aif.ru counter
199

Чем рискует однопартийное большинство «Слуги народа»?

В нарушение опыта украинского парламентаризма, в Верховной Раде может сформироваться монопартийное большинство. Результаты выборов дали президентской партии «Слуга народа» 254 мандата, возможность самостоятельно формировать правительство и реализоват

Скриншот

Но часть из них требуют конституционных изменений, а, значит, монобольшинству в ВР потребуются союзники. Важно и то, как именно приходят к власти новые лица: по итогам внеочередных выборов, которые стали возможны из-за провалов в законодательстве о коалиции. То есть, они должны ликвидировать эту дыру, но таких заверений еще не озвучили. Вместо этого в президентской политсиле готовятся разделить портфели и властвовать.

 

Права на правительство

 

В законе о регламенте ВР до 2010 года была предусмотрена глава 12 о коалиции. По действовавшим когда-то нормам, она формируется из депутатских фракций (это условие прописано и в Конституции), на основании согласованности политических позиций. Заключается Соглашение о коалиции, к которому прилагаются списки входящих в нее депутатов с их подписями. Документы подаются в Аппарат ВР, а тот передает информацию спикеру для официального объявления.

Хотя главу изъяли, коалиция «Европейская Украина» в Раде VIII созыва соблюла политический политес в части формирования коалиции. С расформированием все оказалось сложнее, за что парламент и был распущен.

Исходя же из конституционных норм, сейчас коалиция нужна только для того, чтобы сформировать Кабинет министров. Для этого большинство должно родиться самое позднее через 30 дней после старта работы парламента, и еще 30 дней отводится для раздачи министерских портфелей. Ну а под голосования за законопроекты достаточно и ситуативного большинства.

Пока у новоизбранных депутатов дойдут руки до изменения в регламент ВР, они будут справляться с первой задачей — создавать Кабмин.

«Коалиция заберет все министерские кресла, нет такого, чтобы оппозиция была в правительстве», - сообщил представитель президента в Кабмине Андрей ГЕРУС.

Главная фигура — премьер-министр, и чаще всего звучат такие кандидатуры:

заместитель исполнительного директора от Украины в МВФ Владислав Рашкован;

глава «Нафтогаза» Андрей Коболев; исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко;

экс-глава Минэкономразвития Айварас Абромавичус; глава Совета по нацбезопасности и обороны Александр Данилюк.

Глава Офиса президента Украины Андрей Богдан уточнял, что все решения, в том числе кадровые в правительстве, принимает президент. Он же проводит все собеседования. Но кандидатура премьера будет зависеть от того, какой же путь выберет его партия — единоличной коалиции или - большинство в составе депутатских фракций. Во втором случае будет учитываться мнение союзников.

Министерские портфели делить рано. Даже не потому, что кандидатур на должности нет, а потому, что непонятно, какие министерства вообще выживут. Прошедший по спискам СН в парламент гендиректор канала «1+1» Александр Ткаченко заявил, что команда хочет сократить количество — распустив, объединив или трансформировав ведомства. Под прицелом Минагрополитики и продовольствия, Министерство культуры, Министерство молодежи и спорта.

Важно, что премьер-министром или министрами совершенно необязательно должны становиться новоизбранные нардепы, а уже тем более по квотному принципу, чего в той или иной степени придерживались в ВР всех созывов. Они могут быть менеджерами со стороны или технократами. Президент говорит, что так и будет.

«Мое видение - сделать Украину одной из самых быстрорастущих экономик в Европе. Я возглавляю это видение, и мое новое профессиональное и технократическое правительство будет работать соответственно», - заявил Владимир ЗЕЛЕНСКИЙ.

 

Парламентская верхушка

 

Еще одна коалиционная парафия — распределение мест в парламентских комитетах. Возглавлять их необязательно должны ее представители, но голосуют за них списком, и нужно большинство голосов. В СМИ просочилась информация о потенциальном распределении мест. В соответствии с ней, комитеты по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, евроинтеграции, транспорта, правовой политики и правосудия, нацбезопасности и обороны, бюджета, науки и образования, регламента и организации работы Верховной Рады достанутся представителям СН. Оппозиции готовы отдать комитеты по вопросам прав человека, реинтеграции, свободы слова и информационной политики.

«В парламенте, думаю, некоторые комитеты отдадут оппозиции, чтобы ни у кого не было сомнений в демократичности новой власти», - уточнил Андрей Герус.

Если все будет так, как выяснили журналисты, оппозиции в нынешнем созыве достанется больше, чем в прошлом — два комитета. Но для баланса ей также не мешало бы отдать комитеты по вопросам регламента и бюджета.

Спикера и его заместителей тоже утверждают на голосовании. Но на них народные избранники баллотируются. Выдвигать кандидатуры могут как фракции, так и нардепы в порядке самовыдвижения. №1 в списке СН Дмитрий Разумков уже заявил, что будет выдвигаться от партии на пост спикера, а первым вице-спикером будут предлагать Руслана Стефанчука — представителя президента в ВР. И большинство голосов им уже обеспечено.

 

Нужны ли союзники?

 

«Я не признаю такого слова - «монокоалиция». Это намекает на нехорошую вещь — монокоалиция — моновласть. Это не что иное, как намек на тоталитаризм, - констатирует директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор НЕБОЖЕНКО. - А вот однопартийное большинство бывает в жизни. Но редко, в Африке, а в Европе так не бывает. Любой политик нуждается не только во врагах, но и в друзьях. Поэтому если политик говорит, что берет всю власть себе, то все, кто не попал во власть, становятся оппозицией. Вряд ли это рационально и так не принято».

Политолог Алексей ЯКУБИН считает, что простое большинство есть, и СН не имеет смысла искать парламентских попутчиков. Хотя бы потому, что с ними придется делить исполнительную власть — места в правительстве.

«При этом придется обращаться к другим партиям, когда захотят менять Конституцию, ведь для этого нужно 300 голосов. Но для принятия законов другие не нужны», - говорит Якубин.

Он напоминает, что раньше среди потенциальных союзников чаще всего звучала партия Святослава Вакарчука «Голос». Еще раньше, в период перевыборов, можно было почти ручаться, что СН вступит в коллаборацию с «Батькивщиной», а ее лидера Юлию Тимошенко многие видели премьером. Теперь сотрудничество ушло с повестки дня.

«Я не исключаю, что будут попытки добавить самовыдвиженцев, кооптировать в ряды СН. Но когда у партии такое большинство, каждый штык менее значим. Поэтому, скорее, часть мажоритарщиков будет охотиться за присоединение или переговоры со «Слугой народа», - уточнил Якубин.

 

Риски однопартийного большинства

 

254 нардепа, вместе с теми, которые прошли по мажоритарным округам, - цифра впечатляющая. Но никто не даст гарантии, что конструкция будет монолитной в течение нескольких лет. Свою роль могут сыграть разные внешние группы влияния, противоречия по принципиальным вопросам.

«В партии будет 15 заместителей, а это говорит, что уверенности в монолитности лет, - уточняет Якубин. - Это - попытка сформировать организационную структуру, разную по количеству участников и даже жизненному опыту. То, что некоторые части фракции начнут дрейф в сторону, я думаю, произойдет. Более того, это будет одним из главных вызовов для СН — попытка удержать огромную фракцию. Отсюда идеи о снятии неприкосновенности, введении дисциплинарных санкций, связанных с прогулами. В СН думают не только о пряниках, но и о кнутах, чтобы сохранить большинство».

Целостность однопартийной коалиции — внутренний риск. Но есть и внешний — ответственность перед избирателем.

Виктор Небоженко напоминает, что однопартийное большинство все же один раз было, только опыт был неудачным. В 1990 г. на первых демократических выборах в ВР 331 мандатов получили коммунисты. Часть из них ушла в другую фракцию, но осталось 239 мест. Нормальные взаимоотношения между ВР и президентом Леонидом Кравчуком так и не сложились. В результате кризис, шахтерские забастовки и досрочные выборы.

«Дети 95-го Квартала», как и первое монобольшинство в 1990 году, - не политики, - резюмирует Небоженко. - И те, и другие уверены, что Украина — это чистый лист бумаги, на котором можно рисовать любой иероглиф».

Анна КОВАЛЕНКО