aif.ru counter
30.09.2015 10:10
Галина ГИРАК
600

Александр Омельченко: Хрущевки – под снос

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Аргументы и Факты в Украине 30/09/2015

«Со скандальными стройками надо разбираться. Многие застройщики давно покинули пределы Украины, но для меня вопрос – почему они не в розыске, почему их не заставят вернуть людям деньги? Эти стройки нужно вернуть киевлянам и достроить за счет городского бюджета», – сказал в интервью АиФ Александр Омельченко, глава депутатской фракции «Єдність» в Киевсовете.

Квартирный вопрос – с нуля

– Александр Александрович, для киевлян самая болезненная проблема – квартирный вопрос. В последние годы город ее никак не решает. А когда Вы были мэром, многие получали квартиры. Да и сегодня на квартирной очереди – почти 67 тыс. человек, люди надеются, что получат жилье. Но реально ли это?

– Реально, но начинать, к сожалению, надо с нуля. И одной из самых важных в городском бюджете на 2016 год должна быть статья социальной защиты, предусматривающая, в том числе, и строительство социального жилья – для воинов АТО, многодетных семей, ветеранов, инвалидов, чернобыльцев, других категорий льготников. Когда я принял город в 1998 году, очередь на квартиры насчитывала почти 173 тыс. семей и одиноких людей, а в 2006 в ней было уже 145 тыс.

– Сокращение очевидное. Причем тогда действовали несколько жилищных программ, благодаря которым приобретение жилья становилось реальностью. Что это за программы?

– Одна из них – это программа доступного жилья для молодых семей, семей работников бюджетной сферы, врачей, учителей по схеме финансирования 50 на 50, то есть будущий владелец квартиры вносит 50% ее стоимости, и столько же погашается из городского бюджета. Но после меня эта схема дошла до 70 на 30, то есть будущий владелец должен был уже вносить 70%. Но даже при таких условиях город перестал финансировать эту программу. Сравните. Если, к примеру, в 2002 г. по этой схеме получили 567 квартир, в 2004 – 655, то в 2014 – только восемь, а в 2015 – ни одной.

А программа строительства жилья для молодых семей, которые находятся на квартучете, заключалась в финансово–кредитной поддержке: молодые семьи получали ипотечные кредиты через банк «Крещатик», а из городского бюджета компенсировали вместо них кредитные проценты. Кроме того, если это многодетная семья, город частично погашал и сами кредиты. За восемь лет по этой программе молодые семьи получили 2 268 квартир. А в 2010 году эта программа перестала существовать.

– Как городская власть сейчас может поддержать киевлян в жилищном вопросе?

– Надо закладывать в бюджет 2016 года средства на возобновление всех тех жилищных программ, которые дали хорошие результаты в прошлом. Кроме того, необходимо строить социальное жилье – без права приватизации и выкупа. А особенно внедрять строительство арендного социального жилья. Надо строить дома вроде нынешних «гостинок», но только более совершенные. Пусть они будут небольшими по метражу, но чтобы в них не было длинных «казенных» коридоров, и они были по–современному комфортными. А арендная плата – гарантированная, где–то в пределах 1,5–2 тыс. грн в месяц. Причем бюджетникам нужно ее частично компенсировать. Это создаст конкурентную среду и поубавит аппетиты арендодателей–частников – им придется снижать цены.

– Но для создания конкурентной среды надо очень много такого жилья…

– Мы просчитали – нужно где–то за два года построить 30 тыс. квартир, по 3 тыс. в каждом районе столицы. И даже провели переговоры с инвесторами и разработали проекты. Это жилье должно быть максимально приближено к удобным транспортным развязкам, в первую очередь – к метро. Это общемировой опыт решения жилищного вопроса, который мы адаптируем к нашим условиям. Сейчас мы разработали проект закона Украины об арендном жилье, который в ближайшее время будет внесен в Верховную Раду.

О промзонах и бывших совхозах

– Не выдерживает критики и вторичный рынок столичного жилья. Сколько говорили о реконструкции хрущевок, а воз и ныне там. Так что же надо делать с этими домами, устаревшими не только морально, но еще больше – физически?

– Реально было их модернизировать еще лет 20 назад, где–то до начала 2000–х. Этим домам тогда было по 50 лет, еще как–то можно было их восстанавливать. Но сегодня им уже под 70 – за это время все инженерные сети, начиная от трубопроводов и заканчивая задвижками горячей и холодной воды, газа и электричества, стали практически негодными, потому что они давно отработали свой срок. Наружные стены не соответствуют современным нормам теплопроводности, все старые окна теряют по 30–40% тепла. Поэтому сейчас остался единственный выход – снос. Но, как правило, когда дом сносят и людей переселяют, находится несколько семей, сделавших евроремонт, которые не желают переезжать в другой дом. Если снос хрущевок будет массовым, чтобы дело не застопорили три семьи и чтобы не погрязнуть в скандалах и судебных разбирательствах, необходимо законодательно предусмотреть такую меру, как обязательное переселение всех жильцов дома, который идет под снос. Но делать это только в том случае, если за снос проголосовали, к примеру, 70% тех, кто живет в этом доме.

– Наверное, в подобных случаях люди боятся потерять квадратные метры, да и, в конце концов, остаться без крыши над головой…

– С жильцами обязательно надо подписывать контракты на переселение на новую конкретную жилплощадь. Она ни в коем случае не должна быть меньше, чем старая. А учитывая современные технологии строительства, новые СНИПы, она должна быть намного комфортнее, с лучшей планировкой, счетчиками горячей и холодной воды и газа.

– За чей счет должны строить дома для переселенцев?

– За счет государственного, городского и районных бюджетов. Плюс деньги инвесторов и застройщиков. И банкам это строительство интересно. При переселении киевлян из хрущевок может быть затратным только самый первый шаг. Все дальнейшие этапы будут выгодны всем. И для города начнет освобождаться земля – ведь в одну высотку можно заселить людей из нескольких пятиэтажек. Кстати, вопрос с хрущевками надо решать уже сейчас, потому что всего лет через 10 та же проблема возникнет и с 9–этажками, которые начали строить где–то в 1960–е годы. Ведь дома – не вечны.

– Если говорить о новостроях, то и с ними тоже есть проблемы. Некоторые строители при их возведении используют старые инженерные сети, которые и так трещат по швам…

– Это технически преступно и говорит о том, что «Киевэнерго», «Киевводоканал» и «Киевгаз» не выполняют свои обязанности. Они должны давать такие техусловия застройщику, по которым он обязан полностью поменять внутриквартальные инженерные сети. А городские чиновники, отвечающие за строительство, этот вопрос недостаточно контролируют. Вообще, сейчас часто грубо нарушаются нормы строительства. За последние 10 лет настроили десятки миллионов квадратных метров коммерческого жилья, при этом напрочь забыли об инфраструктуре, а особенно о детских учреждениях. Ведь там живет очень много семей, практически столько же, сколько в среднем селе. Это должны быть не отдельные дома, а комплексная застройка. На первом этаже дома может быть хлебный магазин, аптека и даже мини–детсад.

– Благодаря таким садикам в Киеве исчезнут очереди в детские сады?

– Чтобы убрать очередь, нужно построить в Киеве за два года минимум 24 полноценных детсада. А мини–садики в домах – это только дополнительная возможность для родителей и детей.

– Мы любим зеленые насаждения Киева и возмущаемся, когда вырубают деревья, но в то же время говорим о необходимости строительства на месте зелени жилых домов. Как найти компромисс между этими двумя противоречиями? Где брать землю под строительство?

– Во–первых, это тысячи гектаров промзоны. Ведь 20 лет назад начали закрываться или значительно уменьшать свои мощности предприятия, даже такие гиганты, как «Арсенал», «Большевик», «Ленинская кузница», «Киевприбор», Радиозавод. Те, что еще остались на плаву, существенно сократили выпуск продукции. А площади, которые занимали раньше, остались. Их теперь сдают в аренду под склады–амбары. Эти земли нужно инвентаризировать – их хватит, чтобы лет десять застраивать столицу.

Кроме того, роздано очень много столичной земли в аренду на 5–7 лет якобы под застройку. Но половина из арендаторов – мнимые, ненастоящие застройщики. Они, оградив землю высокими заборами, хотят выгодно перепродать. Реальную аренду под застройку на такой срок не должны давать, потому что существуют нормы сроков строительства. Детский сад строится 1,5–2 года, школа – 2,5–3 года, крупный гипермаркет, может быть, и 3–4 года. Но никак не семь! С этой землей надо разобраться.

А еще необходимо застраивать окраины Киева. Я имею в виду земли, которые раньше принадлежали близлежащим совхозам. Большинства из них уже нет, а на оставшихся от них полях давно никто ничего не сеет, на земле растут сорняки. Сотни гектаров такой земли в пользовании совхоза «Хотовский» гуляют между Чапаевкой и Пирогово, десятки гектаров – в районе Белогородки. Таких примеров множество.

– Из–за кризиса 2008 и нынешнего годов в столице было заморожено более 40 строек, стоят еще около сотни начатых скандальных строительств. Как решать судьбу этих долгостроев?

– Надо решать вопросы и с теми, и с другими объектами, ведь они еще на стадии строительства начинают приходить в упадок, их разворовывают. А если стройку снова запустить, то это будут тысячи дополнительных рабочих мест. Что касается замороженных строек, то надо вести переговоры с банками, с Национальным банком, и найти выход, как помочь пострадавшим от горе–строителей. Со скандальными застройщиками надо разбираться. Многие из них давно покинули пределы Украины, но для меня вопрос – почему они не в розыске? Эти объекты необходимо вернуть киевлянам, а город их должен достроить.

Выставка оружия в Киеве: новая бронетехника и полицейские машины - фото | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых