aif.ru counter
02.10.2019 12:12
235

Жизнь в «эпоху перемен»: как проходят реформы в Украине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Аргументы и Факты в Украине 02/10/2019

«Сейчас у людей есть завышенные ожидания от власти, которые еще не развеялись. А власть посредством «турборежима» показывает, что она обеспечивает принятие определенных управленческих решений, и что обещания частично реализуются, по крайней мере, на уровне месседжей», - начинает беседу с «АиФ в Украине» директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик.

ОРИЕНТИР НА ХАЙП

- Виталий Александрович, получается, что «турборежим» себя оправдывает – поддержка власти, по данным социологов, по-прежнему зашкаливает за 70%...

- Да, например, президент обещал наступление мира – и его последние действия на это направлены. Те, кто ожидал от него быстрого мира – еще не разочаровались. Был и месседж о том, что будет закончена «эпоха бедности», и произошло уменьшение цены на газ.

-  Запланировано и поднятие соцвыплат…

- Соцвыплаты, зарплаты, обещания повысить минимальную заработную плату, поднять зарплаты бюджетникам… Ведется определенная работа, связанная с «перетряхиванием», сменой менеджмента в регуляторах, появились новые лица в Верховной Раде, парламент стал активным, есть 300 голосов для принятия тех или иных решений. Все это вдохновляет избирателей Владимира Зеленского, которые продолжают его поддерживать.

«Точка бифуркации» еще не пройдена. На данный момент можно сказать, что власть удерживает фокус внимания и доверия избирателя.

- Вы говорите о «точке бифуркации». Когда она проявится?

-  У нас «бытие определяет сознание». Как только будут получены первые платежки за газ и тарифы, станет ясно, что существуют обещания и есть реальность. Думаю, уже в ноябре можно будет говорить о частичном снижении поддержки действующей власти. Кроме того, вероятно, что до конца года больше проявится конфликт внутри самой фракции «Слуги народа», связанный с идеологическим выбором, выбором в отношении к олигархам (в том числе к одному, главному для власти). И это тоже отразится на ее поддержке, - тем более, что там нет абсолютного единства.

В целом можно отметить, что власть неплохо «серфингует» на настроениях, ловит хайп и умеет подать это в медиа для своего избирателя. Те, кто критически мыслит и сопоставляет факты, конечно, не будут убеждены таким способом. Однако базовый избиратель «Слуги народа» (это 35%), и те, кто частично возлагает надежды на изменения, ориентируются именно на этот хайп, а не на критическую оценку или рациональную аргументацию.

ТРЕТЬЯ СИЛА

- А как же оппозиция? Она почему бездействует?

- Тут проявляется слабость и идеологическая нищета нашей оппозиции. Она неспособна дать альтернативу. У нас сейчас альтернатива представлена двумя кластерами. Один – это ОПЗЖ, токсичный для немалой части населения, второй – партия «Европейская солидарность» Петра Порошенко, который кто-то ассоциирует со Свинарчуками, «порохоботами». И люди, которые могли бы перейти в оппозицию к «Слуге народа», не видят себя в этих двух кластерах.

- Что будет с этой «третьей силой»?

- Со временем она будет накапливаться и расти. И не станет себя инвестировать в «Батькивщину», другие политические проекты. Пока нет той политсилы, куда она могла бы влиться.

- Даже среди внепарламентских партий?

- Пока не вижу среды, которая могла бы «кристаллизовать» эту новую оппозицию. В парламенте ее совершенно точно нет. С моей точки зрения, ни «Голос», ни «Батькивщина» не являются той средой, которая сможет объединить вокруг себя новейшую оппозицию.

А поскольку нет альтернативы – существует доминирующая повестка дня, навязанная «Слугой народа» и президентом Зеленским. Все остальные на них рефлексируют, даже сам Порошенко. Они вынуждены, так или иначе, вступать с запозданием в предложения каких-то общественных инноваций, и рефлексировать на то, что уже успели предложить у Зеленского.

А там, наоборот, идет генерирование все новых и новых инициатив. И даже если они не будут реализованы, любая такая инициатива возбуждает, вдохновляет его избирателей: что вот-вот, уже совсем скоро, начнутся реальные изменения, - после того, как что-то внедрят. Вот, все будет онлайн, в блокчейне, заработают новые суды, медицина и т.п.

- А на самом деле?

- В частности, в медицине это - подчас просто смешные инициативы.

СУД ДА ДЕЛО

- У нас традиционно легко ругают власть. А есть ли у нее сейчас какие-то победы, жизнеспособные начинания?

- Большие ожидания – от перезагрузки судебной системы. Это – перезапуск Высшего совета правосудия, высших квалификационных комиссий судей и прокуратуры. Хотя в перезапуске прокуратуры я вижу много рисков и некомпетентности.

- Чего только стоит «свой» генпрокурор…

-  Да, но еще есть законодательный пакет, который предусматривает «сверхконцентрацию» полномочий генпрокурора. По большому счету, он получит наибольшее количество полномочий по сравнению со всеми своими предшественниками.

- И что это означает?

- Вот тут вопрос: это действительно будет перезагрузка или – просто перезапуск в интересах определенной политической силы, приход в прокуратуру «своих». И, соответственно, использование прокуратуры в качестве инструмента политического преследования и давления.

Но то, что условия для перезагрузки есть – это факт. А как этим воспользуются Рябошапка (гепрокурор Руслан Рябошапка. – Ред.) и компания – это уже вопрос наличия политической воли. Я лично знаю, к примеру, Виктора Чумака (недавно назначенного главным военным прокурором. – Ред.), но так, как он себя подал в Главной военной прокуратуре – это было немного странно: мы вас увольняем, выводим за штат, но вы обязаны подписывать представления на арест и так далее. Поэтому у меня есть вопросы к реформированию прокуратуры.

- А к переменам в судебной системе?

- Тут ситуация иная. Действительно, они перезагружают ВКК судей, увеличивают полномочия иностранных экспертов в оценивании. Общественный совет добропорядочности судей будет одним из ключевых органов, и это, с моей точки зрения, правильно. Если сделать все задуманное удастся – прекрасно.

ОЖИДАНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ

- А еще какие нужные реформы проводятся так, что это вызывает опасения?

- Очень ждали налоговую реформу. Но дерегуляция с помощью тех инициатив, которые вносит Гетманцев (Даниил Гетманцев, глава профильного налогового комитета ВР. – Ред.) в парламент, так называемый законопроект 1210, и альтернатива к нему 1210/1, фактически, не предусматривают настоящей налоговой реформы. Наоборот, они возвращают полномочия фискальной полиции, увеличивают полномочия Налоговой службы в целом. То, что было на определенное время убрано, снова возвращается – запускается Налоговая полиция, во время проверок предприниматель не имеет права вносит в протокол даже свои замечания, увеличивается время на ответ самой налоговой. То есть, «хотелки» нового руководства налоговой там отображены. При этом, идеи по дерегуляции, ранее озвученные «Слугой народа», не нашли там отображения.

- Почему? Ведь это вызовет протест предпринимтелей…

- Это уже происходит – физлица-предприниматели недовольны этими инициативами Комитета ВР: это, в частности, кассовые аппараты. Многие понимают, что придется каким-то образом «переформатироваться», уходить в тень или в криптовалюты. А это означает потери для госбюджета. И дерегуляции как таковой – не предусматривается в принципе.

В то же время, мы видим налоговые преференции для определенных групп предпринимателей (пример – те, кто разрабатывает марганцевые руды). При этом, увеличиваются рентные платежи для их конкурентов.

- Вы уже упоминали медицину. Многие реформаторы от медицины сейчас в шоке от происходящего там. Ваша точка зрения по этому поводу?

- Аудит в Минздраве провести было нужно. Считаю, что у команды Ульяны Супрун была довольно «сектантская» идеология. Закрывать стационары или уничтожать фундаментальную медицинскую науку – это тоже не выход из ситуации. А инициативы Супрун были направлены именно на это, достаточно вспомнить историю с Институтом кардиологии и другие. В результате, мы могли дойти до того, что даже процедуру наложения швов при травмах приходилось делать бы в Польше.

Но я бы не оценивал ее деятельность, как черное или белое. Некоторые инициативы были позитивными - по крайней мере, исчезли очереди в поликлиниках. И рушить это сейчас, при том, что обещали сберечь все наработки предыдущей команды – странно. Но теперь в медицине, на самом деле, происходит «зачистка». И если мы через месяц-два увидим усиление фармакологических лобби, можно будет сказать, что за спиной министра (Зоряны Черненко. – Ред.), молодой девушки, которая не имеет опыта руководства большими системами, туда прошла команда лоббистов, разрушивших работу Супрун.

Ирина ВАНДА

Топ 5 читаемых