aif.ru counter
09.02.2006 00:00
20

Александр Мороз. Как изменилась Верховная Рада?

В нынешнем году Верховной Раде исполнится 15 лет. Лидер Социалистической партии Украины Александр МОРОЗ, стоявший у истоков украинского парламентаризма, рассказал «АиФ», какой путь прошла Рада за эти годы.

«Мы дистанцировались от авантюр»

- Александр Александрович, какой была украинская политическая жизнь в начале 1990-х?

- Авантюра, разыгранная в Москве 19 августа 1991 года, воспринималась по-разному. В стане национал-демократов доминировал переполох. Депутаты, которые принципиально не носили красно-синие значки (цвета флага советской Украины), срочно одели их даже на рубашки. Все для того, чтобы показать, что они депутаты и их нельзя трогать. А у некоторых представителей противоположной стороны проявлялось какое-то удовлетворение: «Наконец в стране наведут порядок».

- А что считали беспорядком в стране - перестройку?

- Нет, распад длился уже много лет. Его неизменным источником было руководство в Москве. Нам нужно было отстраниться от этих событий, защитить Украину. В тот момент не нужно было вести особую агитацию - это была объективная, естественная реакция на все, что происходило в Москве по вине Горбачева, Ельцина и других. Представители национал-патриотических сил тогда говорили, что большинство испугались. Это не так. Мы проголосовали, чтобы дистанцироваться от авантюр. Это было сознательное решение. Его поддержали больше 400 депутатов.

- Как себя чувствовали вы?

- Я был расстроен, потому что видел, что это авантюра, которая может плохо закончиться для людей. Я тогда же написал заявление от имени ЦК партии и отнес его 20-го утром первому секретарю. Показал текст и сказал, что надо сегодня вывести из-под удара партийную организацию Украины. Он пообещал, что появится соответствующее заявление. Но в конечном итоге вышел совершенно беззубый документ и с опозданием на день. Вскоре на трибуне парламента я заявил, что либо мы отстраняемся от политики центра, либо я оставляю за собой право создавать новую партию. 

«Узурпировать власть президиум не мог»

- Во многих европейских странах после развала СССР первым делом запретили коммунистические партии.

- Сегодня мало кто помнит, что КПСС запрещена указом Михаила Горбачева. Хотя у него не было на это полномочий, но никто на это не отреагировал должным образом. Существовал порядок, предусмотренный Конституцией. Президиум Верховного Совета принимает решения в межсессионный период, но утверждает их сессия. Узурпировать власть и заменить собой сессионный зал президиум не мог. Я присутствовал на заседании, когда рассматривался вопрос о запрете компартии Украины, где Кравчук пообещал, что этот вопрос будет рассмотрен в зале. На самом деле, чтобы включить вопрос в повестку дня, мне пришлось долго добиваться слова. В конце концов, рассматривать его согласилось меньше 80 человек, а в зале было около 300 коммунистов, в том числе больше 20 первых секретарей обкомов, секретарей и заведующих отделами ЦК. Через полчаса я распустил большинство, просуществовавшее около девяти месяцев.

1 декабря 1991 года президентом Украины был избран Кравчук, а референдум утвердил акт о государственной независимости Украины. За поддержку независимости высказалось более 90% населения.

- А когда появились первые украинские партии?

- Социалистическая партия Украины, например, появилась 26 октября 1991 года.

- Она была первой партией в независимой Украине?

- Нет, уже существовала Украинская республиканская партия Левка Лукьяненко. Но партия левого толка - да, первая.

- Как на этом фоне проходило переформатирование парламента?

- Не было никакого переформатирования, потому что в этом не было необходимости. Партий, способных взять на себя ответственность, не было. Мы развивались, решали первоочередные задачи.

«Шесть лет для принятия Конституции - это немного»

- Следующей по важности задачей, видимо, была новая Конституция. Почему этот документ так долго готовился?

- Конституционный строй даже в странах старой демократии создавался десятилетиями. Чего же можно было ждать от общества, которое развивалось в условиях авторитарной однопартийной политической системы, да еще на фоне ухудшения материального положения и неуверенности в завтрашнем дне? Тем более что Украина никогда не была правовым государством. Она и сегодня им не является. А тогда привлечь людей, в том числе и депутатов, к необходимости создать Конституцию, обеспечивающую верховенство права и отвечающую нормам европейской демократии, было очень непросто. Социологические опросы показывали, что из депутатов разных уровней проект Конституции читали только 6%. Об остальном населении и говорить было нечего. В парламенте царило взаимное недоверие. Одни депутаты ленились думать, другие по привычке «бегали» на совет в разные исполнительные структуры, третьи были в эйфории от того, что у них, наконец-то, что-то получается и навязывали свои идеи, основанные, скорее, на желании отомстить за личные обиды. Это была опасная ситуация, но я думаю, что мы успешно все это преодолели. И шесть лет для принятия Конституции - это немного.

- Вы были свидетелем непосредственного рождения Конституции. Как это было?

- В 1994 году новый парламент первым делом озаботился созданием Конституции. В начале сессии мы приняли документ, в котором было четко записано, что новая Конституция должна быть создана не позднее чем через год. Я тогда, как глава парламента, совершил две ошибки. Во-первых, мы настояли на том, чтобы президентские выборы прошли летом. Хотелось не затягивать с формированием власти. Сейчас я думаю, что если бы мы согласились перенести их на осень, то Леонид Кучма не стал бы президентом. А, во-вторых, я допустил к участию в разработке Конституции правительство и администрацию президента, продолжая заложенную Кравчуком и Плющом традицию. Получилось, что позиция президента в комиссии доминировала. Впрочем, Кучма тогда выступил с очень демократичным обращением, но на самом деле действовал совсем по-другому. Появилась практика назначений региональных руководителей, и многие депутаты приняли такие правила игры. Национал-демократические силы начали заигрывать с Кучмой, а он тем временем прибирал власть к рукам. Мы прошли через период сопротивления президента. Он манипулировал общественным мнением, указывая на не-способность парламента принять Конституцию. Даже издал указ о проведении референдума 1 сентября 1996 года и вынес на обсуждение авторитарный вариант текста, ранее отвергнутый парламентом.

- Как вы отреагировали?

- Я предложил парламенту консолидироваться и принять Конституцию. Люди были заведены некорректными действиями Кучмы. Его администрация рассчитывала, что сессию удастся прервать до сентября, «чтобы не мешать народу определиться». Кстати, тогда был порядок: депутаты должны были регистрироваться перед началом каждого заседания. Поэтому мы решили работать без перерыва. Эту эпопею Украина помнит. Надо сказать, что к моменту окончательного принятия Конституции в зале появился президент. Впервые выступил с трибуны без бумажки и, в общем, умно сказал то, что необходимо было сказать о Конституции и парламенте.

- Сейчас любят говорить о том, что парламент не меняется: из года в год там одни и те же лица. Вы согласны с этим?

- Парламент меняется. Постоянным остается примерно 30% его состава. Но я считаю это нормальным: должны сохраняться необходимые парламентские традиции. А эволюция его такова. Первый парламент состоял из романтиков и экспериментаторов. Потому что тогда еще не было постоянно действующего парламента. У всех была другая постоянная работа. Я, кстати, одним из первых написал заявление и перешел на постоянную работу сюда. Второй этап - начало противостояния демократии и авторитаризма. Тогда же, в 1994-1998 гг., были созданы основы для системной законодательной работы. Третий созыв стал попыткой отката к авторитаризму. Четвертый - это уже последствия авторитаризма и админресурса. Четко стали проявляться тенденции лоббирования корпоративных и личных интересов вместо того, чтобы системно работать над законами. Это то, что мы имеем сегодня.

- А каким будет пятый?

- Демократические изменения Конституции у нас есть - надо обеспечить их практикой. Это очень непросто, тем более что люди мало интересуются принципиальными вопросами. Они по-прежнему забывают, что от состава парламента будет зависеть не только политика, но и все механизмы работы правового государства. Избиратели мало задумываются о партийных списках, о том, кто в них входит. А сегодня как никогда важно внимательно читать списки и сознательно выбирать свою партию. Потом указывать пальцем на власть и винить ее во всем будет поздно. Пальцем нужно указывать не вверх, а на себя. Ведь это личный выбор каждого гражданина.

Беседовала

Анна НЕСТЕРОВА

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых