1425

Саша Боровик: «Саакашвили - мой политический ментор»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. Аргументы и Факты в Украине 17/02/2016

«Должна произойти смена элит, чтобы в Раде были лишь те, кто не использует коррупционные схемы, не замешан в скандалах», - считает советник одесского губернатора, бизнесмен, с Гарвардским образованием, работавший в Microsoft, экс-замминистра экономического развития Украины Саша Боровик.

 

Безвольные реформаторы

- Саша, на прошлой неделе все обсуждали уход Айвараса Абромавичуса с министерского поста. А ведь вы с ним работали. И что можете сказать – это большая потеря для Кабмина? 

- Он реформатор. Но мое напряжение в работе с Айварасом возникло из-за отсутствия скорости реформ. Министру казалось, что все идет хорошо, по графику. А я считал, что все продвигается слишком медленно.

- Замминистра Максим Нефьодов в интервью нам высказал мысль, что реформы идут с нормальной скоростью, просто времени прошло мало, чтобы результат был заметен.

- То, что Нефьодов говорит – это отчасти верно. Ведь чтобы получить какие-то результаты, требуется время. Но это не значит, что реформы нужно проводить медленно. Убежден, в Украине есть все условия для быстрых реформ, нет только политической воли. Общество созрело -  даже перезрело, реформы не делать очень опасно – это угрожает целостности страны, ее благополучию.

- А что вы вообще подразумеваете под реформами?

- В первую очередь деолигархизацию, дерегуляцию. Нужно разобрать систему государственного капитализма. Но в том то и дело, что нынешние политические элиты в этом не заинтересованы – они являются бенефициарами существующей системы (то есть, получают выгоду от олигархов, бюрократии, коррупции, - «АиФ»). Именно поэтому нынешние украинские политические силы явно дискредитируют концепцию реформ - жить становится не лучше, а хуже, и простой человек все меньше верит, что реформы – это действительно важно.

- Вы считаете, нынешнее поколение политиков должно уйти?

- Совершенно верно. В политику должны прийти абсолютно новые люди.

- И вы думаете, они сумеют управлять страной – без знаний, опыта, профессиональных навыков?

- 26-летнюю Юлию Марушевскую мы поставили на Одесскую таможню. Впервые за многие годы таможня перевыполнила план на 126 млн. грн. Юлия ничем никогда не управляла, у нее гуманитарное образование, она просто честная молодая украинка, которая добросовестно сделала то, что сделал бы на ее месте любой порядочный человек. Она окружила себя честными людьми, провела честный конкурс. Тоже самое мы сделали с главами райадминистраций - привели людей молодого возраста, с образованием, но без малейшего опыта управления… Новые элиты ходят среди нас, и они должны взять все в свои руки. Главное, чтобы у них была политическая воля делать реформы. А уже технически прописывать реформы могут профессионалы.

Украина уже не «sexy»

- Вы постоянно общаетесь с иностранцами. Расскажете, что они говорят о нас в личных беседах?

- Украина сошла с первых полос газет. Когда я приехал год назад, Украина была «sexy», то есть, это было интересно, а сейчас мои друзья-журналисты говорят, что им стало тяжело продавать статьи об Украине, поскольку мало что меняется, а скандалы никому особо не интересны.

Об Украине говорят все больше в контексте разговоров о России, о целесообразности санкций. По некоторым рейтингам Россия считается менее коррумпированной, соответственно, многие бизнесмены не могут понять, зачем украинских олигархов и коррупционеров от кого-то защищать себе в ущерб, с помощью санкций?

- А есть ли вообще у кого-то представление о том, как победить коррупцию?

- Если мы отменим максимум лицензий, разрешительных документов,  то службы, которые приходили с инспекцией к бизнесу, исчезнут, не смогут получать взятки – таким образом можно будет расквитаться с бытовой коррупцией.

У нас 3500 госпредприятий, их нужно приватизировать. Отправить в вольное плавание - за исключением стратегических объектов. Таким образом у нас исчезнет влияние политики на госпредприятия, из-за чего, в общем-то, разгорелся скандал между Айварасом и Кононенко. Ведь пока существуют госпредприятия, политики будут вмешиваться в их работу.

Если все это сделать, то коррупция может остаться в области госзакупок. Но для прозрачности в этой сфере тот же Макс Нефьодов уже начал проводить работу, и дело нужно продолжать. Чем больше прозрачности, тем меньше  почвы для коррупции.

- История с Игорем Кононенко в очередной раз продемонстрировала безнаказанность людей его масштаба…

- Я проблемы в ситуации с И. Кононенко не вижу. Ему предъявлено серьезное обвинение - в участии в коррупционной схеме вокруг государственного аппарата.  Но это обвинение пока не подтверждено фактами. Если Кононенко рекомендовал кого-то на должность… так и меня в свое время рекомендовали на должность от администрации президента! Это часть той управленческой системы, в которой есть пропрезидентская правящая партия, они действительно назначают дипломатов, министров, рекомендуют кадры… Свое заявление Айварасу нужно подтвердить конкретными фактами.

Президент против выборов

- Вы участвуете в политическом проекте Михаила Саакашвили. Какие надежды с ним связываете?

- Нет такого проекта! Некорректно говорить о его партии или политической силе, хотя есть, конечно, движение реформаторов – люди объединяются вокруг него. Наши цели совпадают – смена политических элит в Украине, вот цель. Еще одна цель, создание реформаторского правительства, которое будет проводить реформы быстрее, целеустремленнее, смелее.

- А насколько совпадают взгляды у вас и Михеила?

- Нужно иметь в виду, что М. Саакашвили - опытный и популярный политик, и в стране, и даже в Восточной Европе. А я один в украинской политике новый человек, не искушен, поэтому я больше прислушиваюсь к нему. Он, по сути, мой политический ментор. А для того, чтобы соглашаться или не соглашаться, нужно быть примерно в одинаковыми в весовой категории…

- Есть мнение, что Саакашвили, если и не возглавляет политический проект, то он собирается его создать и возглавить. Более того, этот проект, говорят политологи, поможет Блоку Петра Порошенко собрать пропрезидентское большинство в Раде после выборов – «новая гвардия Михо» соберет голоса тех проеврпейски настроенных украинцев, которые в «старой гвардии» уже разочаровались. А в Раде обе политические силы будут действовать сообща.

- Я вам коротко отвечу: да, такой сценарий был бы выгоден президенту. Однако он не соответствует действительности. Более того, президент сделает все возможное, чтобы перевыборы в парламент не состоялись – ему эти перевыборы перевыборы невыгодны.

Почему не уехать?

- Сейчас все говорят о надвигающемся парламентском кризисе, отставке правительства. Говорят, дело может даже дойти до перевыборов президента! Вы, пусть и неопытный пока, но все-таки политик, можете сделать прогноз – к чему все это приведет?

- Досрочных выборов не избежать, уйдет правительство в отставку прямо сейчас или продержится еще какое-то время. И эти  выборы станут решающими для страны – станет ясно, пойдем ли мы по чехословацкому сценарию, когда две части страны выберут совершенно разные идеологические группы, которые не смогут работать друг с другом или они выберут один монолит, - тогда будет возможность провести смелые реформы благодаря консолидации политсил.

В Польше тоже был период с правительством, которым был недоволен западный мир. Им не помогали, их не воспринимали. Так же было в Словакии, пока не победили реформаторы. О Словакии тогда вообще говорили, как о черной дыре Европы. И только потом пришли новые лица, изменили курс страны. Я очень надеюсь, что у нас тоже придут такие люди и не только демонстрацией знания английского, а непосредственно своей политикой приведут нас к более высоким стандартам.

- В Кабмин вернуться не хотители?

- Я бы вернулся в Кабмин, если б был другой премьер. Если же Яценюка не уберут, если все останется, как есть еще на 2 – 3 года, я уеду из Украины - мне нечего тут будет делать.

- Что вас побуждает работать в стране, где вам не платят зарплату, а вашу деятельность критикуют?

- Мне было легко отвечать на все предыдущие вопросы, а этот, наверное, самый трудный… У меня ежедневно есть 5 минут, когда одолевает непреодолимое желание уехать. Изначально это была тоска по тем далеким местам, к которым я успел привыкнуть. Но еще ведь есть чувство патриотизма, оно осталось даже в отсутствии того Майданного энтузиазма, который был изначально. Я очень тяжело переживал скандалы, связанные с увольнением из министерства, но постепенно чувства успокоились. Сейчас меня мотивируют люди, с которыми я работаю. Если б я был один, без команды, думаю, я бы уже уехал.

Алиса Светлакова

 

 

Также вам может быть интересно

Loading...