aif.ru counter
370

Семен Глузман: Мы получили демократию, но не научились ею пользоваться

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. Аргументы и Факты в Украине 21/10/2015

«Люди, которые управляют нами - мелкие, ничтожные и народ их не любит. Но в том-то и заключается наша особенность, что мы не за президентов, у нас нет кумиров, и чтобы нам жить с минимумом проблем, нужно просто, чтоб никто не мешал», - говорит Семен Глузман, исполнительный секретарь Ассоциации психиатров Украины, бывший политзаключенный, диссидент, общественный деятель.

Не умеем быть демократами

- Семен Фишелевич, читая сообщения в соцсетях, меня поражает масштабы агрессии, с которой люди бросаются друг на друга. Вопрос как к доктору – наше общество здорово?

- Однажды в библиотеке Вернадского – еще в советские времена – я нашел старый-престарый альманах. В нем журналист критиковал коммунизм и задавал профессору психиатрии вопросы о душевном здоровье Ленина. Потом поинтересовался, здорово ли общество в целом. Причем, писал он – буквально - что появилось слишком много агрессивных людей с признаками психических расстройств. Представляете, сто лет назад люди задавались теми же вопросами, что и сейчас вы спрашиваете! И профессор ему ответил, нет, количество психически больных людей не изменилось. Они примерно в одинаковом количестве были и будут. Но революция перемешивает слои общества - появляется пена, она всплывает… Подождите, и эта пена осядет. То же самое я могу сказать сейчас и вам.

- Я правильно вас понимаю: психическое нездоровье – пена, поднятая Майданом? То есть, Майдан нам не нужен, революции – только во вред? Невероятно, что вы такое говорите – я же знаю, как вы на самом деле относитесь к Майдану.

- Во время революции всплывают разные социальные маргиналы. Но это лишь эпизод. А то, что происходит в масштабах государства – это не психиатрия, а социальная психология. И я, хоть небольшой социальный психолог, но попытаюсь ответить: мы получили все возможности, которые открывает демократия, абсолютно случайно. Поэтому пользоваться ими не научились. В этом нынешняя проблема. Это как в ресторане – предлагают изысканное блюдо – а мы руками есть привыкли. То есть, нам надо привыкать есть ножом и вилкой – надо привыкать к демократии, за которую мы выстояли два Майдана.

Ведь что Майдан показал? В обществе огромное количество грамотных, активных людей. До февральского столкновения кровь не проливалась, драк не было. На Крещатике десятки магазинов – ни один не пострадал до этих трагических событий. Иностранцы мне звонили и отмечали, какой мы особенный народ – как умеем самоорганизовываться, контролировать себя. Приводили в сравнение Киргизию – там в 2005 и 2010 году тоже были Майданы. Но закончились они тем, что толпа разграбила все магазины в центре Бишкека и разошлась по домам.

То есть, мы, оказывается, были другими! Наш народ выработал в себе особый фермент сопротивления. Улица победила, но… Улица не может формировать государство, управлять государством. Нужна настоящая демократия.

- А у нас, следуя вашей мысли, демократия ненастоящая…

- Мы демократией пользоваться не научились. Я всегда привожу Киев в пример. Киев –самый интеллигентный город Украины, даже если просто судить по количеству вузов и театров. Но… дважды здесь выбирали мэром Черновецкого. Причем, годами его видели, слушали его плоские шутки, смеялись над ним. И голосовали за него… Или теперь вот за Кличко….

Чем Кличко опасен?

- Вы считаете Кличко смешным?

- Не смешным, а опасным! Опасность эта вот в чем: мы выбрали его мэром Киева в кредит, так сказать. Дали возможность управлять городом, но Кличко им не управляет - кроме пиара, его ничего не интересует. А его окружение интересуют деньги… Разве этого мы хотели? Но дело даже не в самом Кличко, дело в принципе. В Европе каждый мэр, министр, политик как огня боится избирателей, то есть, нас с вами. И у нас так тоже должно быть. Если политик не выполнил обещаний, он должен уйти. Но у нас избирателя не боятся…

- Почему так происходит?

- Я приведу аналогию. Одна моя коллега, психиатр съездила в Вильнюс, по работе. В Вильнюсе все по-другому - Евросоюз, иные стандарты жизни. Но в психиатрической клинике все, как в СССР. Психиатры, в основном, пожилые люди, они не могут читать передовую научную литературу. Она там доступна, но они не знают английского и учить его не хотят - продолжают лечить по советским учебникам… У нас в политике все то же самое. Страну отвоевали, но отдали политикам старой гвардии.

Например, при Януковиче был гуманитарный совет, в который меня пригласили. Я пошел, надеясь, что участие в нем поможет провести медицинскую реформу. Я там прямо сказал Януковичу: «Вы должны знать, что я не ваш избиратель». Он абсолютно спокойно отнесся к моей реплике. А почему? А потому что он с самого начала знал, что этот гуманитарный совет просто фикция, видимость общественной деятельности. Никаких серьезных вопросов он не решает. Просто в администрации президента решили – такая видимость нужна, чтобы замылить народу глаза. Дескать, вот, мы советуемся… А что же сейчас? Нет больше подобного рода «советов», «комитетов», «ассамблей»? Есть! То есть власть по-прежнему считает, что народу нужно глаза замыливать. Общество попыталось обновиться, но управляют им старыми методами. И на данном этапе это грозит вылиться неизвестно во что.

- В третий Майдан?

- Для третьего Майдана есть все основания. Даже не рухнувшая экономика, а то, что власть не говорит народу правду. Им нечего сказать! Неначавшиеся реформы, кризис, нестабильность... Это толкает людей к депрессии, к очередной пропасти ненависти. А не помешало бы для начала просто поговорить!

Объясните нам, что происходит, чтоб мы не шли на улицы. Я не инженер и не специалист, но, думаю, в стране есть люди, которые готовы предложить, что нам делать с системой отопления. Как сделать, чтобы в квартирах было тепло, а платить не нужно было так много? Моей пенсии не хватит на отопление, и ведь еще очень много людей, которым за отопление тоже нечем платить… Надо думать, что делать, обсуждать это!

Или, допустим, президент говорит в ООН, что количество бедных у нас сократилось в три раза. Можно с ним поспорить, но главное ведь – это он говорит там. С нами он говорить откровенно не считает нужным. А слабо сказать народу: мы – слабая и нищая страна? Мы вынуждены делать то, что от нас требуют западные партнеры, и это абсолютно логично – они нам помогают, и что-то взамен от нас требуют. Давайте для начала примем правду, какой бы она ни была.

Фермент сопротивления

- Вот вы советуете говорить горькую правду. Но ведь какой это будет удар по патриотам…

- Рядовой украинец, патриот – он же не дебил! Значительная часть нашего народа – разумные, адекватные люди. И искренние слова всегда будут поняты. Более того, с этого начинается помощь. Волонтеры стали помогать армии, узнав, что она голая и босая или, точнее, что у нас ее фактически нет.

Но в том-то и дело, что президент не говорит искренне. Он не может – он же не отказался от бизнеса и не отправил на фронт своего сына, как отправлял чужих сыновей. Он думает, народ его не поймет. Деловые обязательства, окружение – вот что сдерживает. Де Голь был совершенно другим лидером, по-военному жестким. Он, вытаскивая Францию из пропасти, установил диктатуру закона. И нам тоже нужна диктатура закона.

Но у нас закона нет вообще. У нас законы принимаются, но не выполняются. В этом был абсурд Януковича: почему нельзя было подписать Ассоциацию с ЕС и потом просто не выполнять ее, как и все остальное, что подписано, но не выполняется? Почему, когда собрались мальчики и девочки на Майдане и их побили, нельзя было приехать, обнять какую-то девочку на камеру, извинится, наказать за все какого-нибудь прапорщика? Все было бы нормально – мы к этому привыкли, так что проглотили бы…

- Вы проехались по Януковичу, Порошенко, Кличко. А есть по вашему мнению в Украине порядочные политики?

- Наверное, есть. Но наверху таких я не наблюдаю. Старая гвардия их наверх не пропускает и пока что не пропустит….

- Пессимистическое заключение…

- …друзья говорят, я пессимист…

- Но какой же тогда выход?

- Знаете, внешние враги Украины, наверное, думали, что государство наше легко сломать, поскольку люди, которые управляют нами - мелкие, ничтожные и народ их не любит. Никогда не любил… Но в том-то и заключается наша особенность, что мы не за президентов, у нас нет кумиров, и чтобы нам жить с минимумом проблем, нужно просто, чтобы никто не мешал.

Я провел в лагерях 7 лет, общался там с разными людьми. Не все были приятными, умными и образованными, потому что нелюбовь к советской власти – это одно из качеств человека, которое не всегда сочетается с другими качествами – интеллектуальными или нравственными. Тогда я четко осознал, что очень важно, есть ли у какого-то народа фермент сопротивления. Порядка 40% тех, кто сидел в лагерях, были украинцами. Мы никогда не видели там ни одного киргиза или белоруса. Так что у нас этот фермент есть и всегда был. И не только у интеллектуалов, вроде Василя Стуса, дружбой с которым я очень дорожил, но и у самых простых людей. А это значит, что нас, конечно, может бросать в крайности, но в конце концов золотую середину мы найдем, и сумеем выбраться даже из самой сложной ситуации.

Елена Гордеева

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых