aif.ru counter
386

Егор Соболев: «Не верьте политикам»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. Аргументы и Факты в Украине 29/11/2017

«Введение е-декларирования для многих в парламенте – головная боль, которую еще усиливает НАБУ и САП. А сейчас мы готовим закон для антикорупционного суда. И это уже может создать угрозу политической смерти для коррумпированных нардепов», - начинает беседу с нами глава парламентского Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор СОБОЛЕВ.

КТО РАСКАЧИВАЕТ ЛОДКУ

- Егор, вы заявили, что вас хотят снять с должности главы комитета, но больше никто об этом не заявлял…

-  Коллеги по комитету мне рассказали, что во фракции их заставляют подписать обращение к парламенту с просьбой меня уволить: в «Народном фронте» этим занимается Максим Бурбак, а в БПП – сам президент. А у нас в комитете сейчас большинство у президентского блока.
Любой глава парламентского комитета назначается и увольняется большинством народных депутатов. Для этого необходимо общее голосование, как и для принятия любого закона. В регламенте записано, что такое увольнение может инициировать спикер и члены комитета. Или, как говорится в регламенте, это может произойти «по другим причинам». А причины те же, по которым ушли из Кабмина министры еще первого после Майдана правительства. Я в политике себя сейчас ощущаю, как проукраински настроенный гражданин на оккупированных территориях.

- Как вы сами оцениваете работу Комитета по предотвращению коррупции?

- Если удастся завершить создание всех антикоррупционных органов - это уже угроза для властной верхушки. А роль парламентского Комитета по предотвращению коррупции в этом процессе – не последняя. Кстати, потому меня и хотят «убрать» с должности.
Мы разработали и провели через парламент законы о декларациях имущества чиновников, о независимости НАБУ и САП. Остановили 377 законодательных инициатив, где выявили коррупционные нормы. Наш комитет поддерживают международные партнеры, мы выстроили сотрудничество с общественными активистами и журналистами, антикоррупционные законы помогают им проводить расследования.

БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

- Что происходит сейчас с аудитом НАБУ, его так и не проводят?

- Аудит НАБУ проводят наши американские и европейские партнеры. Они заказали и оплатили высококвалифицированных международных экспертов, которые профессионально разбираются, что у НАБУ выходит, а что нет, и как действовать, чтобы оно стало еще сильнее. Парламент должен был проголосовать за своего аудитора НАБУ, еще одного обязан был назначить президент. Пока есть только один аудитор НАБУ от Кабмина (26 мая 2017 г. Кабинет министров выбрал аудитором НАБУ  от правительства Михаила Буроменского. – Ред.)

Антикорупционное бюро выдерживает самую большую атаку с момента создания. Дела против Мартыненко, Охендовского, Насирова, Авакова-млдшего испугали руководство государства. Целый ряд расследований, которые ведет НАБУ, опасны для олигархов. В частности, расследование завышенных цен на электроэнергию, выгодных бизнесу Рината Ахметова. Поэтому директора НАБУ пытаются уволить или отстранить от работы. Для этого есть три способа: назначение зависимого аудитора НАБУ, который напишет заранее подготовленное заключение о плохой работе Бюро; изменение законодательства, чтобы убрать независимость НАБУ и САП. Наконец, избавиться от Сытника можно с помощью зависимых судей, отстранить его на время расследования по делу о якобы разглашенной тайне следствия, начатому генпрокурором Луценко.

- Почему нет никакого эффекта от е-декларирования? Это нужно было, чтобы шокировать население, а на политиков это особо не повлияло…

- Открытие информации о жизни чиновников - эффективный инструмент контроля политиков со стороны общества.  Да, сначала украинцы должны были понять, кто и насколько их обманывает из представителей власти. И этот эффект достигнут. Я всегда говорю людям: не верьте всем политикам, в том числе и мне. Смотрите, как они голосуют и чем владеют. Так во всем цивилизованном мире происходит. 
Для многих политиков необходимость раскрыть свое состояние – большое неудобство и неприятность, от которой парламентарии всячески пытаются избавиться. Так, главный военный прокурор Анатолий Матиос предложил, чтобы декларации не подавали те, кто выполняет задания в интересах обороны и безопасности. Думаю, что почти все чиновники высокого ранга постараются стать такими «оборонцами».  

УКРАИНЦЫ НЕ ГОТОВЫ К ПРОТЕСТАМ

- Только два требования протестующих у Рады удовлетворены – с 2020 г. отменена депутатская неприкосновенность и принят в первом чтении новый избирательный закон. Что дальше?

- Вначале протесты вызывали у нардепов испуг, и они проголосовали за снятие депутатской неприкосновенности. Но два принятых закона об этом (№7203 и №6773 – Ред.) отправили в Конституционный суд. Также под давлением протестов проголосовали за смену правил выборов в первом чтении (законопроект 3112-1 об Избирательном кодексе Украины – Ред.)
Сейчас начались репрессии против протестующих под Радой. За последние три дня арестованы и вывезены в Мариуполь, посажены в СИЗО три командира палаточного городка - Александр Новиков, бывший командир батальона «Донбасс» Анатолий Виногродский и Леонид Литвиненко из ОУН.

- Оппозицию обвиняют, что она выдвигает требования, которые и так были бы удовлетворены по условиям сотрудничества с Западом…

- Законопроект об Антикоррупционном суде разработан год назад, но президент его не вносит в парламент. Почему – вопрос риторический. Закон об отмене депутатской неприкосновенности не принимается уже третий год этим составом парламента. Закон о выборах по открытым спискам лежал «под сукном» два года. Без давления общества мы и дальше будем тонуть в коррупции и вернемся к политическим репрессиям.

- Почему люди, по вашему мнению, так и не вышли протестовать массово?

- Слишком многие в нашей стране – только наблюдатели. Я был на обыске у военных врачей, которые нам помогают в лагере. Полицейские приглашали понятых. Но когда люди приходили, я объяснял им, что это за дело и они сразу уходили. Только одиннадцатая по счету женщина согласилась. Когда я спросил, почему она здесь, она ответила: «Я просто наблюдатель». Эта «диванная» позиция с расчетом, что другие будут решать проблемы – очень давняя беда Украины. Немало таких, кто уже не верит, что что-то можно изменить.

ПАЛАТКИ И ВЫБОРЫ

- Украина – парламентско-президентская республика, но очевидно, что парламент не справляется со своей функцией. Не считаете, что нужно его переизбирать?

- В этой Верховной раде принципиальных 30-50 нардепов. Если переизбирать парламент, то только по новым правилам. Чтобы люди, а не олигархи сформировали парламент, нужно сменить состав ЦИК, перейти к открытым спискам партий, запретить политическую рекламу. А еще нужны принципиальные министр внутренних дел и генеральный прокурор, которые должны отправлять за решетку тех, кто подкупает людей на выборах. Все эти решения требуют голосований в парламенте. Но действующая Рада за них проголосует только если общество ее заставит. Именно для этого мы сейчас в палатках (сейчас под парламентом остается палаточный городок протестующих. – Ред.).

- Вы поддерживаете следующую акцию за закон об импичменте президенту? Тоже поставите там свою палатку?

- Я против того, чтобы объявлять акцию за акцией: тут количество не перерастет в качество. Сейчас для нас важно защитить наших людей от арестов и достучаться до общества. Объяснить людям, что тот же закон об Антикоррупционном суде - не для Соболева или МВФ, а чтобы отправить в тюрьму коррупционеров. Верю, что мы разбудим людей, и сможем объединиться.

-  Святослав Вакарчук не исключает, что будет баллотироваться на пост президента. Вы не хотите попробовать?

- Говорить о том, что будет в 2018-2019 гг. несерьезно. Если оставить все как есть, у нас будут не выборы, а профанация. Не хочу разбрасываться пафосными заявлениями, по типу «я иду в президенты».

РЕИНТЕГРИРОВАТЬ ЗА ПЯТЬ ЛЕТ

- Вы поддерживаете так называемый закон об особом статусе ОРДЛО (законопроект №7163 – Ред.)?

- Туда обязательно нужно вписать дату оккупации и возложить на РФ ответственность за жизни людей и разрушение инфраструктуры после этой даты. Да, и признать оккупированной территорией Крым.

- Вы боролись за торговую блокаду ОРДЛО. И сейчас считаете, что это было верное решение?

- По-прежнему думаю, что торговать с оккупированными территориями нельзя.

- Тогда как вы собираетесь реинтегрировать те территории и, главное, людей, если там уже 4-й год никак не присутствует Украина: ни экономически, ни информационно, ни гуманитарно?

- Лучший пример – ситуация в Германии после Второй мировой войны. Сначала союзники очистили страну от военных. Потом зашли военные коменданты, организовали основу для мирной жизни. Затем провели денацификацию, отстранили от управления государством военных преступников. Потом дали людям возможность с помощью фильмов, газет, дискуссий понять, что во времена Гитлера с ними произошло. И только через пять лет провели выборы. Думаю, это хороший план для реинтеграции Донбасса.

Ирина ВАНДА

Loading...

Топ 5 читаемых