aif.ru counter
05.01.2006 00:00
21

Нина Шацкая: «Таких, как Леня, нет!»

- ПРОГРАММА «Чтобы помнили», которую Леонид создал и вел, навсегда прекратила существование?

- К сожалению, да. Все Ленины материалы хранятся у Ирэны Лес-невской, у меня на них прав нет. А вообще я с трудом представляю, кто мог бы вести «Чтобы помнили», кроме Лени. Вот вы можете назвать актера, который мог бы заменить его в этой передаче? Все они сегодня -звездные, известные, талантливые. И сытые. Сытые! С благополучными лицами. Нет того нерва, сострадания, той боли за людей, за жизнь, которая была у Филатова. А он за все переживал. Тратился очень. Из-за того, может быть, и заболел.

Сколько он помогал людям! Потому что переживал за них, умел сочувствовать. Не только за коллег-актеров - за всех. Смотрит по телевизору, уже больной, какой-нибудь драматический жизненный сюжет или судьбу - и слезы на глазах! А ведь он мужик был - настоящий, сильный... В Союзе кинематографистов Леня, будучи секретарем СК, пытался помочь нуждающимся актерам, ветеранам. Помню, как он пришел как-то домой и рассказывает с такой болью: звонила Алла Ларионова, просила помочь, чтобы ей дали звание народной артистки! И он помог.

А еще он был доверчивый. Однажды - это уже даже смешно! - пришел к нам товарищ, и поныне известный в киношных кругах, и попросил деньги, чтобы похоронить жену. Мы отдали ему буквально все, что было в доме. Я деньги даю, но чувствую: не вернет. Так что вы думаете? Он является на другой день, рассказывает длинную историю о том, как забыл те деньги в такси, и просит еще! Тут уже я твердо говорю: «Больше у нас ничего нет». Вы бы видели, как меня потом Леня ругал: «Как ты могла, Нюсик! Это же такое дело святое!» А потом выяснилось, что жена, на похороны которой тот человек деньги собирал, жива-здорова!

- Леонид Алексеевич мужественно переносил болезнь. Отчаяния, депрессий не было?

- Было все, особенно перед операциями. Ведь он болел 9 лет: высокое давление - далеко за 200 (из-за этого лицо багровело. Многие думали, что он выпивает, но этого и в помине не было), сердце, почки. К сожалению, врачи долго пытались устранить следствие, а не причину. Лечили гипертонию, а больны были почки. И только в Центре Шумакова поставили точный диагноз. Но до этого было столько больниц! Организм настолько ослаб, что он даже перевернуться сам не мог, - я ему помогала. И вот тогда-то я потребовала, чтобы ему сделали операцию. Всю ответственность взяла на себя. Сделали - и это продлило ему жизнь на 6 лет. А так хирурги оперировать не решались - боялись, что он не вынесет нагрузки.

- Такие испытания для человека, привыкшего быть сильным, не изменили его внутренне? Не озлобили?

- Наоборот, он мягче стал. Люди, у которых больны почки, знают, какой это ад, какая боль. А он переносил все так стойко. Еще и меня старался беречь, поддерживать. И шутил, и улыбался, и писал, сочинял. И читал новое мне и друзьям вот здесь, на этой кухне.

- Скажите, за всю его «историю болезни» вас коллеги поддерживали?

- Нечасто его друзья посещали... Но ведь какая сегодня жизнь? Беготня! Дела у всех, зарабатывание денег... Помогали Виктор Матвийко, Дима Харатьян. Леня Ярмольник очень помогал. На протяжении всей болезни он был рядом. Но были, наоборот, и неожиданные встречи! Пришел Женя Миронов познакомиться, Леня ему что-то читал. Пришел Леня Якубович - мы до этого не были знакомы. Бард Олег Митяев, замечательный, добрый человек. Он Леню смешно называл - «дядя Леня». Приходило множество писем - это очень поддерживало. Все время помогали аптеки доставать дефицитные лекарства, могли ночью позвонить: есть! Помогали поликлиники разные, простые врачи. Они любили Леню -и помогали. Низкий всем поклон.

- А как складывается ваша личная жизнь после его ухода?

- Для меня таких, как Леня, больше нет. Я в этом уверена. У-ве-ре-на... Он был для меня любимым человеком, мужчиной, другом, мужем. Всем. Нам жизнь подарила редкую, большую любовь. И он был очень верным человеком. Однолюбом. И я тоже. Мы знали друг друга 33 года. Познакомились, когда я была замужем, родила Дениса и пришла в Театр на Таганке. Леня уже работал там. У него была гражданская жена. И вот что удивительно: у меня очень плохая память на людей, но все, что связано с ним... Начинали по-другому работать уши, глаза, осязание - обострялись все чувства! И я помню все особо острые моменты за те 33 года.

Марина МУРЗИНА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых