aif.ru counter
36

К. Шульженко: отказала сыну вождя

ОФИЦИАЛЬНО Клавдия ШУЛЬЖЕНКО стала народной артисткой СССР только в 65 лет. А «народной» по-настоящему - с первых же концертов, которые шестилетняя Клава давала около раскрытого окна своей харьковской квартиры. Уже тогда горожане могли часами слушать выступление девочки. Но такая возможность выпадала редко - отец, бухгалтер Харьковской железной дороги, строго следил, чтобы дочь не занималась ерундой».

А ОНА и не собиралась становиться певицей, ей просто нравилось выступать. Поэтому ее решение отправиться на прослушивание в Харьковский драматический театр выглядело вполне естественным. «Что вы умеете?» - спросил ее режиссер. «Все, - ответила 17-летняя Шульженко. - Но лучше всего - петь и танцевать».

Ее зачислили в труппу, но серьезных драматических ролей она так и не сыграла. Шульженко вообще не привлекала к себе особого внимания, пока на одном из концертов не решила спеть. Публика «капитулировала».

Из Харькова она отправилась покорять сначала Ленинград, а затем и Москву.

«Ты должна играть песню», - говорил ей еще в Харькове режиссер Николай Синельников. Его совет она помнила и воплощала всю жизнь. Шульженко стала первой певицей, чье исполнение было сродни театральному спектаклю.

Шульженко боготворили, при этом она никогда не была красавицей. Но стоило ей начать петь, как появлялось очарование, которое пленяло всех. Со своим первым мужем, артистом Владимиром Коралли, она познакомилась в начале 30-х годов в поезде. Вскоре родился сын Игорь. А Коралли оказался не только любящим супругом, но и талантливым, говоря сегодняшним языком, продюсером.

Во время Великой Отечественной Клавдия Ивановна была одной из самых любимых бойцами певиц. Только в 1942 году она дала более 500 концертов. Ее «Синий платочек» стал таким же гимном веры в победу, как и пронзительное «Жди меня» Константина Симонова. Поначалу Шульженко выступала перед солдатами, как и все участники фронтовых бригад, в военной форме. Пока кто-то робко не попросил ее надеть концертное платье.

Рассказывают, что во время одного из налетов Клавдия Ивановна упала на землю, прижав к себе чемодан с концертными нарядами. И заклинала фашистского летчика: «Только не в платья, только не в платья».

А еще она обожала французские духи. Парфюм хранила в специальном несессере, с которым никогда не расставалась. Когда в 1984 году она в последний раз отправится в Кремлевскую больницу, из которой уже не вернется, несессер с духами будет единственной вещью, которую певица возьмет с собой.

Несмотря на всенародную любовь, никаких особых богатств у Шульженко не было. Главным украшением ее скромной двухкомнатной квартиры на улице Усиевича был рояль, который она приобрела у Шостаковича, и диван красного дерева, купленный у Лидии Руслановой.

В ее доме всегда было много гостей, которых Клавдия Ивановна щедро угощала. При этом продукты покупала исключительно на рынке, не желая просьбами о дефицитных продуктах унижаться перед директорами столичных магазинов. «Я работаю на рынок», - шутила она.

Шульженко всегда знала себе цену. «Я стала эпохой в нашей культуре», - как-то сказала она своему концертмейстеру. Тот возразил, что такой вывод должен сделать народ. «Народ может и забыть», - ответила Клавдия Ивановна. Когда накануне новогодней ночи адъютант Василия Сталина пригласит ее выступить перед сыном вождя, певица ответит: «По Конституции я тоже имею право на отдых». К счастью для нее, разговор этот состоялся незадолго до смерти Сталина и неприятных последствий не имел.

Она вообще была довольно резкой на слова. Нелегкий характер Шульженко не позволил ей ужиться ни с Коралли, ни со вторым мужем.

О характере Шульженко ходили легенды. Для того чтобы успешно спеть концерт, ей было необходимо с кем-нибудь поругаться. Директор Театра эстрады даже нанимал специальных рабочих, которых Клавдия Ивановна перед каждым своим выходом на сцену отчитывала и увольняла. Выступление проходило на ура, а в следующий раз ситуация повторялась.

В конце жизни Шульженко стала болеть, развивался склероз. Последний раз она выступила перед публикой во время своего юбилейного концерта в Колонном зале Дома союзов в апреле 1976 года. Поклонилась в финале фирменным «шульженковским» поклоном, коснувшись руками сцены. Это было ее прощание с песней. Делиться своей слабостью (под конец она иногда забывала слова) Шульженко не собиралась ни с кем.

Иногда она обижалась, что телефон в ее доме стал звонить реже. Расстраивалась, что ее начинают забывать. Но это было неправдой. В день, когда певицы не стало, в Москве давала концерты Алла Пугачева. Выйдя на сцену с глазами, полными слез, она объявила: «Не стало великой певицы России». И 18-тысячный зал встал. Помнят Шульженко и сегодня. На ее могиле на Новодевичьем кладбище всегда свежие цветы и неизменный синий платочек.

Игорь ИЗГАРШЕВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых