь обращаются даже бойцы из конного эскорта и роты специального караула. Именно эти ребята, у которых ещe один обязательный «параметр» - рост 182-188 см, стоят у Могилы Неизвестного Солдата у Кремлeвской стены. А ещe участвуют в торжественных мероприятиях с участием президента и в церемониале конного и пешего развода, который каждую субботу в полдень проводится на Соборной площади Кремля. И тут, кстати, насчeт танцев сержанта Хра-пача в военкомате не обманули. «Танцевать», правда, приходится на плац-парадах с самозарядным карабином Симонова. С ним же у Могилы Неизвестного Солдата по 2-3 раза в день, несмотря на жару или холод, нужно выстоять целый час. А в кабинке у постового - ни кондиционера, ни обогревателя.

У Могилы Неизвестного Солдата в тот день было многолюдно. «Ты смотри, -толкнул в бок приятеля какой-то прохожий, - они же похожи как две капли воды!» В стеклянных кабинках по обе стороны от Вечного огня действительно стояли подозрительно одинаковые бойцы. «Специально подбираем в караул похожих ребят», - рассказывает командир 1-го батальона полковник Александр Горбунов (на фото), который 25 лет назад сам начинал рядовым в карауле у Мавзолея. И делится небольшим секретом: в роте специального караула - несколько пар настоящих близнецов.

Володя и Дима Урванцевы родом из небольшого посeлка в Томской области. Мать - сторож в школе, отец работает в леспромхозе. В военкомате парни приглянулись «покупателям» из Президентского полка и так впервые в жизни оказались в Москве. «Такое не забыть, - вспоминают братья, - когда в первый раз оказываешься рядом с президентом. Или идeшь к посту у Могилы Неизвестного Солдата». С ними соглашаются сослуживцы. Многие из них тоже впервые оказались в столице только в военной форме. «Честно говоря, у Могилы от волнения в первый раз вообще ничего не видишь и не слышишь», - делится впечатлениями Константин Бубнов. До службы он жил с родителями в посeлке под саратовским городком Вольском. На самом деле из кабинки постового хорошо слышно, о чeм сплетничает публика за ограждением поста № 1. «Два месяца назад, помню, натерпелись, - рассказывает один из братьев Урванцевых. - Подходят зимой к ограж-дению два шпингалета лет по шесть, и один другому говорит: давай в них - в нас то есть - монеткой кинем. А другой отвечает: а давай лучше снежком! Я сразу же пальцем по шомполу карабина стучу. Это слышно «резервному» бойцу, который всегда начеку за Могилой стоит. Пацаны убежали...»

Строевая, боевая, политическая

«РЕЗЕРВНЫЙ» на посту - незаменимый человек. И фуражку на товарище, который в карауле по стойке смирно стоит, поправит, и ограждение откроет, если молодожeны хотят цветы положить, и телефончик у девушки, услышав условный стук по шомполу того же карабина, для товарища попросит. С доброй половиной девчонок, к которым в увольнение бегают бойцы 1-й роты, знакомство состоялось именно на посту № 1.

«Когда ещe у Мавзолея службу несли, - делится уже своими воспоминаниями полковник Горбунов, - мне пришло письмо с фотографией одного из караулов. Там просьба: товарищ командир, мне очень понравился этот солдат (обведeн в кружочек). Передайте ему, пожалуйста, мой телефон... Так вот - потом они поженились!»

У молодых солдат тоже есть пикантные истории о девчонках. «В прошлом году выпускной в школах был, - рассказывает, чуть краснея, Дима Урванцев, - девчата в Александровском саду гуляли. Видать, шампанского выпили. И поспорили, кто сможет заставить нас пошевелиться. И кричали, и руками махали. Кончилось тем, что задрали юбки».

Впрочем, сойти со своего места во время караула одному из братьев довелось лишь однажды. За ограждение ввалился подвыпивший гражданин и не утихомирился, пока не получил прикладом по плечу. Если бы и после этого не успокоился, то, говорят, всe было бы по уставу караульной и постовой службы, как в обычных войсках. То есть команда «стой!» и «стрелять буду!».

А вот что в кремлeвской казарме точно не как в обычных войсках, так это подушки. Из них здесь по заведeнной ещe до войны традиции в несколько приeмов делают абсолютно ровный куб. У полковника Горбунова на этот счет идея: «Порядок в казарме и хороший шаг в карауле начинаются с аккуратно заправленной подушки!»

Но корреспонденту «АиФ» в виде исключения, минуя занятия с подушкой, разрешили сразу перейти к «кремлeвской» строевой подготовке. «Вообще-то на это полгода нужно», - почесал в затылке прапорщик Александр Дудинок. Каждый день по несколько часов занятий, после которых на плацу остаются сбитые каблуки. Кстати, сапоги, как и парадную форму, которая стилизована под гвардейскую образца 1812 года, для бойцов роты специального караула делают по индивидуальным меркам. Сапоги - в Белоруссии, форму - в Калуге. «Ну да ладно, - махнул рукой прапорщик и скомандовал: - Штык при-и-мкнуть!»

Штык на его карабине, лязгнув, стремительно стал на своe место. А мой, жалобно заскрипев, застрял на полдороге. Прапорщик великодушно исправил недоработку. И уже без особой надежды скомандовал: «На пле-е-е-чо!» Его карабин, как дрессированный, подскочил вверх и замер. Мой, описав дугу, чуть не воткнулся штыком в пол.

Во избежание человеческих жертв после ещe двух неудачных попыток решили переходить к шагистике. Но высокий кремлeвский шаг не клеился, рука шла не туда, спина предательски не выпрямлялась. «Это ничего, - подбадривали меня бойцы, - мы вот в Лондоне на показательных выступлениях были. У местных гвардейцев, которые королеву охраняют, самое интересное - медвежьи шапки. Ходят они, конечно, в ногу, но по выправке нам не чета».

Александр

КОЛЕСНИЧЕНКО

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых