905

Алексей Дмитрашковский: «Не вижу смысла врать, что война закончилась»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аргументы и Факты в Украине 15/10/2015
Алексей Дмитрашковский
Алексей Дмитрашковский © / 24ukrnews

Бывший спикер пресс — центра штаба АТО Алексей Дмитрашкивский приобрел скандальную известность после того, как признал, что на занимаемой должности ему приходилось говорить много неправды. А сейчас пресс — офицер судится на Министерством обороны за невыплаченную зарплату при увольнении.

Иловайск и Дебальцево

— Алексей, вы сделали громкое заявление о том, что подробности трагедии в Иловайске сознательно замалчивалась руководством Генштаба.

— Причем, чтобы мы не сказали лишнего, пресс—центр АТО, который я возглавлял, перед самим Иловайском практически отключили от информации. За попытку что—то узнать самим, нас могли просто выгнать из штаба. Журналисты знали больше, чем мы. Они звонили нам, переспрашивали, но мы ничего не могли им сказать. Я пытался связываться с дежурным, но мне отвечали что информация отсутствует либо потерь нет.

— Почему вообще стало возможным то, что произошло под Иловайском?

— Потому что высшим командованием были допущены стратегические и тактические ошибки. Нельзя сбрасывать со счетов и парад, который происходил в Киеве. Туда была отправлена техника и личный состав. Тот личный состав на параде можно было использовать для прикрытия флангов. Накануне Иловайска также был распущен штаб сектора «С», который возглавлял генерал Литвин. Это оказалось роковой ошибкой. В общем, совокупность факторов, которой воспользовался противник, сам того, видимо, не ведая.

— Но после Иловайска было Дебальцево…

— Сразу же после событий в Иловайске мы сообщили руководству, что следующим будет Дебальцево. Все шло к этому. Но руководитель АТО сообщил, что у него в Дебальцево достаточно сил и средств, чтобы дать отпор врагу...

Или вот пример: за двое суток до удара по Дебальцево руководитель сектора, который находился там, просто дезертировал. Сел в машину к полковнику Валентину Федичеву и просто сбежал, сказав на прощанье ребятам: «Даст Бог, увидимся». Правда, спустя 2 дня, когда было потеряно очень много людей, все же появился.

Сейчас я много работаю над материалами, которые касаются Иловайска, Дебальцево, Изварино, Донецкого аэропорта – хочу рассказать, как это было на самом деле.

АТО, Пиар, «Совок»…

— Как вы вообще попали в штаб АТО?

— Случайно. По телефону сообщили, что необходимо ехать в Харьков. Уже в поезде мне сообщили, что из Харькова я отправляюсь в Изюм, нужно работать там и выезжать в АТО. Конкретных задач по созданию пресс — службы или вообще по работе мне никто не ставил. Я был на должности замначальника аналитического информационного отдела Генштаба, поэтому самостоятельно принял решение, что должен работать по этому направлению. 

Мы базировались в Изюме. Каждый день к нам приезжало около 150 человек журналистов и я пытался убедить руководство создать официальный пресс — центр АТО, куда должны войти пограничники, представители СБУ, Национальной гвардии, милиции и т.д. На тот момент началось АТО и общество, и журналисты остро нуждались в информации. Был издан даже указ Минобороны о создании такого центра, но все представители отказались. В СБУ отметили, что не могут свободно предоставлять информацию, МВД отказались, потому что у Арсена Авакова была страница в Фейсбуке, которая имела 200 тысяч просмотров в сутки – ему пресс—служба вообще была не нужна. Как пример: благодаря Фейсбуку и ТВ Нацгвардия все время поднимала флаги в освобожденных населенных пунктах, а вот о десантниках, которые первыми входили и брали эти города, никто не вспоминал…

— Но все — таки пресс — центр был создан…

— Да, с трудом. Но было очень много ограничений по подаче информации. У верховного руководства были свои взгляды на нашу работу, и это все здорово смахивало на «совок». До 13 мая все держалось в тайне, но случилась трагедия с 95—ой бригадой возле села Октябрьское (7 десантников погибли в бою — ред) и после этого представителю пресс—службы разрешили выйти к журналистам. Благодаря, кстати, Авакову, который лично убедил Виктора Муженко выпустить к журналистам пресс—офицера.

С середины мая 2014—го в пресс — центре нас работало 6 человек. Мы каждый день выезжали в зону АТО по блок — постам. У нас была возможность непосредственно общаться с участниками событий.

— В Минобороны выделили какие — то технические средства для работы?

— Почти все, кто работал в пресс — центре, привозили свои технические средства: фотоаппараты, ноутбуки, модемы. Из гособорудования у нас была только видеокамера. Про авто вообще даже речи не было. Журналисты приезжали на собственном транспорте, мы подсаживались к ним. В июне я пригнал свой собственный автомобиль. Только в начале августа Днепропетровская РГА подарила нам машину, но его поставили на учет и начали заправлять за счет государства… только в марте 2015—го. До тех пор заправка, интернет и мобильная связь – все за собственный счет. Расходы составляли от 10 до 15 тыс. грн в месяц. Если бы не друзья, волонтеры, артисты и некоторые политики – мы не вытянули бы все это.

— Какую — то информацию «не для прессы» удавалось собирать?

— У нас у первых появились карты с нанесением блок — постов, количеством оружия, личного состава «там». До этого в Киеве понятия не имели кто, где стоит и где находятся блок — посты противника. У нас первых появились списки противников и людей, которые их финансировали: с именами, адресами и телефонами. Мы долго не находили понимания в Генштабе. На наш список, например, обратили внимание спустя месяц, а карты наши вообще не хотели использовать долгое время.

Информвойна и плесень

— Многие говорят, что мы уже проиграли информационную войну …

— Я не могу сказать, что мы ее проиграли. Против нашего пресс — центра в Москве работало в три смены полторы тысячи троллей. Там работают целые центры, которые ведут информационную войну. Мне рассказывали, как это происходит. Человек выходит на смену, руководитель отдела дает задачу – один сегодня мониторит экономические новости по Украине и выискивает негатив, второй очерняет вооруженные силы. Так появлялись распятые мальчики и снегири, которые мы все помним.  Это наше огромное упущение.

Между тем, правильно поданная информация способна реально помочь. Не так давно ко мне заходил Герой Украины Игорь Гордейчук. Перед его спецоперацией я «запустил» некоторую информацию, которая сбила противника с толку, благодаря чему Гордейчук очень удачно провел маневр, пока боевики были в растерянности. И таких примеров много, мы этому учились по ходу этой войны. Информацию можно и стоит использовать грамотно. Но у руководства свое видение ситуации.

— Кого и что надо менять в Минобороны?

— В первую очередь нужно заменить руководство МО, которых учили еще при СССР. Среди них есть отличные люди, но большинство – просто плесень. И начинать говорить правду. Следующим логическим шагом стало бы взятие информационного пространства в зоне АТО под контроль. Наше телевидение работает не везде. Я предлагал, как вариант, наладить в зоне АТО радиовещание, вернутся к старым—добрым радиоточкам и говорить с людьми, сообщать им правду.

«Псих» и «Алкоголик»

— Общаетесь ли Вы сейчас с теми, кто остался в зоне АТО?

— Да, мы общаемся. Люди выражают мне свою поддержку и говорят, что если нужно, приедут в Киев стать на мою защиту. Но я подожду, главное сейчас защитить границы нашей страны. Я общаюсь с людьми из пресс — центра, с теми, кто был или находится сейчас в Иловайске, Дебальцево, Донецке. Они мне сообщают о передвижениях вражеской техники, я в курсе последних сплетен среди противников. Также вынужден был подать в суд на Минобороны – при увольнении мне не выплатили ни копейки из того, что положено. Оказывается, я не один такой – поэтому консультирую наших ребят, которые  тоже уволились, но не получили ни копейки от родного Минобороны. 

— После ваших заявлений в Минобороны отметили, что вы алкоголик и психически неуравновешенный…

— Это очень «хорошая» политика и меня это не удивляет. Я уже объяснял, что являюсь диабетиком, пять раз в день я вынужден колоть себе инсулин, именно поэтому спиртного не употребляю последние десять лет. По поводу психического здоровья даже комментировать не буду. Я думаю, что вскоре общество узнает о тех людях, которые причастны к коррупционным схемам в Министерстве и о тех, кто наживается на войне. Им очень выгодно распространять такие слухи

— Как человек, который владеет информацией «оттуда» — следует ли ожидать нового витка войны или нас ждет продолжение перемирья?

— Каждый день из Донецка мне сообщают о перемещениях техники. Нигде не сообщают, что над Донецком начали летать военные самолеты и транспортная авиация, а мне вот сообщили. Только за сегодня с 6 и до 6.30 утра над Донецком пролетело 11 самолетов. По моим данным, на территории, которая неподконтрольна Украине, сейчас создаются новые блок — посты, также там огромное количество вооружения и личного состава. С той стороны происходит ротация. Поэтому, не вижу смысла врать, что война уже закончилась.

Елена Гордеева

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых