aif.ru counter
05.01.2006 00:00
13

Гавриил-сан.

ПЕРВЫЙ японец появился в Москве случайно. Если бы не буря, разбившая в 1697 г. торговый корабль с грузом сакэ у неизвестных тогда японцам Южных Курил, Денбей Татэкава, сын купца Денсея из города Осака, нипочем бы не попал в Россию. После кораблекрушения Денбей попал в плен к курильским айнам, затем его продали камчатским ительменам. А еще через пару лет на Камчатку явился русский землепроходец Владимир Атласов, объявивший эту землю собственностью России, а жителей - подданными царя Петра. Ительменам быстро дали понять, кто в доме хозяин, и японца, который при виде цивилизованных людей «зело плакал от радости», освободили. Атласов, ничего не зная о Японии, решил, что перед ним «индеец Узакинского царства», и отправил диковинного человека вместе со всем его имуществом (книги по искусству и две золотые монеты) царю в Москву. Через 10 месяцев, 8 января 1702 г., Денбей явился пред царевы очи в Преображенском дворце. Петр был рад «татарину Апонского государства» - назревали крупные экспедиции землепроходцев на Дальний Восток. И как ни просился несчастный японец в свою Осаку, Москва стала для него позолоченной клеткой: «А как он, Денбей, русскому языку и грамоте изучится, и ему, Денбею, учить своему японскому языку и грамоте робят человек 4 или 5». Опекал японца Яков Брюс - он поселил Денбея на подворье князя Гагарина и убедил креститься под именем Гавриила. Вскоре Денбею нашлась компания. Два японских подростка - Сондзо (Дамиан Поморцев) и Гондзо (Козьма Шульц), ставшие впоследствии авторами первых русско-японских словарей. Но японские эк-зоты не прославились на Москве ни сами, ни в потомстве.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых