204

Ликарчук: О том, что таможню хотят ликвидировать, мы узнали слишком поздно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Аргументы и Факты в Украине 16/09/2015

Самое громкое увольнение сентября – это, конечно, снятие с должности Константина Ликарчука, зампреда Государственной фискальной службы. Все уже знают, К. Ликарчук еще оставаясь в должности, прошелся по главе ГФС Роману Насирову и его советнику Геннадию Романенко. Сделал это публично, что для чиновника не совсем обычно. А чтобы своим словам придать больший вес, прошел проверку на детекторе лжи.

«Чтобы реально что-то изменить, нужно начать хотя бы начать говорить вслух. Думаю, что лет через 10 мне будет не стыдно рассказать детям, как я строил новую Украину», - говорит в интервью «АиФ» Константин Ликарчук.

Ложкин пригласил

- Константин, вы поработали в ГФС совсем недолго, и у меня такое ощущение, что вы изначально знали – затея обречена на поражение. Зачем же вы тогда за нее взялись, чего добились?

- Я пришел, чтобы реально что-то сделать, а не стать частью системы. Поэтому за кресло и не держался. А «запрещенный прием» - публичную риторику начал вести, уже когда стало ясно, что отставка неизбежна. К концу августа у меня не осталось никаких полномочий, управление санаторием «Днепр» в Крыму – как насмешка… А до этого мы просто работали. Например, мы фактически остановили контрабанду через таможню в Закарпатье, хотя мало кто об этом знает.

- …Минуточку. Не в Закарпатье ли случилась война контрабандистов, в которую был вовлечен «Правый сектор»? Впечатление, что контрабанда там в последнее время лишь усилилась!

- Та ситуация, которая произошла в Мукачево, на мой взгляд, является как раз отголоском нашей работы. Суть в том, что поток контрабанды через таможню был перекрыт. Но таможня – это лишь один канал. А второй – то, что сами таможенники в Закарпатье называют «зеленый коридор» - тропинки в лесах, горах через границу. В Закарпатье существовало «разделение труда» - одни дельцы занимались контрабандой через пункты пропуска, вторые – через «зеленый коридор». Первые в результате нашей работы остались не у дел, и попытались свою часть контрабанды тоже направлять через «зеленый коридор». Так у закарпатских контрабандистов и возник конфликт интересов, следствием которого стали, по моему мнению, события в Мукачево.

- Правильно ли я понимаю, может, контрабанды в Закарпатье стало и ненамного меньше, но через таможню она проходить перестала?

- Закарпатцы хорошо знают, когда мы начали работать, бусы с контрабандой в большом количестве стояли прямо на венгерской границе по дворам. Не могли проехать через границу. Потом эти бусы поехали через Львов, Волынь, Черновцы. Но через Закарпатье они уже не ехали. Сейчас, конечно, ситуация могла измениться. Там уже три недели нет человека, которого я назначил – Олега Крутяка. Его уволили.

- Увольнение О. Крутяка связано с назначением на должность Закарпатской ОГА Геннадия Москаля?

- Я ни разу не встречался с Г. Москалем. Но я так понимаю, что у него были свои идеи о назначениях в Закарпатье. Нового человека назначили в конце августа, на тот момент у меня уже не было кадровых полномочий и со мной это назначение никто не согласовывал.

- Много у вас было таких людей, как О. Крутяк? Как вообще вы начали работать?

- Вообще, среди таможенников – очень много порядочных и профессиональных людей. А как я туда попал, расскажу. В администрации Президента объявили конкурс на занятие вакантных должностей в высших государственных органах. Было несколько вакансий, отбором занимались рекрутинговые агентства. Я прошел собеседование в одном из таких агентств, затем беседовал с Борисом Ложкиным, главой АП. В конце апреля мне позвонили и сказали, что есть предложение - работа зампредседателя ГФС, управление таможней, 50% ответственности за ее работу.

Карт-бланш Саакашвили

- И с чего вы начали свою работу?

- Во-первых, всей системе мы дали понять, что очередного коррупционного витка не будет. То есть, нет необходимости нести нам деньги. Во-вторых, мы занялись серьезной аналитической работой. Стали отслеживать все подозрительные операции начальников таможен и на каждую такую операцию жестко обращать их внимание. Причем, делали это систематически, чтобы на каждой таможне поняли: за ними наблюдают, их решения не остаются без внимания. И, наконец, мы стали решать кадровый вопрос. Поменяли достаточно много руководителей таможен, нашли нормальных людей, некорумпированных, следовавших инструкциям. Закарпатье – хороший пример.

- А другие примеры? Как с Одесской таможней дела обстояли? Михаил Саакашвили сразу после своего назначения заявил, что на одесской таможне ежегодно воруют 1 млрд. долларов и пообещал ее реформировать…

- Я цифру, названную М. Саакашвили, не могу подтвердить или опровергнуть. Вообще, сложно точно сказать, что сейчас происходит в Одессе, с одесскими таможенниками у меня нет нормального контакта уже больше месяца. Знаю, что там уменьшился товаропоток. То есть, очевидно реализовывать контрабандные схемы в Одессе стало непросто, и дельцы переориентировались на другие регионы. Например, на Киев.

- А может ли вообще губернатор реформировать таможню? Есть разве у него такие полномочия?

- Думаю, М. Саакашвили сейчас очень и очень трудно. Когда его назначили губернатором, я так понимаю, ему дали карт-бланш. Сказали: «Делай, все что нужно, тебе поможет таможня, прокуратура, СБУ. Они будут делать все, что ты скажешь». В реальности же он столкнулся с ситуацией, когда никто не помогает, а как раз наоборот, мешает. Он конечно реформировать таможни не может. Но он может повлиять на назначение хорошего руководителя таможни. По закону это назначение необходимо согласовывать с ним. То есть, он может просто не назначать на должность никого, кто не пройдет открытый конкурс. 

- Получается, что за четыре месяца работы вам удалось наладить работу. Теперь, возможно, поделитесь рецептом, как реформировать таможню, чтобы она начала эффективно работать? И сколько на это нужно времени? Пусть даже это будет чисто теоретически, но ведь сейчас в стране крутится вокруг вопроса реформ… 

- Теоретически надо, чтобы была государственная таможенная политика. То есть, нужно указать цели, которые должна выполнять таможня. Я считаю, таких целей должно быть три. Первая, это функция безопасности границы. У нас огромная сухопутная граница – 5,5 тыс. км, и вся она проблемная. То есть, таможенникам и пограничникам нужно поставить четкие задачи. Пограничники должны заниматься миграционными вопросами, физической безопасностью, а таможенники – безопасным движением товаров. Сейчас эта, основная функция таможни сведена на нет, поскольку таможня является частью ГФС. Она занимается конфискатом. Фактически, она – инструмент подавления бизнес-деятельности. Так быть не должно, и отсюда – вторая функция таможни. Она должна способствовать международной торговле. Движение товара через границу должно быть простым, прозрачным, быстрым. Тогда товары пойдут. Что значит, простым и быстрым? Заходит товар – мы его пропускаем. Если он кажется нам подозрительным, вызывающим сомнения, мы его все равно пропускаем, но просим предоставить дополнительные документы. То есть, на границе ничего не «зависает», минимум волокиты. Документы в срок не предоставили? Мы «догоняем» этот товар в Украине, проверяем предприятие, штрафуем… Это называется пост-аудит, так работает таможенная система по всей Европе. И третья функция – сбор налогов. Из-за этой функции и сейчас высокий соблазн коррупции. Но если правильно выстроить вертикаль, коррупция уменьшится. Для этого не нужно много времени – 6 месяцев достаточно.

На налоги Европе плевать

- У нас на каждую реформу правительство просит несколько лет. Концепцию утвердить, новый штат сформировать, обучить, работать в тестовом режиме. У вас счет на месяцы. То есть, или вы дилетант-мечтатель, или те у нас большинство во власти реформ не хотят и затягивают с ними. Кстати, руководство ГФС вас обвинило в непрофессионализме. Что можете сказать в свою защиту? 

- В мою защиту говорят цифры. Все 4 месяца, пока я был зампредом ГФС, мы перевыполняли планы Минфина по поступлениям в бюджет. То есть, делали больше, чем от нас ожидали. В апреле, к примеру, дали на 250 млн грн. больше, в мае – уже на 530 млн. А с июня мы начали такие изменения, которые позволили бы нам получать дополнительно и 1, и 2 млрд грн. в месяц дополнительно. Конечно, чья-то кормушка бы опустела. Я много говорил уже об этом…

- Хорошо, вы ушли, но ГФС в целом и таможню в частности все равно ведь придется реформировать. Известен ли вам план реформ у руководства ГФС?

- Таможню планируют ликвидировать, это и есть весь план реформ. Ее сделают объединенной - региональные таможни объединят с управлениями ГФС. Это тем плохо, что финансовые потоки налоговой и таможни будут размыты. На уровне областей образуется некая «мутная вода», в которой кто-то будет ловить рыбку. Результатом станет снижение поступлений в бюджет. Сами проекты реформы от нас изначально скрывали, но выяснить нюансы все же удалось, правда, поздно. Мы вышли на Минфин, и там нам сказали, что пакет реформ уже согласован с МВФ. Мы начали выходить на различные европейские организации. Оказалось, Евросоюз наши фискальные проблемы не заботят, им важнее безопасность границ. Такая вот история…

- Ясно… Чем дальше планируете заниматься? Не жалеете ли о том, что произошло?

- Скорее всего, вернусь к юридической практике и буду заниматься вопросами таможни, как эксперт. Ни о чем не жалею. Чтобы реально что-то изменить, нужно начать хотя бы начать говорить вслух. Думаю, что лет через 10 мне будет не стыдно рассказать детям, как я строил новую Украину…

Елена ГОРДЕЕВА

Также вам может быть интересно

Loading...