2037

Мирное решение конфликта: Европа требует от Украины идти на уступки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. Аргументы и факты в Украине 27/08/2014
Петр Порошенко
Петр Порошенко rian.com.ua

Морально Украина готовилась к тому, что 26 августа случится еще один перелом в ее истории: переговоры в Минске, на которые приехали президенты Украины и России, других государств Таможенного союза, представители ЕС… Должна была, вроде, решаться судьба. Но самой обсуждаемой темой 26 августа стало рукопожатие Петра Порошенко и Владимира Путина. По этому же поводу больше всего шутили. Причина в том, что совершенно никакой информации так и не поступило о том, что лидеры соседних стран говорили за закрытыми дверями. Не менее важный вопрос без ответа: были ли приняты какие-то решения.

Принуждение к миру

Петр Порошенко, Минск Фото: Вести

От минской встречи в Киеве не ждали ничего хорошего. По идее, еврокомиссары и главы стран ТС должны были склонять украинского президента к поиску мирных путей решения ситуации на Донбассе. В качестве довода цитировали Ангелу Меркель, канцлера Германии, побывавшую в украинской столице 23 августа.

«Я твердо убеждена, что здесь есть только политическое решение, которому хотят и могут способствовать Европейский союз и Германия. Военного решения этого конфликта не будет, поэтому совершенно необходимы политические переговоры», – заявила Ангела Меркель после возвращения в Германию. И добавила: прорыва в Минске ждать не стоит.

В то же время украинские политики весьма скептически относятся к перспективе переговоров:

«Я не верю в то, что можно достичь результата именно на дипломатическом пути. Только украинская армия и Национальная гвардия способны завершить эту войну, полностью освободив территорию Донецкой и Луганской областей», – выразил, пожалуй, консолидированное мнение большинства в Раде и правительстве Александр Турчинов, спикер парламента

Его коллега по «Батьківщині» Виктор Уколов расшифровал причины, по которым украинская власть не видит мирных путей:

«На какие уступки может пойти Украина, чтобы остановить агрессию? – рассуждает Уколов. – Отдать Крым невозможно. Крым был, есть и будет украинским. Провести федерализацию невозможно - это внутреннее дело Украины решать, какое у нее должно быть устройство, поэтому после озвучивания такого требования Москвой этот путь закрыт на ближайшие лет 50… Провести выборы местных органов власти на Донбассе, допустив к ним оппонентов независимости Украины? Если они против независимости и убивали людей – какие из них будут депутаты?»

Беда лишь в том, что логика в этих рассуждениях имеется, а вот поддержки, по крайней мере, на международном уровне, не хватает. Европа, которая ради нас ввела санкции против России и сама же от них теперь страдает, руководствуется другой логикой: мы чем-то пожертвовали ради мира, теперь вы, будьте добры, тоже чем-то жертвуйте. По крайней мере, такое впечатление складывается из заявлений все той же Ангелы Меркель и вице-канцлера Германии Зигмара Габриэля, заявившего прямо: Украине нужна разумная концепция федерализации.

Европа колеблется

Впечатление, что Европа хочет от Украины уступок, усиливается при прочтении европейской прессы. Суждения разные, конечно. Но появилась новая тенденция – писать про губительные для ЕС экономические последствия санкций против России.

«Коробки с помидорами и салатным цикорием заполнены до краев, – говорится в репортаже Deutsche Welle из Нидерландов. – Двери благотворительной организации открываются раз в неделю, и как раз в этот день пришло щедрое пожертвование. «К счастью, мы смогли сразу же распределить свежие овощи», – говорит волонтер. Но не только голландским фермерам предстоит как можно скорее реализовать излишки фруктов и овощей. Поступление на рынок сельхозпродукции, ранее экспортировавшейся в Россию, не пройдет без последствий для экономик стран ЕС. Ведь переизбыток товаров на рынке закономерно приведет к резкому падению цен».

Деловая немецкая «Хандельсблатт», недавно опубликовав эпатажа ради статью на русском языке, считает, что в политике санкций ЕС напрасно пошел на поводу у США:

«История показала, что склонность США сначала к вербальной, а потом и к военной эскалации конфликта, а также к изоляции и демонизации страны-противника не дает никаких положительных результатов… Высадка в Нормандии была последней успешной масштабной военной операцией американского командования. Все остальные – в Корее, Вьетнаме, Ираке и Афганистане – были чисто провальными акциями. В этой связи перемещение подразделений НАТО к границам Польши, а также размышления по поводу вооружения Украины продолжают неэффективную дипломатию, основанную на военных принципах. Политика бежать головой прямо в стену не дает ничего, кроме боли в ушибленной голове. В данном случае у стены под названием «конфликт в Украине» есть огромная дверь в виде отношений Европы с Россией. И ключ к этой двери называется «согласование интересов».

Причем не только европейскую, но и американскую прессу уже прорвало:

«Украине и ее политическому руководству пора осознать… за «европейский выбор» Украины никто платить не собирается. Политические реалии в Германии и в ЕС, в частности, быстрый рост евроскептицизма, таковы, что никакой помощи не будет. Киеву придется самостоятельно прокладывать свой курс и искать способ оплачивать огромные издержки, связанные с восстановлением промышленных центров на востоке страны», – пишет английский Forbes.

В общем, мысли в обществе трансформируются в высказывания СМИ, над которыми невольно задумываются и политики. Кстати, именно потому, что поддержки в продолжении конфликта на Донбассе со стороны Европы ждать не приходилось, киевские политики еще до минской встречи высказывались за радикальный шаг: предложить Петру Порошенко вообще не ехать в Минск, проигнорировать встречу. Видимо, боялись сюрпризов. Были и радикалы, которые прямо заявляли: президент поехал в Минск, чтобы сдать страну! Впрочем, они оставались в меньшинстве.

Продолжение следует?

Петр Порошенко, Владимир Путин Фото: Укринформ

Уже после начала переговоров стало известно, что они организованы именно по инициативе украинской стороны. Многих удивило также, что Петр Порошенко в своем выступлении старательно избегает клише – «агрессия России», «вторжение» и так далее. А Владимир Путин вообще не упомянул в своем выступлении конфликт на Донбассе, говорил только об экономических угрозах ассоциации Украины и ЕС для России. Когда этот номер готовился к печати, результаты переговоров в Минске известны не были – президенты Украины и России уединились для долгой беседы, а глава Белоруссии Александр Лукашенко предположил, что она продолжится в среду (по другим источникам – в четверг, 28 августа). В любом случае, лиха беда начало:

 «Всегда лучше, когда говорят, чем когда стреляют, – считает Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии, который считает, что Украина больше объект, чем субъект этих переговоров. – Предупреждения Путина звучат скорее не для Украины, а для ЕС: вы готовы взять на себя расходы и ответственность?»    

Впрочем, переговоры, на которые эксперты пока что особой надежды не возлагают, могут продолжиться и по другой причине. Ситуация на Донбассе в последние дни резко обострилась. Сообщается об оперативном окружении украинских подразделений в районе Иловайска, а также о боях в районе Новоазовска. Этот городок, по сути, ворота к Мариуполю – важнейшему в стратегическом плане городу Донбасса – это и порт на Азовском море, куда сгружают продукцию на экспорт работающие предприятия Донецкой области, и «ставка» Донецкого губернатора. Ситуация такова, что о дальнейшем продвижении сил АТО речь уже не идет. Задача, скорее, удержать уже занятые территории и минимизировать потери. Причем это тоже не всегда удается. 26 августа, в частности, погиб командир батальона «Херсон» Руслан Сторчиус. У окруженных частей – проблемы с доставкой боеприпасов, лекарств и продовольствия.

Юрий Луценко уже предположил, что обострение ситуации в зоне АТО – еще один инструмент давления на несговорчивого президента Украины. Если следовать его логике, то после каждого неудачного раунда переговоров это давление будет усиливаться. Как следствие, Украина начнет терять контроль на Донбассе, и, естественно, аргументы в дипломатической дискуссии. Соответственно, в интересах украинской стороны найти пути к взаимопониманию как можно скорее.

Становится ясно, что силой оружия, как и говорила Ангела Меркель, кризис преодолеть не удастся. Есть ли надежда на дипломатию? 

Олег АНДРЕЕВ

Виктория ХАДЖИРАДЕВА

Также вам может быть интересно

Loading...