aif.ru counter
169

Чернобыльская зона родила своего ребенка

ДО КПП Дитятки на шоссе - 30 км. А до нормальной жизни - Вечность. Период распада цезия и стронция в местной почве продлится тысячелетия. Поэтому в Зоне запрещено рожать - под страхом наказания. Здесь нельзя находиться лицам младше 18 лет. Это мир 7 с лишним тыс. взрослых: ликвидаторов аварии, вахтовиков, самоселов. Мир БЕЗ ДЕТЕЙ. Без яслей и школ, игрушек и сказок. Но в одном жилище они есть - в доме Марийки.

Роды у реактора

МАТЬ Марийки Лидия Совенко забеременела в 48 лет. Третьи роды. «Беременна» в зоне - не диагноз, а приговор. Но врач в поликлинике, делавший УЗИ, ошибся, решив, что у нее миома. А вскоре от «миомы» стал расти живот... Под утро 25 августа 1999-го отец, Михаил Ведерников, достал йод и принял младенца, перевязав пуповину шелковой нитью. Первым услышал плач новорожденного старик-сосед - настоятель церкви, который вышел на шум из хаты. Не поверил, решил, что в голове помутилось. А вскоре Лидия показала ему Марийку.

Все время она боялась, что дочь отнимут. До нее ВСЕХ забеременевших выселяли за границу Зоны. Поэтому вначале была тайна. Но после родов о ней узнали все. Соседи принесли вещи для малютки. Пришли врачи: «Ребенок здоров». А следом - чиновники, прокуратура и милиция. Составили протокол. И вместо помощи предъявили ультиматум: выселение из Зоны «в течение трех дней» или ребенка не зарегистрируют. Лидия и Михаил отказались. Тогда прокуратура подала судебный иск о лишении их родительских прав. Марийку пригрозили сдать в детдом. А ее родителей - арестовать за лов зараженной рыбы в реке. Но они все-таки получили свидетельство о рождении и покрестили дочку в храме.

Рай в тени АЭС

И ЭТО парадокс жизни: авария реактора сломала тысячи судеб и семей, а их, наоборот, свела вместе. Они познакомились в Чернобыле, куда приехали работать по контракту.

Она по профессии - педагог, но полжизни отдала оборонному заводу. Когда выросли дочь и сын, отношения с супругом разладились. В 90-х закрыли предприятие. По совету друзей подалась на вахту в Зону - администратором столовой для ликвидаторов. А жилье оставила бывшему мужу. Михаил также отдал жене и детям квартиру в столице. Его семья распалась из-за безденежья. До аварии был сторожем на ЧАЭС. После - ликвидатором. Чтобы не воевать из-за квартиры, нашел в глухом переулке покинутый дом лесхоза. И вселился.

Теперь все трое живут как на вулкане. Михаил сторожит бывший секретный объект «Чернобыль-2». На Лидии - хозяйство. Администрация Зоны предложила им тысячу долларов на новое жилье. Сказали, что хватит на пристойный домик вдалеке от Чернобыля: «У девочки нет будущего. Она не общается со сверстниками, ей негде учиться...» Но родители не согласны: за границей Зоны им самим жить «негде и не на что». И главное - незачем. Лидия повторяет: «Разве мало нашей любви и внимания? Родительская любовь! У детей-сирот в приютах нет и этого. А Марийка всегда с нами. Любимый семейный отдых - катание на лодке и рыбалка. Долгими зимними вечерами мы играем и читаем книжки. А сверстников она видит, когда гостит у моей сестры на Днепре».

В ответ на ультиматум они потребовали квартиру в Киеве. Лидия объясняет:   «Мы знали: все равно не дадут, но, может, выселять перестанут». А в городе говорят: «Они так пытаются отсрочить день отъезда. Это типично для самоселов, попавших в психологическую зависимость от Зоны. Ее назвали «болезнь сталкера». Людям предоставили свое жилье на чистой земле, а их как магнитом тянет назад в Чернобыль».

А пока мы спорим, единственная дочь Зоны купается в радиоактивной речке, дружит с певчими птицами и зайцами, забегающими на огород. Как охотник, различает следы зверей. Иногда Марийку вывозят «на волю» - прячут под сиденьем машины. Постовые в Дитятках смотрят на это сквозь пальцы. Идиллия, если бы не одно «но»: ей ведь тоже еще рожать...

Прощаясь, она дарит мне рисунки. Там - солнце, цветы и подпись: «Марийкин сад». Я спросил, о чем она мечтает. Марийка ответила: «Жить тут с мамой и учиться в школе». - «Так здесь же нет школы!» - «Значит, будет!» Она так и не поняла меня.

Владимир КОЖЕМЯКИН

кстати

НЕ ИСКЛЮЧЕНО, что 26 апреля международные контакты В. Путина начнутся не с российско-немецких консультаций в Томске, куда прилетит канцлер Германии А. Меркель, а с телефонного разговора с президентом Украины В. Ющенко. Его темой станет Чернобыль. Саркофаг, в спешке построенный над разрушенным блоком станции, должен был гарантированно простоять 30 лет. Но, как пояснил «АиФ» источник в Росатоме, железобетонная коробка уже начала вызывать беспокойство у специалистов. На новый саркофаг и другие нужды чернобыльской зоны в донорском фонде, собранном странами «Большой восьмерки», скопилось 900 млн. долл. Но недавние перерасчеты показали, что работы обойдутся более чем в 1 млрд. долл. Перестраивать придется и специальное хранилище для урановых тепловыделяющих сборок, на которое уже потрачено 90 млн. долл. В последний момент стало ясно, что европейские специалисты «промахнулись» с размерами, и сборки просто не помещаются в гнезда хранилища.

«А с кого сейчас спрашивать?»

Чернобыль обошелся Украине в 170 миллиардов гривен

О том, какие уроки вынесла Украина из чернобыльской трагедии, «АиФ»  рассказал экс-замминистра МВД УССР Василий ДУРДИНЕЦ, с первых дней возглавивший ведомственный штаб по охране общественного порядка, координации действий пожарных частей и милиции.

 

- 1 мая 1986 года, несмотря на опасность, ни в самом Чернобыле, ни в Киеве не были отменены первомайские демонстрации. Кто, по-вашему, должен за это ответить?

- А с кого сейчас спрашивать? Ведь все решения принимались в Москве - ЦК КПСС и  союзным правительством. В первые дни после аварии Киев был лишен правдивой информации. Мы считали, что на ЧАЭС обычный пожар. Все что нам оставалось - тушить огонь, защищать имущество эвакуированных граждан, следить за  пересечением границы зоны.

- Какие уроки вынесло украинское правительство из этой трагедии?

- Страна, имеющая несколько атомных станций, в любой момент должна быть готова к экстремальной ситуации. Это первый урок. Второй - ни в коем случае нельзя утаивать информацию от населения.

- В независимой Украине так часто менялось правительство, что стране было не до науки.  Может ли население быть уверенным, что безопасность на АЭС - на высшем уровне?

- Украинские ученые много сделали как для изучения причин аварии, так и для преодоления ее последствий. После обретения страной независимости правительство взяло на себя  заботу об атомных станциях,  о пострадавших,  о реабилитации  зараженной территории. Учитывая, что это было молодое государство со слабо развитой  экономикой,  у нас действительно не было достаточно денег на развитие  науки. Плюс частая смена правительств. О какой персонификации ответственности можно говорить в таком случае?  Да что там говорить - закон об общегосударственной программе преодоления последствий катастрофы Верховная Рада приняла только месяц назад, через пять лет после того, как он был представлен Кабмином для утверждения.

- Безопасность АЭС зависит от человеческого фактора?

- Конечно. Ведь, как стало известно после аварии, эксперимент, послуживший причиной возгорания,  держался в строгом секрете. Хотя о нем должны были знать все  - от пожарных до украинского правительства. Прежде чем браться за производство  ядерной энергии, необходимо обеспечить безопасность, обучить персонал, быть во всеоружии.

- Известно, что саркофаг над Чернобыльской АЭС разрушается на глазах, и что в нем появились дыры диаметром больше метра. Это опасно?

- Я не владею такой информацией. Единственное, что могу сказать, в 2002 году, когда я руководил МЧС, атомные станции находились в ведении Министерства топлива и энергетики. Я  считаю, что и сегодня нам необходимо вернуться к этой схеме. В атомной энергетике лучше всех разбираются специалисты Минтопэнерго, Энерго-атома и Госатомнадзора.

- Не эксплуатирует ли Украина чернобыльскую тему с целью получения международных  грантов?

- Категорически нет. Украина не стремится нажиться на собственном горе. Ущерб, нанесенный  катастрофой нашему государству, сегодня оценен в  170 млрд. грн.  Кроме того, на протяжении многих лет ежегодно 10% государственного бюджета направлялось на преодоление последствий катастрофы.  Это мизер.

Беседовала

Жанна Шевченко

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых