aif.ru counter
04.05.2006 00:00
37

Гробовая тишина

Как утверждают ученые, по надгробным эпитафиям можно изучать не только уклад жизни целых поколений, но и историю народа. 

Вся жизнь - в камне

В Киеве эпитафии писали на могильных плитах еще во времена Киевской Руси. Но, к сожалению, время не жалеет ни надгробные надписи, ни сами могилы. До наших дней сохранились тексты лишь некоторых эпитафий. Одна из самых древних, которую цитирует в своей книге «История киевского некрополя» Людмила Проценко, была на могиле киевского князя Святополка II, останки которого покоились в Михайловском Златоверхом соборе. Она гласила: «На месте сем въ каменому гробе покладено тело кіевскаго великого князя Святополка второго или Михайла Изяславича, который княжил в Кіеве 18 летъ, 11 месяцевъ и 2 дни, скончался апреля 16 дня 1113 года в Киеве и погребен киевским митрополитом Никифором. Память тезоіменитства его ноября 8-го и представленна апреля 16 дня, на другой день сказанный памяти бываетъ ежегодно панахида по немъ и супруге его Варваре». Увы, не сохранилось и большинство киевских захоронений и более позднего периода - на Аскольдовой могиле, на Байковом и  Зверинецком кладбищах, у церквей. Поэтому как реликвия выглядит плита над прахом обычного горожанина у Кирилловской церкви. Надпись на ней гласит: «На сем месте положен раб божий киевский мещанин Иаковъ Филипповъ синъ Маркевичъ родившейся 1755 года месяца 18 октября дня, а представившейся время жизни 1786 года октября 31 дня, а тут же представившейся прежде его родители Филиппъ Иоаннъ и погребенъ и коимъ да сотворится вечную память».

Просто Анастасия

На Байковом и Лукьяновском кладбищах, что ни могила - то известная фамилия. Например, на Байковом, в той части, где хоронили обычных горожан, покоится прах Леси Украинки. На памятнике высечена цитата из газеты «Правда», изданной в 1913 году: «Леся Украинка, стоя близко к освободительному движению вообще и пролетарскому в частности, отдавала ему все силы, сеяла разумное, доброе, вечное». Если бы тут же не значилось имя поэтессы, наверняка никто не догадался бы, что эти слова посвящены ей. На некоторых могилах и вовсе ничего не написано, кроме имени и дат. Так, например,  выглядят захоронения всенародно любимого артиста Леонида Быкова или   матери Никиты Сергеевича Хрущева, Ксении Ивановны Хрущевой. А на могиле  основательницы Покровского монастыря великой княгини Александры Петровны Романовой, на Лукьяновском кладбище,  написано вообще одно слово - Анастасия. Известно, что пилот Нестеров, совершивший в 1913 году впервые в мире «мертвую петлю», вначале был похоронен на Аскольдовой могиле. Эпитафия на его  надгробной плите тогда гласила: «Остановись путник, перед тобой прах Нестерова!». Но в 1936 году, когда останки пилота были перенесены на Лукьяновское кладбище, на памятнике из черного гранита была высечена лишь сухая справка с указанием даты рождения и смерти и причины мужественной гибели в воздушном бою.

Эпоха романтизма

Бюрократией и холодом веет от надгробий, на которых оставила свой след общественность или администрация. На Байковом кладбище на одной из могил написано: «Михаил Литвин. Скончался в 1939 г. Лучшему стахановцу от общественности и коллектива 1-й Гособувной фабрики». Впрочем, киевляне, хоронившие примерно в этот период близких людей, старались указывать не только их заслуги, но и выражать свое отношение к ним. На одной из могил на Лукьяновском кладбище высечено: «Доцент Сергей Викторович Василенко. Род. 1 ноября 1896 г. Умер 6 апреля 1943 г. Прости, родной Сережик. От любящей и тоскующей Жени». 

Многие надгробные надписи особой оригинальностью не отличаются и перекочевывают с кладбища на кладбище. В начале прошлого века огромной популярностью пользовалась эпитафия: «Прохожий! Ты идешь, но ляжешь, как и я. Присядь и отдохни на камне у меня. Сорви былиночку и вспомни о судьбе. Я дома, ты в гостях, подумай о себе». Наши современники не берут на себя смелость обращаться к прохожим от имени покойного, предпочитая традиционное  «Помним. Любим. Скорбим», или романтичное «Одним цветком земля беднее стала, одной звездой богаче стали небеса». «Опустела без тебя земля», «Тропинка к тебе травою зарастет, надгробная надпись сотрется. Слезы уйдут, и горе пройдет, но счастье назад не вернется».

Киевских бомжей хоронят на Северном и Городском (Берковецком) кладбищах. Тела бездомных и безымянных покоятся в нескольких рядах могил. На каждой из них холмик земли украшает лишь скромная табличка «Неизвестный №...».

Галина ГИРАК

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых