aif.ru counter
447

Николай Кулеба: Дети должны жить, а не выживать

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Аргументы и Факты в Украине 25/07/2018

«Главные нарушения прав ребенка мы можем наблюдать в процессе доступа детей к услугам здравоохранения, образования и социальной защиты. Даже базовые потребности ребенка часто с рождения не удовлетворяются», - начинает беседу с нами Уполномоченный президента Украины по правам ребенка Николай Кулеба.

ДОБРЫЕ ЖЕСТЫ

- Николай Николаевич, в каком возрасте дети страдают от нарушения прав больше?

- В раннем возрасте, до школы. Родителипренебрегают потребностями ребенка, из-за чего нарушается его развитие. А если у ребенка еще и инвалидность – проблема вырастает в разы.

- Недавно Кабмин решил дарить родителям новорожденных «бэби-боксы». Насколько действенны подобные меры?

- Смогут ли бэби-боксы кардинально изменить положение детей в Украине к лучшему? Я так не думаю. Это – поддерживающая мера, добрый жест. Подобное есть во многих странах: вместо 5 тыс. грн. на рождение ребенка государство дает молодой семье бэби-бокс. Но Кабмин должен сам отчитываться о своих достижениях. Наша ответственность – мониторить соблюдение прав ребенка, указывать власти и обществу на проблемы, которые возникают при реализации детьми своих прав. При этом, мы принимаем участие в решении этих проблем. Так, недавно мы вместе с Ассоциацией адвокатов Украины участвовали в разработке законодательства об алиментах. Однако, я пока не вижу серьезных изменений в системе охраны детства в Украине. 

- Какой должна быть эта система?

- Она должна отслеживать, в какой семье родился ребенок, как будет жить после рождения: будет ли обеспечен дошкольным образованием, медуслугами. Система должна адекватно и оперативно реагировать, если условия жизни ребенка небезопасны. Она обязана не только удовлетворить базовые потребности ребенка, но и предоставить необходимую поддержку семье. Как правило, неблагополучные семьи страдают от отсутствия помощи по месту жительства. Ведь социальных работников, которые правильно оценили бы ситуацию и предоставили комплексную помощь, сейчасне хватает.  Но, если мы хотим решить проблему существования интернатов – мы должны, в первую очередь, предупредить попадание ребенка в інтернат. А для этого нужно вовремя увидеть проблему в семье и оказать поддержку.

КАК УСЛЫШАТЬ РЕБЕНКА

- На Западе при нарушении прав ребенка соцслужбы отбирают его у родителей. Нужно ли у нас внедрять что-то подобное?

- Это уже третий уровень системы соцзащиты детей. И мы с советских времен привыкли, что эта система должна быть «карательной». Поэтому и воспитание детей у нас директивное: «Сделай уроки, убери, вынеси мусор, иначе будешь наказан». В то же время, первый уровень защиты – это работа по недопущению неблагополучия в семьях. Второй – работа соцслужб, когда уже есть неблагополучие или насилие в семье. Нам с рождения нужно заботиться о детях, формировать у них навыки самостоятельности, проводить профилактику буллинга (травли детей. – Ред.) в школах. Об этом говорит и министр образования Лилия Гриневич: ребенок должен понимать, как жить, а не как выживать. Как не попасться «на крючок» в соцсетях, не стать жертвой насилия. Детей нужно обучать компетентности, а не просто школьным предметам.

- А к вам, как к правозащитнику, дети часто обращаются?

- К сожалению, дети боятся высказывать свою точку зрения, хоть это право записано в Конвенции ООН о правах ребенка. Поэтому я создал платформу, которая называется «Національна дитяча рада». Это – площадки для детей из разных регионов. Мы проводим тренинги по защите прав детей, объясняем им, как свободно выражать свои мысли. В том числе, даже по вопросам формирования государственной политики в детской сфере.

- К кому идти ребенку, если нарушаются его права?

- Первые, кто должен услышать ребенка –родители. Обязаны отреагировать и воспитатель детсада или школьный учитель, лечащий врач, полицейский, соседи, сотрудники соцслужб и служб по делам детей, о существовании которых должен знать каждый ребенок. Окружающие не могут оправдывать свое равнодушие тем, что проблемы детей – это забота госорганов. Ведь бывает и такое, что на местах просто нет соцработников. А родители жалуются на бездеятельность государства, хотя сами должны защищать права ребенка.

- Почему соцслужбы не справляются с защитой детей?

- У нас 8 тыс. специалистов соцслужб, и мы хотим, чтобы эти люди бежали «со всех ног» помогать детям. Но соцработник за мизерную зарплату в 3-3,5 тыс. грн в мес. не может быть профессионалом. Нужно поднять престижность этой профессии, внедрить обучающие программы, сертификацию. Тогда случаи, когда ребенок гибнет, а никто на это не реагирует, станут редкостью.

ИНТЕРНАТ СЕМЬЕ НЕ ЗАМЕНА

- Систему интернатов нужно реформировать. Как это сделать?

- Ребенок должен жить дома. Если это невозможно, нужно найти ему приемную семью. А у нас после того, как ребенок оказывается в интернате, семье не предоставляют социальное сопровождение. И после того, как ему исполняется 15 лет, он возвращается домой и начинает вести асоциальную жизнь по примеру родителей. Чтобы ребенок не попал в интернат, важно помочь семье всеми доступными способами. Если родителям нечем его кормить, не во что одевать – нужны банки еды и одежды, как в других странах. Если семье негде жить - необходимо предоставить временное жилье. Если нужен детсад – помочь устроить туда ребенка. А если ребенок нуждается в лечении – нужно ему и это обеспечить, чтобы он не оказался в специнтернате.

- Однако родители детей с ДЦП встревожены закрытием специнтернатов…

- Конечно, специнтернаты должны существовать. Но дети попадают в них потому, что нужных медуслуг нет по месту жительства. Недавно я общался с руководителем такого интерната, где живет 50 детей, 27 из которых там ночуют. Я спросил его: «Если бы у вас был свой транспорт, сколько детей оставалось бы круглосуточно?». Оказалось, всего четверо. Но ведь за деньги на их содержание давно уже можно было решить этот вопрос! Неужели так сложно предоставить транспорт и медуслуги, чтобы часть детей могла ходить в инклюзивный или спецкласс рядом с домом, и им не нужно было бы ехать в интернат за 200 км от дома? И родители, а не интернат, занимались бы их воспитанием. В США, Канаде такие дети по полтора часа едут в спецшколу, а живут дома, это норма.

ДЕТИ НА ПРОДАЖУ

- Почему в Украине так сложно усыновить ребенка?

- Шесть тысяч детей в интернатах не имеют статуса сироты, что дало бы им возможность быть усыновленными. Они в «подвешенном состоянии»: у них нет, и не может быть благополучной семьи. При этом, две тысячи украинцев - потенциальных усыновителей годами ждут своего ребенка. Правда, 90% из них хотят здорового ребенка младшего возраста (за год их появляется 200-300 человек), а в интернатах большинство – старшие дети или дети с инвалидностью. Так что ситуация с усыновлением сегодня напряженная. Но в этой системе должно быть достаточное количество соцработников, которые будут вовремя помогать ребенку в получении статуса для усыновления.

По поводу усыновления украинских детей за границу: около 5 лет назад иностранцам запретили брать в семьи наших детей - кроме тех, кому больше 5 лет или детей с инвалидностью. Поэтому, уровень такого усыновления резко упал: раньше было несколько тысяч детей в год, сейчас - 300-350. В основном, украинских детей усыновляют в США. Но  иностранцы по-прежнему жалуются на высокий уровень коррупции в Украине, и многие отказываются от этой идеи.

- Следует ли смягчатьправила усыновления наших детей иностранцами?

- Нужно ратифицировать Гаагскую конвенцию по правам ребенка, которую уже восемь раз «провалил» парламент. Она дала бы возможность внедрить в Украине международные стандарты усыновления. Это сделало бы процесс усыновления прозрачным, открытым. Но саму процедуру упрощать не следует, в Украине она несложная.

- Недавно генпрокурор Юрий Луценко заявил, что Украина стала одним из центров коммерческого суррогатного материнства. Как вы к этому относитесь?

- Считаю, что суррогатное материнство противоречит интересам ребенка: ведь он не имеет права голоса. Но ребенок – не мешок с картошкой, котик или собачка.  К тому же, у нас суррогатное материнство – это система купли-продажи ребенка. Такие преступления в последние десять лет часто раскрывались: люди покупали детей у известных медкомпаний, не предоставляя для их зачатия свой биоматериал. Поэтому, некоторые посольства ввели процедуру генетической экспертизы, но преступления повторяются из-за пробелов в законодательстве. Украина стала рынком для продажи детей. Я запретил бы у нас суррогатное материнство в том виде в котором оно есть у нас сейчас. Так уже поступили Индия, Таиланд, Мексика. Тут нужно четкое законодательное регулирование.

Ирина ВАНДА

Loading...

Топ 5 читаемых