aif.ru counter
09.03.2006 00:00
46

Как Татьяна Васильева довела режиссера до инфаркта

КАРТИНЕ «Самая обаятельная и привлекательная» исполнилось двадцать лет. В стране уже нет фарцовщиков, гигантских НИИ и крупногабаритных ЭВМ, о которых идeт речь в комедии. Однако трогательная история о том, как простая служащая Надя Клюева с помощью подруги-социолога Сусанны пытается найти себе жениха, по-прежнему нравится зрителям.

Правда, трогательная комедия создавалась далеко не в весeлых условиях. Известные актeры показывали характер, у режиссeра прямо во время съeмок случился инфаркт, а дирекция «Мосфильма» вообще пыталась закрыть картину. О том, как снималась «Самая обаятельная и привлекательная», «АиФ» рассказал режиссeр Геральд БЕЖАНОВ:

- Я хотел снять фильм с доброй человеческой историей, милыми героями и благополучным финалом. И ещe, чтобы киношные ситуации были понятны и узнаваемы в реальной жизни. Этот рецепт придумали в Голливуде, но потом забыли. А я им всегда пользуюсь.

Историю про дурнушку Надю Клюеву, превращающуюся в прекрасного лебедя, мы придумали с моим другом и соавтором Анатолием Эйрамджаном. Надя Клюева - это собирательный образ, он ни с кого не списан.

«Облизывал» следы Муравьeвой

- КОГДА я начинаю снимать, для меня самое главное - снайперски подобрать актeрский состав. Это уже 50 процентов успеха фильма. Вот не было бы с нами Ирины Муравьeвой - не было бы картины. Я полгода ходил за ней, стоял на коленях, умолял еe мужа, «облизывал» еe следы у Театра им. Моссовета. И всe-таки добился согласия Муравьeвой на съeмки в комедии. Она уникальная актриса! И в творческом плане, и в человеческом. Муравьeва была юной, пухленькой, живой, органичной. Она жила картиной, прислушивалась ко всем советам, чтобы точнее сыграть образ Нади.

Кроме Муравьeвой я хотел снять в этом фильме Леонида Куравлeва, Ларису Удовиченко, Михаила Кокшeнова, Александра Абдулова, Людмилу Иванову. О роли Сусанны говорил с Любовью Полищук и Инной Чуриковой, но остановился на Татьяне Васильевой.

Актeрский состав подобрался суперпрофессиональный, известный, а оттого довольно сложный.

Когда я пишу сценарий, то продумываю всe до мелочей. И от актeров требую, чтобы исполняли всe точно по сценарию, вплоть до запятой. Это многих раздражает, народные и заслуженные пытаются импровизировать: «А давайте это выбросим! А давайте я сделаю так!»

Я говорю: «Вы варитесь в малюсенькой композиции, а я создаю партитуру». Мы с Куравлeвым друзья, он скрипел, но всe равно делал так, как написано. Абдулов страшно раздражался, Васильева тоже.

Она как-то пришла на съeмочную площадку, а текста не знает, не выучила. Но это же твоя работа! Если ты профессионал, как ты можешь приходить на съeмочную площадку, не зная текста! А однажды она меня просто до белого каления довела.

Представьте себе: снимаем сцену, когда Надя и Сусанна приходят на работу к Наде, чтобы «исследовать» трудовой коллектив, посмотреть на героев Абдулова, Кокшeнова и Куравлeва. Сусанна была блондинкой. Приходит Васильева на следующий день работать над этой же сценой, я смотрю, а она... красная. Перекрасила волосы в ярко-рыжий цвет! Я в шоке: «Таня, ты с ума сошла? Мы же сцену не закончили!» «А что такое? Я ничего не делала», - спокойно говорит она.

«Так это я сумасшедший?» - ищу поддержки у съeмочной группы. А народ у нас весeлый собрался, оператор тоже решил надо мною подшутить: «Да не красила она волосы, вчера такой же снималась». Я схватил камеру (а камеры тогда были огромные), замахнулся ею, и вдруг как сердце прихватит...

Камеру успели поймать, а меня на «скорой» увезли. Микроинфаркт. Почти месяц пролежал, и, если бы не был автором сценария, фильм точно передали бы другому режиссeру.

Кстати, Васильева так обратно и не перекрасилась. Поэтому на Сусанну пришлось надеть белую шапочку.

«Вода только для сотрудников!»

- ВЕСЬ фильм сняли, не выезжая из Москвы. Кстати, стоил он всего 500 тысяч рублей. На комедию, как всегда, выдали по остаточному принципу. Квартиры героев и конструкторский отдел снимали в павильонах «Мосфильма». А проходная была настоящей - мы сделали выгородку на каком-то московском заводе. Здание и коридоры, в которых работают герои, тоже снимали в реальном НИИ.

Притащили туда аппарат с газированной водой. Помните, как Куравлeв заставлял Кокшeнова пить газировку, чтобы та не досталась Ширвиндту: «Вода только для сотрудников института»? Бедный Миша Кокшeнов чуть не лопнул. А всe потому, что Ширвиндт с Куравлeвым постоянно издевались и подтрунивали над ним. Миша не выдерживал и начинал смеяться. В результате сцену сняли только с восьмого дубля, и несчастному Кокшeнову пришлось выпить восемь стаканов газированной воды.

Кроме аппарата с газировкой в институте поставили стол для пинг-понга. Только выяснилось, что Ирина Муравьeва и Владимир Носик не умеют играть в настольный теннис. Пришлось дать им время на тренировки. И что вы думаете? Носик играл, играл и сломал себе палец на... ноге. Наложили гипс, и всe остальное время съeмок Носик прохромал. В том числе в сцене, когда шeл под зонтиком вместе с Муравьeвой. Но мы постарались снять так, чтобы зрители этого не заметили. А в пинг-понг наши актeры с трудом, но играть научились.

«Премии не будет!»

- Для превращения Нади из дурнушки в красавицу нам нужны были модные вещи. Но в 1985 году на «Мосфильме» сшили бы чудовищные костюмы. Как выкручивались? Пользовались гардеробом актeров, если, конечно, они соглашались. Ирина Муравьeва в конце фильма появлялась в своих собственных платьях и беленькой шубке, а красная шляпа на еe героине принадлежала Татьяне Васильевой. А помните, как героиня Муравьeвой приходит на работу в кепочке с помпончиком, а Куравлeв говорит, что Надя в ней похожа на клоуна Олега Попова? Эта была личная кепочка Ларисы Удовиченко.

Вера Сотникова, игравшая подружку героя Абдулова, тоже снималась в своей одежде.

Чуть ли не единственная вещь, которую шили на заказ специально для картины, - это костюм Михаила Кокшeнова, в котором он пытался очаровать Надю.

Мы попытались обыграть в картине тот факт, что в стране сложно было купить приличную одежду. Вот только влетело нам вовсе не за то, что затронули тему фарцовщиков...

Помните, как Надя и Сусанна приходят в гости к спекулянту, которого играл Игорь Ясулович? Фарцовщик предлагает Муравьeвой всякие модные наряды, а когда та отказывается от них, говорит Сусанне: «Она что, с Урала? Ничего не понимает? Да в таких вещах жeны иностранных послов ходят!»

Ох и досталось нам за эту фразу «Она что, с Урала?». Госкино и я лично писали объяснительные Борису Ельцину, который тогда руководил Свердловским обкомом. Признавались в любви к Уралу и доказывали, что не хотели обидеть уральских женщин. В своей следующей комедии «Где находится нофелет?» я тоже извинялся перед жителями Урала. Специально вложил в уста героини Ольги Кабо много добрых слов о «стране малахита».

- В советское время прежде чем озвучивать картину, режиссeр должен был показать еe худсовету. Собрались уважаемые люди, сели, посмотрели и как закричат: «Катастрофа! Конец! Премии не будет!» Я пошeл к тогдашнему директору «Мосфильма» Николаю Сизову и говорю: «Умоляю! Отгородите меня от этих людей! Дайте закончить картину, а потом судите». Сизов оказался мужественным человеком и дал добро на продолжение работы.

Фильм озвучили и опять собрали худсовет, но уже в присутствии Сизова. «Ну, каково ваше мнение о фильме?» - спрашивает он у остальных после просмотра. А они сидят и не знают что сказать, ждут его реакции. Тогда Сизов встаeт, жмeт мне руку и говорит: «Поздравляю! Прекрасная картина». Что тут началось! Они такие слова говорили!

А я рад, что, несмотря на все трудности, актeрский ансамбль получился и люди до сих пор смотрят эту комедию. Фильм купили 69 стран мира, а в Союзе его тогда посмотрели 80 миллионов зрителей.

Записала Татьяна БОГДАНОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых