aif.ru counter
107

Леонид Емец: Коалиция наберет больше 226 депутатов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Аргументы и Факты в Украине 13/04/2016

«Я сам готов ругать Кабмин Арсения Яценюка по многим направлениям. Вопросов к Кабмину вообще целый вагон и тележка, критика в его адрес зачастую обоснована, хоть и не вся, конечно», - говорит Леонид Емец, народный депутат от фракции «Народный фронт» в Верховной раде Украины.

Томенко и Фирсов выиграют дело в ЕСПЧ

- Озвучьте хотя бы одну вашу претензию к уходящему правительству?

- Например, охрана здоровья. Считаю, что бездеятельность профильного министерства опасна для здоровья украинской нации. В СМИ официально заявили минимум о 5-6 доказанных смертельных случаях, вызванных отсутствием необходимых лекарств, которые всего лишь вовремя не закупили в Украину. Почему этого не сделали? Вовремя не провели тендеры и погибли люди... Ответственность за это должны нести министерства финансов и здравоохранения и конкретно министры и их заместители. Смерти людей, брошенных на произвол - это результат их работы, как можно с этим согласиться?

- Еще критика?..

- Не забывайте, что вы все-таки задаете вопрос члену фракции, которую возглавляет глава Кабмина. На самом деле мы на заседаниях фракции регулярно высказываем свою критику и предложения – никто и никого не боится. Иногда эта критика воспринимается, иногда нет.

- Выход из той или иной фракции чреват лишением мандата. Насколько правомерной была ситуация, когда БПП лишили мандата Егора Фирсова и Николая Томенко?

- Как юрист могу сказать, что это решение было незаконным. Статья 81-я Конституции Украины предусматривает, что в случае выхода нардепа из фракции от которой он был выбран, партия может своим решением в определенном законом порядке лишить его мандата.

Насколько мне известно (об этом мне рассказывали участники закрытого съезда, на котором Фирсова и Томенко лишили мандата) перед тем, как их лишили депутатских полномочий, были внесены изменения в статут партии, которые позволили осуществить подобные действия.

Но, если был изменен статут, то его нужно было направить в Минюст на регистрацию. И лишь после одобрения Минюста внесенные изменения можно было бы использовать и применять. А в БПП изменили статут и через несколько минут уже воспользовались этими изменениями. Это незаконно. Мало того, если они приняли решение о сложении депутатских полномочий, они обязаны были предупредить Фирсова и Томенко о том, что такое решение может быть принято, чтобы депутаты имели возможность обратиться в суд для защиты своих прав. Этого не сделали и это также прямое нарушение конституционных прав «уволенных» депутатов. Это повод, чтобы Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял решение в пользу Фирсова и Томенко, поскольку они были лишены права на судебное опротестование.

- До того, как оказаться в Народном фронте, вы побывали во трех других партиях…

- Моя любимая партия – это «Реформы и порядок». Это было первое политическое объединение, в которое я вступил, и сегодня в парламенте представлены 18 его членов-выпускников. Это и Сергей Соболев, и Остап Семерак, и Виктор Пинзенык. Это настоящий интеллектуальный кладезь нынешнего парламента.

Но, к сожалению, одного интеллекта не хватило для эффективного существования партии, потому в настоящий момент ее не существует. На позапрошлых выборах я был членом партии «Народный фронт перемен», которая стала членом объединенной оппозиции Батькивщина - таким образом я был в парламенте от этой партии, поскольку законодательство не позволяло нам идти в парламент блоками. Тогда 9 партий объединились под флагом Батькивщины, что позволило одержать некое преимущество в парламенте. Потом была фракция «Батькивщина», но в итоге в «Народном фронте» я как был, так и остаюсь.

Гройсман – единственный кандидат

 - Насколько будет устойчива коалиция, состоящая из двух фракций? И что делать, если один из 226 депутатов заболеет?

- Существуют два решения Конституционного суда, одним из которых возможно формировании коалиции из фракций, а вторым позволяется отдельно взятым депутатам быть вхожими в коалицию. Это означает, что 226 человек должны быть сформированы из фракций, но к ним могут присоединиться внефракционные депутаты. Это значит, что состав коалиции будет больше, чем 226 депутатов.

- Что вы можете сказать о новом составе Кабмина?

- Меня совершенно не волнуют фамилии. И никого эти фамилии не должны волновать. Главное, чтобы на должности министра работал профессиональный, честный и порядочный человек. Но мы живем в стране с парламентско-президентской формой правления, о чем президент регулярно забывает, где посредством коалиции формируют коалиционное правительство, потому он будет иметь политический окрас. Но я бы настаивал на том, чтобы правительство формировалось не по квотам политических партий, а исключительно исходя из принципа, сможет ли это правительство эффективно работать на своих должностях. Приоритетом должны быть профессионализм и отсутствие коррупционного прошлого. Кстати, последняя норма будет нами реализована посредством разговоров или даже собеседований с кандидатами. И только после этого собеседования кандидата предложат на голосование от фракции. Что касается Гройсмана - народный фронт поддержит его кандидатуру, поскольку мы считаем, что государству будет крайне сложно удержать некую стабильность без Кабмина. И поскольку Гройсман - это единственный кандидат, у которого есть шанс получить нужную поддержку при голосовании.

Люстрация работает

- Давайте немного отвлечемся от Кабмина. Долгожданный закон об очищении, который вы курировали, власти принимали с существенными правками. Вы довольны результатом?

- Закон работает. В прокуратуре 92% прокуроров, которые подпадают под люстрацию. Уже уволены. И в течение 10 лет они лишены возможности занимать должности в госучреждениях.

Венецианская комиссия проработала вместе с нами тот окончательный текст закона, который был принят и предъявила несколько претензий. Во-первых, их интересовало, почему под люстрацию не подпадают судьи Конституционного суда (КС). Их не интересовало то, что они имеют особый статус, они требовали, чтобы они все на общих правах проходили люстрационные проверки.

Затем они отметили, что не может быть два закона об очищении власти, как у нас: «О доверии судьям» и «Об очищении власти». Год тому назад все эти нюансы мы внесли в закон, и в течение года парламент их не рассматривал. Я подозреваю, что это некий элемент сговора, призванного аннулировать люстрацию. В чем проблема с членами Конституционного суда? В законе об очищении власти написано, что судьи, которые потакали режиму Януковича, должны быть люстрированы. По шести судьям КС сейчас заедены криминальные дела Генпрокуратурой. Их обвиняют в том, что они, превысив свои полномочия путем изменения Конституции в корыстных целях помогли Януковичу узурпировать власть. Это привело к Майдану, нынешней ситуации на Донбассе и десяткам тысяч смертей украинцев. Шесть судей подлежат люстрации и они не могут рассматривать это дело.

- Но ведь известно, что люстрированные чиновники обходят закон и успешно возвращаются на свои хлебные места…

- Руководство чиновников, которые подлежат люстрации, заранее отправляют тех на другую должность, после чего проводят люстрацию всего своего состава. Таким образом, тот, кто реально должен быть люстрирован, уже не занимает своей должности, он уволен, потому люстрацию не проходит. Спустя время он возвращается на эту должность, если же вновь запускается проверка, то все происходит по такой же схеме. Предусмотреть это законом было достаточно проблематично, но мы учимся на своих ошибках, и новая редакция закона эти нюансы уже учитывает.

Но есть более анекдотичные ситуации. Чиновник попадает под люстрацию. Он уходит с должности, но сразу же возвращается туда уже «советником на общественных началах». Причем, сидит в том же кабинете, руководит, а реальный новоназначенный руководитель сидит в каморке и не принимает ни одного решения.

- В Генпрокуратуре не только с люстрацией, но и вообще с законностью, судя по всему, не все гладко. Не потому ли был уволен Давид Сакварледизе? Вы с ним общаетесь?

- Общаемся. Считаю, что увольнение Сакварелидзе - это месть Шокина Давиду за его расследования против бриллиантовых прокуроров, поскольку это вскрыло подноготную генпрокуроров высшего эшелона. Понятно, что было продемонстрировано то, что все и так знали, но вид сейфа с сотнями тысяч долларов и горстями бриллиантов говорит намного больше, чем заявления СМИ. Это был страшный удар по имиджу генпрокурора и прокуратуры в целом. За это они ему и отомстили.

Алиса Светлакова

 

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых