aif.ru counter
15.10.2015 12:47
775

Геннадий Корбан: Меня тошнит от выборов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аргументы и Факты в Украине 15/10/2015
Геннадий Корбан
Геннадий Корбан © / 24tv.ua

Циничный рейдер решил стать мэром столицы. Киевляне ожидали тонны гречки – не дождались. Получается, экономит на электорате. С чего вдруг?  Решили выяснить непосредственно у Геннадия Корбана.

Встречу Корбан назначает на Воздвиженской ул. (недалеко от Андреевского спуска). Это улица – призрак. Построили с нуля, но жильцов нет – дорого, неудобно. Для аренды тоже слишком дорого. Получились красивые декорации – все здания построены под XIX век. Однако Корбан легко берет ценовой барьер – и арендует сразу три этажа. Улица моментально ожила – толкаются машины, такси, грузовики. Внутри в штабе странный лабиринт, череда приемных нардепов от партии «Укроп». Притом, что самих нардепов здесь сроду никто не видел.

Помощница Корбана объясняет: в случае облавы таблички приемных послужат своего рода оберегом. Точнее, юридической защитой – у депутатов неприкосновенность, у их приемных стало быть тоже. Есть правда и физическая защита – на каждом этаже по группе охранников. У кабинета Корбана неотлучно дежурят двое. В самом кабинете темновато – шторы плотно занавешены.

– Соседние здание слишком близко, – поясняют штабисты в ожидании хозяина помещения.

Слишком близко – это на расстоянии пули. Похоже, Корбан не рассчитывал на теплый прием в Киеве и перестраховался на всю катушку. Как будто человек явился на светский раунд в бронежилете. Впрочем, у Корбана – уже есть опыт выборов, так что может это не зря.

Уходили с большой любовью

– Сильно отличается киевская избирательная компания от черниговской? – интересуюсь, дождавшись хозяина кабинета.

– Киев – это другой город, сытый… – Корбан закуривает (он вообще без конца курит). – Это город умных людей. Потому и компания будет совсем другой.

– А жители Чернигова, получается, дураки?

– Ну, почему дураки? Они голодные. А голодный сытому не товарищ.

– Поэтому они за вас не проголосовали?

– За меня достаточно проголосовало.

– Недостаточно для победы.

Корбан говорит, дескать это момент спорный. И рассказывает про сетку, выстроенную его конкурентом Березенко и про административный  ресурс. Об этом уже писали. Затем вспоминает про гречку. Признает – погорячился. Но все по доброте душевной – не удержался, и помог.

 –  Да, это в какой–то степени подпортило репутацию. Но нельзя было не отреагировать на боль людей. Это был крик о помощи.

– В Киеве крика не услышали, потому и гречки не будет?

– Я сразу сказал, что не будет.

– Хоть поскандалили бы тогда? В целом скучно…

– Да… Где–то скучно, согласен. Потому что заранее известен результат, люди уже никому не верят – они устали от политики. Их тошнит от всех, наверное, и от меня. Я это прекрасно понимаю.

– Если понимаете, что от вас тошнит – на что рассчитываете?

– Это вопрос не по адресу – этот вопрос надо задать людям. На что они рассчитывают? Потому что меня тоже тошнит от выборов, как и их.

– Садомазохизм какой – то получается. Может вам снять свою кандидатуру?

– Ну, почему снять? Я готов заниматься политикой, реальными вещами, я человек прикладной. Плохо понимаю в избирательных технологиях. Поэтому у нас масса умных людей, которые мне что–то рассказывают. Они все планируют (похоже здесь Корбан не лукавит. Он нанял отличных политехнологов, и теперь послушно следует их рекомендациям. Все спонтанные проявления доброты в виде раздачи гречки отныне – табу). 

– Я не считаю избирательный процесс делом, понимаете? – вновь закуривает Корбан. –  Это как смотрины. И я вот участвую в этих смотринах.

– Такое впечатление, будто выполняете повинность. Вы ведь не хотели баллотироваться?

– Я не очень стремился, но есть решение партии – и я подчинился. Ну не то, чтобы подчинился – принял сторону партии.

– Партии конечно видней, но вы сами сказали, Киев – город умных людей. Думаете, они будут голосовать за человека с клеймом «рейдер»?

– Ну, послушайте, у всех людей есть глаза. Смотрите не на штампы, смотрите на результат. Дела – вот что важно. Это меня просто потрясает: вы все время выбираете того, кто ничего не сделал. Знаете, как в Библии написано: «суди по делам их», да? Или что–то там такое написано…

– Я не знаю Библию наизусть…

– Да я тоже не знаю. Суть в том, что у нас в стране нет политика с хорошей репутацией. Людям кажется, что они есть, но на самом деле их нет. Многие просто обычные дешевки: малодушные, лицемерные. Просто у них красиво написана автобиография…

– А у вас в автобиографии пробел насчет личной жизни…

– У меня четверо сыновей, но я не очень люблю на эту тему говорить.

– Ваши дети учатся за рубежом?

– Никто из моих детей не учится за рубежом. Более того, в самый тяжелый момент для страны наша команда привезла, И. Коломойский, в частности, – все привезли свои семьи в Днепропетровск, а все частные самолеты были отправлены из аэропорта. Просто, чтобы люди видели, что мы никуда не убежим. И семьи наши тоже здесь. Это внушило большой уровень доверия. И когда нам пришлось уходить, мы уходили под аплодисменты и с большой любовью. Покажите какая власть у нас еще уходила с такой любовью.

Одни правила для всех

– В таком случае рейтинг партии в 1,4 процента – это парадокс?

– Я не верю в этот рейтинг, у меня другие цифры. По многим регионам мы преодолеваем  5–процентный барьер. Нашей партии всего три месяца, может у нас не такое быстрое движение, но оно восходящие.

– А вот олигарх Григоришин в своем интервью говорит, что движение Кломойского и, надо полагать, его команды – хаотическое. Бегают по кругу, пытаются все сломать – такое состояние души. 

– Коломойский мой друг, и комментировать его состоянии души для меня не совсем приятно.

– А вы обсуждали со своим другом такой вопрос, как деолигархизация?

– Да, у нас были с ним ожесточенные баталии, но мы нашли общую платформу. Я скажу мы ее не просто обсуждали. Именно Коломойский был инициатором обсуждения. Потому что Коломойский, как и многие другие богатые люди, на самом деле лишены возможности жить в стране. Вот что для вас деолигархизация?

– Это ликвидация монополий.

– Да. Реально Украина стала независимой 24 года назад. И в Украине так сложилось, что все эти 24 года был олигархический период. К чему он привел? Он привел к понижению социальных стандартов. Соответственно сейчас нужно исправить эту ситуацию, провести деолигархизацию. А как ее провести, никто не знает. Порошенко тоже не знает, он просто произносит эти слова, потому что они популярны. А если попросить, «Петр Алексеевич, вот что? Как? Можете нарисовать?» – он не нарисует.

– А деолигархизацию можно провести простым путем. Скажем есть в стране стратегические отрасли промышленности: нефтегазовая, горнорудная, химическая, телекоммуникации. Они все сейчас сосредоточены в одних руках. Ну, каждая отрасль – в своих руках. Например «Уктатнафта», которая принадлежит Коломойскому, это единственное место, где производят керосин. Коломойский может однажды проснуться в Женеве и сказать: надоело, устал. Закроет завод. Или Ахметов скажет, надоело поставлять мне уголь. И что у нас дальше будет? Власть падает на четыре кости и умоляет: дайте уголь! Вот вам преференции. Хотите еще преференций? Вот вам еще…

Исправить ситуацию легко – так это делалось в Германии и во Франции. Принимались законы и людям давали срок, в течении которого они должны расстаться с контрольным пакетом. Их обязывали продать, притом, не тихонько, самому себе, в офшор, а публично. Если они этого не делают, включается процесс национализации. Но национализация – это не есть отъем.

– Разве?

– Да, отъем – это экспроприация. А национализация – это когда государство пользуется первоочередным правом выкупа.

– То есть, если не продал сам, то государство покупает?

– Да, государство принудительно покупает. И затем долю передает в управление большим фондам, при этом прибыль вся официально идет в госбюджет, за счет этого повышаются соцстандарты. И вот когда мы обсудили это с Коломойским, он сказал: я согласен, только эти правила должны быть одинаковы для всех.

– А зачем ему с этим соглашаться, если можно не соглашаться?

– Нельзя всего проглотить в жизни. Если мы хотим жить в этой стране – а мы хотим – то необходимо повысить социальные стандарты для всех. Но надо начинать с чистого листа. Надо вызвать ребят и спросить, ну, ребята, вы согласны? Вот Ренат Леонидович, вы хотите жить Донецке? С чего там все это началось? С того, что социальные стандарты не выдерживали никакой критики. 

– А реально вы обсуждали эту модель с Ахметовым?

– Да, он согласился. Потому что он хочет жить в этой стране. Здесь можно жить людям обеспеченным, богатым. Миллиардер – это ведь не обязательно олигарх, правильно?  В Америке миллиардеров очень много, но ведь они не олигархи. А знаете, почему? Потому что правила одинаковы для всех.

–  То есть, олигархи готовы капитулировать, но на своих условиях. Но власть же не идет на диалог с крупным бизнесом…

– Значит, не ту власть мы выбрали.

– Значит, и схема ваша останется мертвым грузом.

– Почему? Пока что мы не власть, а вот когда придем к власти… Если когда–нибудь такое случится, достану свой портфельчик, выну стопку документов и подпишу. Вот и все (кажется, при этих словах наш собеседник даже немного повеселел)

– А как же вы придете к власти?

– Вот для этого нужно пройти тяжелый, не очень приятный для меня, может и для остальных, процесс – смотрины. Я понимаю, что не бывает чудес. Та же «Самопомощь», которая сейчас взлетела, они до этого два раза принимали участие в выборах, но их никто не услышал. Они взлетели в тот момент, когда людям захотелось чего–то другого. Сейчас такой момент, когда люди уже ничего не хотят… Придет момент, когда захотят.

Волков бояться

– То есть, вы готовы выжидать?

– Наше время пока не пришло… А может пришло, на результаты выборов надо смотреть.

– Но люди бояться, что «Укроп» придет к власти, начнет дерибан и центральная власть не сможет никак повлиять…

– А что, пусть центральная власть все дерибанит?

– Ну, если так ставить вопрос, то выборы в принципе не нужны…

– Это вы так ставите вопрос. Но нельзя судит о блюде, не попробовав, правильно?

– Да, но внешний вид тоже бывает подозрительный: цвет, запах…

– Это то что вы называете репутацией, да? – видно, Корбан устал без конца спотыкаться о свою репутацию, исчерпал запас аргументов, надолго задумался и выдал наконец: Бояться волков – в лес не ходить. По крайней мере, я никому в Киеве землю не обещал. И мне она не нужна – мне в Днепропетровске хватает и земли, и бизнеса. 

Евгения Супрычева

 

Сексуальная заместительница Саакашвили возглавила Одесскую таможню - фото | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых