aif.ru counter
18.09.2019 14:18
158

Роман Бессмертный – о векторе развития украинской дипломатии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Аргументы и Факты в Украине 18/09/2019

Так начинает беседу с «АиФ в Украине» бывший представитель Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске, экс-посол Украины в Беларуси Роман Бессмертный.

ВЕРНОСТЬ ШКОЛЕ

- Роман Петрович, на каком этапе украинская дипломатия сейчас?

- Отсчет времени существования украинской дипломатии, конечно, можно начинать со времени получения нашей страной независимости. Но нужно различать дипломатию и дипломатов. И раньше, как исключение, были высококлассные дипломаты – кто-то из них был похож на выходца из французской или британской школы, они не попадали «под стандарт» советского дипломата.

- Нашу дипломатию иногда называют «дипломатией на скорую руку». Это правда?

- Попытки создать украинскую дипломатическую школу продолжаются долгие годы, благодаря героизму людей, работающих в этой области. Высококлассных дипломатов недостаточно. Важно, чтобы они объединились, выработали национальные правила. Я уже не говорю о национальных подходах к реализации внешней политики, если хотите, о национальном видении. Это касается и обучения, и практической деятельности дипломатов, и нормативной базы. Если не придерживаться в дипломатической сфере писаных и неписаных правил при появлении нового руководства страны – будет беда.

РОЛЕВЫЕ ИГРЫ

- МИД возглавил Вадим Пристайко. Он продолжит политику Павла Климкина?

- В дипломатической сфере, как бы там сверху не «шумело», работает то же правило, что и во время шторма в океане: если даже дело доходит до войны, здесь -  тихая тональность при решении сложных, тяжелых вопросов. Поэтому первой традицией, которую я ввел бы для украинской дипломатии, стала бы спокойная, последовательная работа - многокомпонентная, кропотливая, которая по зернышку кует успех внешней политики.

- При новой команде МИДа это - возможно?

- Мне очень бы хотелось, чтобы невзирая на то, кто у нас министр, этот человек стал «кирпичиком» становления школы украинской дипломатической школы, внешней политики, складывающейся, в итоге, в серьезное строение. Что меня беспокоит? Прежде всего - отсутствие системы подготовки кадров, бедность дипломатов, недоукомплектованность, слабое техническое обеспечение. Кроме того – посттоталитарные оковы, которые висят на дипломатах. Нужна свобода, чтобы дипломат ощутил, что его работа – не только возможность на четыре года выехать из страны, а шанс раскрыть свои умения, таланты, коммуникационные возможности, способ презентовать страну. Необходимо введение традиций «пробивного характера».

По поводу Пристайко – потенциал у него есть, чтобы играть ключевую роль в нашей внешней политике. Но, честно говоря, меня кое-что поразило. Я думал, что с приходом к власти Владимира Зеленского роль министра иностранных дел вырастет. Ведь понятно, почему Петр Порошенко, который раньше возглавлял МИД, держал министра «в тени». Однако и сейчас похоже, что это сохраняется. У Пристайко - хорошая коммуникация в Европе и мире. Но, например, в Нормандском формате почему-то давно не находится место министрам иностранных дел. Президент – это гарант соблюдения прав человека, Верховный главнокомандующий, и должен дать министру иностранных дел себя проявить. А то, что сейчас происходит, явно имеет привкус непрофессионализма, в отдельных внешнеполитических действиях. Что как раз свидетельствует: министра отодвигают в сторону. Это началось сразу, с конфликта Зеленского с Климкиным, - что абсолютно недопустимо, вот такие месседжи нашему внешнему окружению.

ДОРОГОЕ ЛЕКАРСТВО

- Как вы расцениваете заявление вице-премьера Дмитрия Кулебы о том, что Украина не должна стучаться «в закрытую дверь», прося о членстве в НАТО?

- Тема преемственности важна в работе дипломатов. Советовал бы г-ну Кулебе не быть таким «отчаянным», что ли (мне сложно подобрать слово), в своих высказываниях. Эта линия юридически закреплена в Конституции. Такие эмоциональные вещи могут быть свойственны литературе, что-то подобное может сказать человек, уже не работающий дипломатом. Но - не вице-премьер или министр.

- Это – «демонстративное поведение», как у подростков?

- Такое сейчас часто возникает: Богдан (глава ОП. - Ред.) говорит «нам не нужны журналисты», по поводу добровольцев звучит – «мы вас туда не посылали», появляются заявления, что нужно отказаться от иностранных военных советников. Это связано с тем, что новые люди зашли в «большие кабинеты» и у них наступило легкое головокружение. Я склоняюсь к тому, чтобы это прощать на первых порах. Если бы это касалось только внешней политики, можно было бы о чем-то говорить, а так – везде это проскальзывает.

- А обмен пленными «35 на 35» - это тоже отражение позиции, что мы сами должна решать свои проблемы?

-  Это – большое дело, счастье для семей, огромная работа. Но я бы сосредоточился на том, как ее проводить дальше. Один из путей – укрепление международной коалиции, поддерживающей Украину. Нужно разъяснять нашу позицию, предупреждать какие-то ситуации, информировать «клуб друзей Украины». Поддерживать уровень открытости - суперважно во внешней политике. Помните, был такой период – Борис, Леонид, Джон? Был Петр, Владимир – сейчас этого уже нет, эти вещи отошли в прошлое, и это плохо. Этот разворот сначала ощущается эмоционально, затем станет чувствоваться формально, а затем и фактически. Нужно быть осторожным, чтобы не повторять ошибки прошлого. Отношения просто испортить, а восстановить - крайне сложно.

Кроме того, нужно понимать: в этом клубе каждый защищает свои национальные интересы, все признают и наше право на это. Нужно быть тактичным, спокойным, не разбрасываться фразами: «Не хотите – не будем», находить правильные слова, не случайно же есть дипломатический протокол.

БОЛЬШОЙ БРАТ

- Готовится встреча Зеленского с Трампом. Какие вопросы там могут обсуждать?

- Эта встреча будет готовиться еще долго. Еще в августе я допускал, что президенты Украины и США могут увидеться «в коридоре» в Варшаве… Есть много нюансов, которые позволила себе Украина в отношениях с США. Случилось так, что Украина в силу определенных обстоятельств стала влиять на внутреннюю ситуацию в американском политикуме, что вызвало необходимость сатисфакции со стороны Трампа. На поверхности «засветилась» тема продажи китайцам «Мотор Сич», хоть она – далеко не ключевая. Не случайно она так долго не реализовывалась во времена Порошенко. Так что тут есть над чем работать. Благо, Украина учится быть демократической, а США – это демократия, там сменяются люди у власти. Время – это лекарство. Но для нас – очень дорогое.

- Поэтому и буксует выделение нам 250 млн долл. США на военные нужды?

- Это – эмоциональная реакция США на «статистику» отношений, складывающуюся на сегодняшний день.

- Поверенный в делах США в Украине Вильям Тейлор заявил, что США могут усилить Нормандский формат…

- Украине выгодны любые инициативы, связанные с активизацией переговорного процесса, присоединение к нему США, Великобритании, сотрудничество с Китаем и многое другое. Мы нуждаемся в друзьях – для решения ключевой проблемы, войны.

- Что даст расширение Нормандского формата?

- Субъективизацию Украины во внешней политике, что - дорогого стоит. Кроме того, это дало бы возможность Киеву теснее сотрудничать с Берлином и Парижем, а также быстрее вывело бы Европу и мир на новое понимание континентального и глобального кризиса системы безопасности, или (боюсь даже об этом говорить) – на новое понимание, как сформировать континетальную и глобальную систему безопасности. Ведь война на Донбассе по-прежнему многими не воспринимается, как конфликт цивилизаций. Пассивность Меркель и активность Макрона и Трампа – это вещи одного порядка. В такой ситуации «невестка» - всегда крайняя.

- А Минский процесс почему буксует?

- Без политической оценки тут не обойтись. Проблемы есть – и организационного, и правового характера, так что для меня само его существование – загадка. Делегаций нет, есть только представители в подгруппах и Трехсторонней контактной группе. Полномочий, статуса, информационно-аналитического обеспечения нет. Возникает измерение этого процесса, которого в принципе не может существовать – уровень советников по внешнеполитическим вопросам. А человека, который поднимает эти проблемы, исключают из процесса.

- Какой должна быть тактика и стратегия украинской дипломатии?

- Я сказал бы, наступательной – в информационном плане. Это – суперважно. Присутствие послов и дипломатов в европейских, мировых СМИ, активная работа с местным политикумом, обществом, работа с парламентами, оппозицией, госаппаратом, журналистами в разных странах. Наши дипломаты должны стать «фронтменами» Украины в глазах масс-медиа стран, где они находятся, нужны соответствующие директивы. А мы пока очень сложно доносим свою позицию. По поводу стратегии – нужно придерживаться вещей, прописанных в Конституции, законе. Это – среднесрочная цель. А долгосрочная – Украина должна стать лидером в Центральной Европе.

Ирина ВАНДА

               

Топ 5 читаемых