63

Третьяков: В 1992 году моей офицерской зарплаты хватало только на проезд

Сюжет Выборы
Фото Игоря Чурсина

- Не является ли решение баллотироваться по «мажоритарке» местью Яценюку и команде, ведь на этом округе представлены сильные кандидаты от Объединенной оппозиции и партии УДАР? – с такого вопроса мы начали общение с Третьяковым.

- Не хочу, чтобы у кого-то зародились подобные подозрения. Почему решил идти сам? Скажу так: меня разочаровала позиция политиков, которые договариваются про одно, публично заявляют другое, а делают третье. И я решил, что буду помогать людям, вне зависимости от их партийных предпочтений, тем более, что «мажоритарка» дает эту возможность. В законодательном, консультационном и финансовом плане, а также в защите прав и интересов я могу помочь многим людям. При этом сегодня я абсолютно уверен, что люди окажутся более благодарными, чем политики.

Как гражданин Украины, исправно декларующий свои доходы, я долгое время использовал свое право помогать различным демократическим силам. Среди них - «Народный Рух», «Наша Украина», «Народная самооборона», «Гражданской позиция». Впрочем, моя финансовая и организационная помощь касалась не только партийных структур, но и, к примеру, протестующих против языкового закона возле Украинского дома, сторонников Тимошенко в палаточном лагере возле Печерского суда, активистам «Поры» возле ЦИК.

- Ваше сотрудничество с «Нашей Украиной» вылилось в том, что вы довольно продолжительное время судитесь за долги. Сколько вам должна партия Виктора Ющенко?

- Та сумма, которую непосредственно должны мне, и которую называют долгом «Нашей Украины» - это гораздо меньшая сумма моих вложений в эту политическую силу. Но раз уж мы заключили соглашение, и эти деньги взяты в долг, а долги надо отдавать. На данный момент я выиграл все суды по этому вопросу. Согласно решениям судебных инстанций партия «Наша Украина» должна выплатить 17, 2 миллиона гривен. Хочу отметить, что этот долг возник в 2006 году, когда курс гривны к доллару был равен пяти.

- Не это ли судебное разбирательство стало причиной вашего разочарования в политических партиях? Как в таком случае вы будете уживаться с ними в парламенте?

За последнее время я в корне пересмотрел отношение к украинской политике. Сейчас в ней царит всеобщее предательство. В политике почти все, что говорится устно, не выполняется. И даже то, что подписывается, тоже зачастую со временем оказывается обычным обманом. Кстати, нельзя клясться в верности ни одной политической силе. Как депутат, я принимал присягу на верность народу Украины, и остаюсь верен ей. Я – офицер, и понимаю важность данной присяги как никто другой.

Безусловно, идя на выборы по мажоритарному округу, я понимаю, что в парламенте, чтобы добиться целей, о которых я говорю, нужно будет сотрудничать с политическими силами. Многие мажоритарщики, которых я знаю, думают также как и я. Что касается моего вероятного сотрудничества в новоизбранном парламенте, это, однозначно, объединенная оппозиция и «Удар». Если буду видеть, что экономические инициативы смогут работать на благо страны, то, в порядке исключения, могу согласиться и с Партией регионов. Например, я считаю, что налог на роскошь необходим в Украине. Если эта инициатива станет, реальным законопроектом, я его поддержу.

-Вас и сейчас многие воспринимают в качестве политика из «оранжевого» лагеря. Вы до сих пор поддерживаете Ющенко?

-На тему Ющенко я говорить не хочу. Это важная часть, но, вместе с тем, и большая боль моей жизни. С одной стороны нас связывают эмоции протестного Майдана, охватившие миллионы украинцев, президентские выборы 2004-го года. Будучи заместителем начальника его избирательного штаба я вложил в эту победу много своих личных сил – моральных, физических и финансовых. С другой стороны получил огромное разочарование, как и многие украинские граждане, которые тогда поддержали Ющенко. Что касается нынешнего времени, то я перестал быть членом партии «Наша Украина» еще в 2010 году, на этом история нашего сотрудничества прекратилась.

- На днях вы опубликовали свою декларацию, где указываете, что ваш годовой доход составил почти 50 миллионов гривен. Кроме того, там указаны дорогие автомобили, внушительные счета в банке. Зачем такому богатому человеку идти в парламент? Какие вы цели преследуете?

- Моя главная цель - добиться реванша демократических сил в Украине. На это не жалко ни сил, ни средств.

Когда этот реванш произойдет, а в этом я абсолютно уверен, мы сможем поменять ситуацию в стране - прекратить политические преследования, освободить Юлию Тимошенко и Юрия Луценко. Только создав демократическое большинство в парламенте, мы сможем вернуть Украину на европейский путь развития.

Кстати, 16 августа мне отказали в апелляции касательно удовлетворения иска к судье Печерского суда Сергею Вовку, который судил Юрия Луценко. В суд я подал в связи с безосновательным отказом в посещении Луценко. Особенно циничным такое решение выглядело накануне вынесения ему приговора. Таким образом, судебные органы в Украине в очередной раз показали, что не способны защищать права граждан Украины, гарантированные им законами и Конституцией.

Что касается моих доходов…Знаете, в связи с этим меня, откровенно говоря, раздражает, когда далеко не самые бедные люди, идущие в парламент, указывают в своих декларациях доходы в пару тысяч гривен в месяц и передвигаясь на «Мерседесе», записывают в свою декларацию «Запорожец». Получается, что свой поход в политику они начинают с обмана. Для меня такой подход абсолютно неприемлем. Я не иду в Верховную Раду получать квартиру, машину, какие-то блага, все, что мне нужно для жизни – у меня есть. Я иду в парламент, чтобы влиять на ситуацию в стране

Уже достигнув определенного уровня достатка, я хочу, чтобы у как можно большего количества людей была возможность максимально реализовать себя в той или иной сфере, будь это бизнес, культура, общественная или профессиональная деятельность. Согласитесь, жить в богатом обществе гораздо приятнее и безопаснее, чем в бедном.

- Вам тоже известно, что такое бедность?

В 1992 году когда я стал офицером, заработная плата лейтенанта была эквивалентна 10 долларам США, и хватало ее только на ежедневный проезд из Киева в Васильков, где находилась воинская часть. А я ведь уже к тому времени женился, и нужно было содержать семью. Поэтому я был вынужден по выходным торговать на рынке на Республиканском стадионе (нынешнего спорткомплекса Олимпийский), продавал кроссовки, спортивные костюмы, шампуни. А потом вместе с друзьями я основал фирму, мы занялись бизнесом, который потом и принес первый заработанный миллион - в 25 лет, такие времена тогда были.

- Почему вы выбрали именно киевский округ? Не проще ли было баллотироваться где-нибудь в сельском регионе, где у вас не было бы такой серьезной конкуренции?

- Я коренной киевлянин, «дитя асфальта», моя семья жила на Брест-Литовском проспекте (нынешний проспект Победы). Одна бабушка жила на Куреневке, а другая на Русановке. Это мой родной город, и для меня важно представлять в парламенте именно его, а не искать на карте Украины места, где борьба на выборах может оказаться проще. Тем более, что нерешенных проблем в Киеве предостаточно: столица сегодня находится в ручном управлении Администрацией Президента, и это идет ей во вред. Я убежден, что киевская власть должна зависеть только от самих киевлян. Это особенно важно понять сегодня, до предстоящих выборов мэра.

- Вы выступаете за ликвидацию должности главы КГГА. Почему?

- Это единственный логичный путь: только при системе выборов в два тура будущий мэр получит не менее 51% голосов киевлян, то есть, сможет называть себя избранным голосами большинства киевлян. По моему мнению, так будет честно и справедливо. А должность председателя КГГА, безусловно, нужно ликвидировать: это дублирование функций и дополнительный рычаг управления для Банковой. Мы же видим, сейчас власть забирает у киевлян половину поступлений в городской бюджет - 7 миллиардов гривен в год! Поэтому в будущем парламенте я буду инициировать внесения изменений в Бюджетный кодекс с целью вернуть Киеву возможность полноценно распоряжаться собственными средствами. Деньги столицы должны работать на киевлян, а мэра нужно обязать публично отчитываться об их целевом использовании.

Но это – перспектива. А пока я, как депутат, считаю необходимым потребовать у власти отчет за деньги, выделенные государством на подготовку инфраструктуры под Евро-2012. Потому что более 40 миллиардов гривен на всю Украину как сквозь землю провалились! Точнее, ушли в землю: вот на днях в Святошинском районе прямо на проезжей части по ул. Зодчих провалился асфальт - теперь там яма шириной десять метров и глубиной метров семь. Счастье, что никто не пострадал. И, кстати, насколько мне известно, это далеко не первая авария такого масштаба в этом районе за год. Или, например, посмотрите на нынешнее состояние проспекта Бажана – дороги, по которой гости страны попадают в Киев из аэропорта Борисполь. На его реконструкцию потратили более 400 миллионов гривен, а в итоге уже через полтора месяца после окончания Евро-2012 - яма на яме.

- Как ваша семья относится к тому, что вы – политик?

- Моя семья всегда и во всем меня поддерживает. Мама у меня учитель математики, это от нее у меня любовь к точности в словах и шахматам – в свое время получил балл кандидата в мастера спорта. С отчимом, он был дипломатом, у меня прекраснейшие отношения, с ним я всегда советуюсь. И я точно знаю, что родители сыну плохого не пожелают. В 20 лет я, бывает, злился на их замечания, дескать, что они понимают в жизни. Но теперь,еще через двадцать лет, будучи взрослым человеком, я приезжаю к ним почти каждые выходные и советуюсь обо всем, что меня волнует.

С женой у меня полное взаимопонимание, она мне не просто жена, а еще и друг: познакомился с ней в19 лет, женился в 21 год, я был военным, она - учительница. Нашим детям еще немного лет - дочке девять и двум сыновьям-двойняшкам по четыре с половиной года. С ними мне очень интересно. Во время Евро-2012 даже смотреть матчи на стадион не ходил, хотя с детства являюсь страстным болельщиком «Динамо». Смотрел вместе с детьми, наблюдал за их реакцией. К слову, они до сих под впечатлениями от увиденного, и постоянно говорят: «Папа, пішли гати у фуболь». Кстати, дома в семье мы говорим исключительно по-украински. Хотя, в обиходе я больше говорю на русском. Но мои дети растут, им жить и учиться в Украине, следовательно, они должны в совершенстве владеть родным языком.

Денис Жарких

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых