aif.ru counter
04.05.2006 00:00
22

Савик Шустер: «Если не доверяешь власти, хочешь ее видеть на ТВ»

Автор и ведущий программы «Свобода слова» Савик ШУСТЕР хорошо знает, кто такие политики, поэтому умеет говорить с ними так, чтобы было понятно и посвященным, и простым зрителям. Год назад господин Шустер погрузился в бурную политическую жизнь Украины и теперь делится с «АиФ» своими наблюдениями.

Что отличает украинцев от россиян

- В мае будет год, как вы в Украине. С профессиональной точки зрения это был интересный год?

- Да, несомненно, очень интересный год.

- Вы приехали в Москву через 20 лет после того, как покинули Советский Союз. Адаптироваться нужно было тогда, то же требовалось и год назад. Когда было проще?

- В России после путча 1991 года был период большого энтузиазма и демократических либеральных надежд. А общество открывалось так быстро, что казалось открытым. Этот энтузиазм продержался до 93-го года, до расстрела Белого дома. После этой стрельбы в центре Москвы, конечно, многое в сознании изменилось. Потом началась чеченская война - общество начало закрываться, поначалу даже немного от страха, а потом позднеельцинский период стал началом возвращения великодержавия. Отсутствие у украинцев этой великодержавной психологии отличает их от россиян. В России она везде - от Москвы до последней деревни. «Ты  меня уважаешь?» - вот и вся суть. Путин и его люди очень сильно использовали эту психологию с приходом к власти. И от энергетики начала 1990-х в России уже ничего не осталось. А в Украине, когда я приехал сюда год назад, почувствовал эту открытость и энергию.

- С точки зрения стороннего наблюдателя, нет ощущения, что мы проходим тот же путь, что и россияне, только с опозданием?

-  Трудно сравнивать страны в разные исторические периоды. Давайте возьмем самое очевидное и простое. Российский политический ландшафт того времени был расколот на коммунистов и демократов. И где-то со стороны были отколовшиеся от коммунистов великодержавные националистические силы. А после 1996 года началось сильное разочарование во всех демократических преобразованиях. Ведь качество жизни людей не улучшалось. Конечно, огромную роль сыграла чеченская война. Возник неприятный страх,  появились теракты, и это очень резко изменило политическую ситуацию. К власти пришла партия бюрократов-силовиков. Такая большая серая масса, которая поглощает чужие идеологии и мысли, извращает их, но все равно забирает себе. Это пакт функционеров и сотрудников госбезопасности, идеологию которых можно свести к двум пунктам: великая держава и деньги. Больше ничего. Вот такая власть сегодня в России. Она абсолютно не терпит другого мнения и критики.

Теперь посмотрим на Украину. Как выглядит ее сегодняшний политический ландшафт? С одной стороны есть две партии, представляющие большой капитал, - «Наша Украина» и Партия регионов. И есть БЮТ, социалисты и коммунисты, которые в общем-то представляют собой левый фланг. Это социально ориентированные партии. Как минимум на уровне лозунгов. Вот две политические силы и главный вопрос: Украина сегодня может быть реально капиталистической страной? Я лично не уверен. Скорее, она должна превратиться в социал-демократическую Европу. Скандинавского образца, финского или немецкого - не имеет значения. Но без реформирования пенсий, здравоохранения и образования никакая Европа никого не возьмет. Поэтому я думаю, что огромные капиталовложения должны быть сделаны в эти три направления. Но если Украина сейчас совершит ту же ошибку, которую совершила тогда Россия, просто закрыв глаза на людей, - любой поворот будет возможен.

- Вы определили девиз россиян, а что может служить украинским девизом?

- В том-то и дело, что нет ничего такого объединяющего. Ну, сборная по футболу - я надеюсь, что если она будет выигрывать, то во Львове и Донецке будут радоваться одинаково. А может быть, украинская жадность приведет к объединению вокруг экономики, а не политики.

«Интерес к Явлинскому прошел и остался только Жириновский»

- ДлЯ украинского зрителя была очень показательной программа с участием Жириновского и Немцова. Скажите, а с какими политиками вам интереснее и легче работать - украинскими или российскими?

- С политиками интересно работать такими, которые ярко и понятно говорят, имеют  внутреннюю харизму и некий шарм. Отрицательный или положительный, но шарм. На НТВ в программе «Герой дня», например, был неписаный

закон: как только понижаются рейтинги - немедленно приглашать Явлинского или Жириновского. Никто другой не давал таких рейтингов. Со временем интерес к Явлинскому прошел и остался только Жириновский. А предвыборная кампания 2003 года, которую я вел на НТВ, откровенно показала, что во всей России ярких политиков можно сосчитать по пальцам двух рук!

- А украинские политики?

- Украинцы более восприимчивы к компетентности человека. Я удивляюсь хорошей реакции украинцев на Пинзеныка или Яценюка, потому что они говорят очень специфические вещи. Такое восприятие можно объяснить только уважением к компетентности. В Украине компетентность и харизма для политика абсолютно выигрышная смесь. Она есть у Тимошенко, есть и у Мороза, но он кажется мне менее публичным, хотя возможно дело в темпераменте.

- Кстати, вы не знаете, никто из политиков или их команд не пытаются работать с графиками общественного мнения, которые формируются в вашей программе?

- Я этого не знаю. Графики в открытом доступе. Но с моей точки зрения - большинство все-таки нет. Иначе не повторяли бы постоянно одни и те же ошибки. А реакция аудитории на то или иное заявление для политиков - уникальный инструмент, если бы они его изучали и использовали... Правда, я думаю, что как раз Тимошенко и использует.

«Прислушиваюсь к советам Пинчука, как к любым другим»

- Ваша программа в эфире подтверждает, что свобода слова в Украине есть. Вопрос в том, насколько мы - граждане, политики, журналисты, готовы к ней и правильно ли мы с ней обращаемся?

- Думаю, что обращаемся неправильно. За год в Украине я не увидел ни одного репортажа, который меня впечатлил и который я запомнил бы. Я даже не могу сказать, какие новости я предпочитаю. Любые: они одинаковые.

- Но не такие одинаковые, как в России?

- Сейчас - да. Но в золотые времена в России готовили качественный продукт, искали формы, а в Украине пока этого нет. Нет поиска, нет желания готовить кадры, нет собственников, заинтересованных в улучшении собственных средств массовой информации.

- Кстати, о собственниках. Виктор Пинчук следит за вашей программой, может влиять на  нее и на вас?

- Естественно, может, он же собственник. Конечно, он со мной разговаривает, делится своим мнением. Когда он дает дельные советы, я к нему прислушиваюсь, как к любому другому человеку. Но как он может влиять?

- Например, активное участие в программах Инны Богословской, которую иногда связывают с Пинчуком, - это ваша инициатива?

- Конечно, Виктор Пинчук за Богословскую переживал, и, возможно, это как-то сказалось на частоте ее появления. Но мне было приятно ее приглашать, понимаете? Богословская - хорошая персона для ток-шоу, потому что она эмоциональна, хорошо формулирует мысли. У нее тоже хорошее сочетание компетентности и харизмы. Мне не стыдно из-за ее присутствия в программе.

Особенности национального телерейтинга

- То, что у политики такие высокие телерейтинги - это хорошо или плохо для общества?

- Я даже не думаю в категориях «хорошо-плохо». Я считаю, что в период становления  страны это нормально. В очень благополучных странах интерес к политике постепенно уменьшается. Люди, конечно, интересуются, но на уровне поддержки информированности. Во всех странах новости - это обязательно. Репортажи, ток-шоу - это уже выборочно. Люди предпочитают различные развлечения. Но это в странах с хорошим уровнем жизни, когда не нужно все время оглядываться на власть. Когда ты не доверяешь власти - ты все время хочешь ее видеть на телевидении. Этот интерес пропорционален бедности. Чем беднее страна, тем выше рейтинг политических программ.

- Как часто в эфире в вас борется человеческая заинтересованность с профессиональной беспристрастностью?

- Таких моментов много. Но с одной стороны я - модератор, а с другой - человек, который защищает интересы зрителей. Зрителю должно быть понятно и интересно о чем говорят. И конечно, это должно быть важно. Когда схватка по существу, она принципиальна, реальна и значима - я ее не трогаю. Даю высказаться до конца, чтобы все это было понятно. Но как только герои начинают выяснять личные отношения, вмешиваюсь. Но я никогда не позволяю разыгрываться своим эмоциям. Я пытаюсь никогда не реагировать эмоционально - только по существу. Тогда ко мне прислушиваются. Ведь главное, чтобы все понимали, что я не предвзят.

Беседовала Анна НЕСТЕРОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых