aif.ru counter
31

Что надо молодежи - деньги или идеалы

Молодежь между Абрамовичем и Че Геварой

Сын моего университетского друга - вполне успешный молодой человек. Он владеет вместе с партнером фирмой по разработке компьютерных программ.

ОФИС в центре Москвы. Недавно купил квартиру, женился, завел ребенка. Отдыхать ездит за границу. Но вдруг в, казалось бы, хорошо отлаженном жизненном механизме стали происходить сбои.

РАБОТА (ранее любимая) стала тяготить. Заработки не радуют. В тридцать с лишним лет вдруг увлекся музыкой. Берет уроки у преподавателя фортепьяно. Трезвым умом понимает, что Святослава Рихтера из него не выйдет. Но... душа наперекор рассудку рвется на простор. Душа ищет...

Французская болезнь?

НЕЖЕЛАНИЕ молодежи довольствоваться потребительскими благами капитализма хорошо показывает пример Франции.

Этой весной на улицы Парижа вышли не арабы из бедных кварталов, а студенческая и лицейская молодежь. Как правило, выходцы из обеспеченного среднего класса. Что послужило детонатором? Однозначного ответа нет. Ведь закон «О первом трудовом найме» скорее отвечает интересам молодежи. Нацелен на снижение безработицы. Он прошел предварительную экспертизу, обсуждался в парламенте. Ничего не предвещало бури. И вдруг - бац!

А почему движущей силой «оранжевой революции» в Украине тоже была молодежь? Почему белорусская оппозиция рассчитывает на молодежную поддержку? Почему при всей абсурдности идеологии и тактики национал-большевиков («лимонов-цев») к ним тянется молодежь?

Десяток лет назад, когда по улицам России только начинал бродить «призрак капитализма», социологические опросы среди молодежи показывали явный приоритет материального. После казарменного социализма с жестким распределением благ, после социализма «без секса», без тяжелого рока, джинсов и мобильников - молодым хотелось всего, чего были лишены их родители: денег, «свободы без берегов». Парни мечтали стать Ходорковскими, а если не получится - братками. Девчонки грезили выскочить за миллионера или Киркорова. Самые отчаянные, не зная, как вырваться из какого-нибудь замшелого Мухосранска, готовы были идти на панель в надежде ухватить за хвост птицу удачи. И всем вместе (и умным, и дурам) хотелось новизны, острых ощущений, ветра перемен. То были благословенные времена Макаревича, Гребенщикова, великого Цоя с его заменитым кличем «Мы ждем перемен!».

Ликбез капитализма?

НО КОГДА в наш дом нахально и жестко ввалился капитализм, оказалось, что одно дело - хотеть, а другое - уметь и мочь. Российская молодежь с большим удивлением обнаружила, что число тех, кто может создать собственный бизнес, кто готов рисковать и выдерживать нервные стрессы, не столь уж велико. Оказалось, что и на Западе, с которого нам так хочется брать пример, процент людей, способных к бизнесу, не превышает 5-6%. А остальные, как и при социализме, должны крутить педали наемных работников. С той только разницей, что «прогибаться» теперь приходится не перед начальником цеха или секретарем парткома, а перед боссом, акционерами, у которых в глазах вместо Христа - проценты прибыли и которым наплевать на то, что происходит в твоей молодой душе.

Выяснилось, что брокеры (самая модная профессия начала 2000-х годов) - одна из самых опасных профессий с точки зрения попадания в психушку. Что лихие российские бизнесмены, заработавшие сотни миллионов, при общении с подружками вынуждены в свои 35-40 лет прибегать к виагре. Что миллионеров на всех девчат не хватает, а братки, воспетые в крутых сериалах, нашли вечный покой под мраморными надгробиями с трогательной надписью: «Он ушел таким молодым».

Без героев

ПОСЛЕДНИЕ социологические опросы все более явственно показывают неприятие молодежью «моральных принципов» и героев капитализма. Наши олигархи, несмотря на миллионы долларов, потраченные на собственный пиар, так и не стали властителями дум. Молодежь предпочитает носить на своих майках не лики Березовского, Гусинского, Ходорковского или Сороса, а бессребреника Че Гевару, знаменитых рок-музыкантов, Иоанна Павла II, не оставившего после смерти ни грошика.

Да, мы становимся чуть-чуть богаче. Но исследователи отмечают интересный феномен: после повышения зарплаты, покупки новой квартиры, автомашины «градус счастья» повышается лишь на некоторое время, а потом возвращается к прежнему уровню. Несколько десятилетий назад весь мир добродушно посмеивался над хиппи и битниками, исповедовавшими нестяжательство и незатейливые земные радости. Многолетние исследования показали условную зависимость счастья от материальных благ. Молодежь поклоняется не мамоне, а моральным или культурным авторитетам.

Нынешнее поколение молодых россиян после короткого увлечения быстрыми деньгами тоже возвращается к поиску героев. Есть ли они у нас? Когда на тропах России появится Махатма Ганди? Социализм выталкивал на поверхность серость, покорность, конформизм. Вспомним постные рожи наших министров, членов политбюро, генсеков, комсомольских вожаков... Утвердившийся у нас (с грехом пополам) капитализм показал, что в России хватает умных, энергичных и предприимчивых людей. Есть бизнесмены и политики, которых уже не стыдно показать за границей. Появляются и государственники, и патриоты... Но моральных авторитетов пока нет. Ни слева, ни справа, ни в центре. Ни снаружи, ни за стеной. Кого ни потряси, обязательно выпадет кошелек или «бизнес-проект» по переделу собственности. А это значит, молодежь снова, как и в замшелые брежневские годы, будет петь «Мы ждем перемен». И... увлекаться цветными революциями.

Вячеслав КОСТИКОВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых