aif.ru counter
18

Лечивший тела и спасавший души

ОНО осталось нам от тех времен, когда мы вместе с теми, кто пытается сегодня построить свою собственную государственность, составляли единый великий народ. Это - мощи святителя Луки, архиепископа Симферопольского и Крымского, почившего в 1961 г.

Новая надстройка на старом базисе

ПОБЕДИВ в Гражданской войне, большевики начали отсчитывать историю от 1917 г. Но представление о том, что 24 октября ветры дули еще при капитализме, а 26-го уже при социализме, совершенно абсурдно. Локальное событие 25 октября - изгнание из Зимнего дворца Временного правительства - никак не отозвалось в жизни огромной России, практически его не заметившей и узнавшей о нем много позже. Не только ветры, но и все другое оставалось в ней прежним, а главное - никакого изменения не произошло в людях, которые начнут меняться только после десятилетий непрерывного внушения, будто они стали новыми.

В наследство от старой России большевикам достались уникальные люди, без которых они не добились бы никаких успехов. На одних шариковых построить ничего невозможно.

Кого казнить, а кого миловать?

ПОЭТОМУ безоговорочно амнистировались архитекторы и кинематографисты. И это понятно: весь ранний СССР - сплошная стройка, а «важнейшим из искусств для нас является кино». Не особенно преследовали чекисты старорежимных русских врачей, пользовавшихся уважением в народе и в своей массе аполитичных. Самым же репрессируемым отрядом были, конечно, священники.

И вдруг власти натолкнулись на особый случай - на человека, бывшего одновременно и врачом, и священником. Он привел их в замешательство. Это был один из лучших докторов России, хирург, о которых говорят, что с их рук надо делать золотые слепки. В миру его звали Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, а в монашестве - Лука. Родился он в 1877 г. в Керчи, став медиком, работал во многих городах и селах от Петербурга до Ташкента и Дудинки, а в 1923 г. был рукоположен в епископы. И вот тут перед большевиками возникла дилемма. Войно-

Ясенецкий возвращал к жизни сотни людей, в том числе коммунистов, и это было хорошо. Но архипастырь Лука возвращал души своих прихожан к вере отцов и тем самым отвлекал их от порыва к рукотворному светлому будущему Маркса и Ленина. Так началась в его жизни чересполосица: то в ссылке, то на свободе, то в тюрьме, то в госпитале с ланцетом в руках.

«Ты победил, галилеянин!»

ЭТОТ возглас вырвался из уст Юлиана Отступника, боровшегося с христианами, перед смертью. Советская власть по справедливости должна была бы воскликнуть то же самое в адрес епископа Луки. Он никогда против нее не высказывался, спокойно делал свое дело и, когда его сажали, спокойно садился. Это и бесило чекистов, и вызывало их уважение. Но началась война, и его умение вытаскивать раненых с того света оказалось ценнее всего. Если подсчитать, скольких солдат он вернул на фронт или к полноценному труду в тылу, получится вклад в нашу победу, равный танковой колонне. И этого вождь не мог не оценить. В 1946 г., уже возведенный в сан архиепископа, он награждается Сталинской премией за получившую всемирную известность книгу «Очерки гнойной хирургии». (Большую часть премии он передал «на помощь сиротам, жертвам фашистских извергов».)

Это была уже окончательная охранная грамота, и с тех пор его никто не трогает. Вскоре он ослеп и уже не мог оперировать, но оставался архипастырем Крыма. Умер святитель Лука в 1961 г., а в 1995-м причислен к лику святых Русской православной церкви.

Может быть, самое дорогое для человека - могилы близких. Могила архиепископа Луки, а вернее, рака с его святыми мощами, одинаково дорога для крымчан,

украинцев и русских. Для них всех Крым - навек родная земля, в каком бы административном подчинении он ни находился. Какое это имеет значение, если там покоится святой, объединяющий всех нас в Духе!

Виктор ТРОСТНИКОВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых