aif.ru counter
432

Под крылом президентов: как летали на борту №1 Кучма, Ющенко и Янукович

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и Факты в Украине 22/04/2015
Сергей Старостенков
Сергей Старостенков © / АиФ Украина

Небесные тайны

Как многие мальчишки в советское время, он мечтал стать летчиком. Говорит, в детстве часто даже снился сон, будто бы к его ногам падает маленький самолетик, а он его поднимает и разбирает на запчасти. После школы Сергей поступил в Ленинградскую академию гражданской авиации. Хотел выучиться на пилота. Но в приемной комиссии сагитировали освоить профессию штурмана. Во–первых, немного меньше конкурс. Во–вторых, во время учебы не придется ездить на практику в провинцию на маленькие аэродромы. А в итоге и пилота, и штурмана называют летчиком. Парень подумал – и одним махом решил свою судьбу…

«Получив диплом, по разнарядке я попал, как и хотел, в родной Киев, – рассказывает Старостенков. – Сначала работал в аэропорту «Жуляны» (сейчас «Киев»). Освоил работу на Ан –24. В то время это было самое популярное в СССР пассажирское воздушное судно. Их лет 30 производили. За это время в небо выпустили около 1 тыс. машин, с 1982 по 2000 год, этот же самолет стали выпускать в Китае под обозначением Xian Y–7. Чуть позже я начал летать из аэропорта «Борисполь» и пересел на «большую Тушку» – Ту–134. А в 1994–м освоил Ил –62, дальнемагистральный самолет, который может «висеть» в воздухе 12 часов».

Новые навыки и опыт открыли путь на дальние полеты, в том числе и за океан. А со временем, в 2002 г., стали основным козырем в резюме, когда Сергей Старостенков пришел устраиваться на Государственное авиапредприятие «Украина» – его создали специально для обслуживания перелетов первых лиц государства.

Кандидатов проверяли дотошно. Особенно усердствовал так называемый «первый» отдел, отвечающий за государственную безопасность. Там целый месяц держали пакет документов каждого из претендентов. Сколько в итоге отсеяли «лишних» – военная тайна. Но Старостенкова взяли. С тех пор он 12 лет возил по небу руководство Украины – пассажиров №1, №2 и №3 (президента, премьер–министра и спикера Верховной Рады). «Нашей задачей было обеспечение безопасности самых важных украинских государственных персон, – говорит штурман. – И мы, чисто технически, верой и правдой выполняли свое дело. Но поскольку руководство страны часто бывало совсем рядом с нами, мы подписывали бумаги, которые обязывали нас хранить государственную тайну и не особо распространяться о подробностях своей работы».

Путь над бермудами

За эти 12 лет он облетал всю Украину, почти всю Европу, не раз бывал в США, Канаде, на Кубе и в Африке. Жалеет только, что не удалось посетить Австралию – Ющенко собирался-собирался, да так и не полетел.

«Моя работа заключалась в том, чтобы проложить путь следования по существующим, выверенным воздушным магистралям, – делится тонкостями своей бывшей работы Сергей Константинович. – Я всегда должен был быть готов к тому, что по ходу следования возникнут непредвиденные обстоятельства и запланированный маршрут придется облетать стороной. Перед полетом изучал и все возможные соседние с намеченным курсом «небесные территории». И во время полета я совсем не видел неба – смотрел на карты и приборы».

Непредвиденные обстоятельства – это зона турбулентности, в которую мог попасть самолет, или грозовой фронт. Иногда, чтобы выйти из них, приходилось делать крюк около 300 км. Но НЛО, о встрече с которыми иногда рассказывают летчики, ему ни разу не встретился на пути. Зато во время полетов в Бразилию несколько раз пришлось пересечь пространство над Бермудским треугольником. По словам Старостенкова, экипаж был сильно удивлен, что в таком необычном месте приборы никаких отклонений не показали, да и у экипажа никаких особых ощущений не возникло. Летчик предполагает, что аномальность этой зоны искусственно раздута киношниками. 

Прерванный полет Кучмы

Вспоминая своих бывших важных пассажиров, Старостенков рассказывает несколько ярких эпизодов. «Самым уравновешенным и пунктуальным был Кучма, – говорит он. – С ним мы всегда вылетали в запланированное время. Он, как и положено, спокойно выслушивал доклад нашего командира о том, что экипаж к полету готов, жал ему руку и со свитой отправлялся занимать свое место в салоне. С ним всегда ездила охрана, медики с дефибриллятором, помощники, депутаты, министры. Часто – и жена, Людмила Николаевна. У президента и его близких было отдельное, отгороженное от всего салона, купе. Как–то, помню, когда мы летели над Днепропетровской областью, вдруг заглядывает к нам в кабину первая леди и спрашивает: «Ребята, подскажите, это мы над Докучаевкой пролетаем?» Я ответил, да. Она рассмеялась и объяснила, что в том селе у них дача, и она узнала ее с высоты. А муж (то есть Леонид Данилович) утверждал, что их путь проходит в другом месте. Еще помню событие 2003 г., когда Кучма вынужден был прервать на полпути полет на Кубу и вернуться в Украину. Тогда как раз разгорелся конфликт из–за острова Тузла, и необходимо было присутствие главы государства. Мы тогда летели, так сказать, запасным вторым бортом. То есть важные пассажиры – в самолете, который летел впереди, а мы, порожняком, – за ними. Обычно такой «караван» использовали только при очень дальних перелетах. В тот раз Кучма с окружением в одном из ближайших аэропортов пересел на наш борт и мы направились в Украину. Это был единственный случай, когда пригодился запасной самолет. Кстати, некоторые главы государств все время летают целым эскортом самолетов. Наверное, в целях безопасности. Президент России, например, обычно летает на 3–4 самолетах». 

В первый год президентства Виктор Ющенко перед полетами заходил в кабину и здоровался за руку не только с командиром, но и с каждым членом экипажа – вторым пилотом, инженером, борт-радистом и штурманом. А позже молча проходил мимо экипажа на свое место. Однажды, когда Виктор Андреевич летел в Буковель покататься на лыжах, в Ивано-Франковском аэропорту такая метель поднялась, что невозможно было сесть. Пассажирам объявили, что посадку придется совершить на другом, более отдаленном от зимнего курорта месте. Тогда на переговоры к экипажу пришел Евгений Червоненко и начал уговаривать «плюнуть» на все запреты и приземляться. «Хлопцы, вам можно все, – говорил он. – Неужели вы не сможете «сесть»? Ну попробуйте!» Но командир был неумолим и на уговоры не поддался. Наверное, считает Старостенков, выдержка и умение «гнуть» свою линию, – лучшее качество руководителя экипажа самолета. Оно ведь может спасти много жизней. Вспомните авиакатастрофу польского самолета под Смоленском – крушение произошло при попытке посадить его по просьбе высокого военного чина.

Янукович мало летал на Ту–134. Ему пришелся по душе самолет Airbus А–319–115XCJ, построенный специально по заказу в Далласе (США) для украинского президента. Заказывали его для Ющенко, но пока сделали, главой государства стал Янукович. «Однажды он таки полетел на нашем «борту», – говорит штурман. – К запланированному полету готовили «козырного» иностранца, но когда к нему подкатили трап, случайно прижали и сломали дверь. А мы, как запасные, к полету были готовы. Поэтому и полетели».

А последний, или, как Старостенков из суеверия говорит, «крайний», полет на борту №1 был в январе 2014-го, в разгар Евромайдана. Когда тогдашний премьер Азаров летал в Прагу. Потом авиапредприятие, перевозившее первых лиц государства, ликвидировали.

Сейчас для перевозки руководителей страны отдельное предприятие не задействуют. Но президент Порошенко летает по Украине и за границу на специальном самолете. Теперь бортом №1 у нас стал отечественный Ан–148, созданный в 2011 г. на киевском заводе «Авиант». А «старичок» Ту–134, в свое время «катавший» первых лиц нашей страны, перевезли в Государственный музей авиации, где посмотреть и потрогать его может каждый желающий.

 

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых