aif.ru counter
132

«Под куполом… Рады»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и Факты в Украине 22/04/2015
Александр Черненко
Александр Черненко © / АиФ Украина

«Эмоции противоречивые, конечно, – рассказывает о своих впечатлениях от работы в ВР экс–глава правления Комитета избирателей Украины Александр Черненко. – В общем–то я знал всю эту кухню, но надеялся, что мне будет легче реализовать свои наработки как эксперту. Не скажу, что все плохо, но, к сожалению, хорошие идеи в парламенте по–прежнему часто приносятся в жертву политическим договоренностям. И все равно считаю, что эта Рада лучше всех предыдущих».

Депутат в метро

– Совсем не радует полная технологическая отсталость работы парламента, аппарата ВР, невероятная бюрократия, – продолжает А. Черненко, сейчас он депутат фракции БПП, делится своими впечатлениями от парламента. – Тонны бумаги переводятся на печать законопроектов, которые никем не читаются. Был недавно в польском парламенте – там у каждого депутата есть дешевый планшет, все законопроекты и положения появляются в них. Это недорого. Или, к примеру, есть какое–то старое положение, согласно которому в комитетах, где проходит большая часть работы депутатов, нельзя установить вай–фай. Это вроде бы мелочи, но они усложняют работу, я привык к более эффективному менеджменту.

– А зарплата вас удовлетворяет?

– Нет, конечно, но что делать. На 6200 грн тяжело выживать, честно скажу. Это на порядок меньше того, что я получал в общественном секторе. К счастью, у меня жена работает, так что сижу у нее на обеспечении. Я очень осторожно это комментирую: понятно, что депутат должен получать больше, но ведь больше должен получать и учитель, и пенсионер… На самом деле больше проблем мне приносит фонд зарплаты помощников. Каждому депутату полагается 4 помощника, на них всех – 9 тыс. грн. Так что взять хорошего юриста, который мог бы анализировать законопроекты, невозможно. Хорошо, что у меня много знакомых в общественных организациях, которые реально помогают.

– Низкая зарплата не подталкивает нардепов к коррупции?

– Я знаю, что во многих фракциях партии доплачивают своим депутатам. У нас, правда, пока такого нет. Понятно, что это не делает депутата независимым. Я, например, закреплен за приемной в Черниговской области, раз в месяц езжу туда. Чтобы поехать не на маршрутке, а на машине, необходимо 600 грн на бензин. Благо, недалеко. Правда, если дальше, то можно ехать поездом, а это бесплатно. Из льгот, кстати, осталось бесплатное лечение в Феофании, я там еще не был. Есть автомобиль на 30 часов в месяц наезда по Киеву. Я несколько раз уже пользовался, чтобы доехать в Борисполь. Летал в Страсбург, в Венецианскую комиссию, в Берлин в парламент. Но эти поездки мне оплачивали фонды. А на работу езжу общественным транспортом, мне удобно.

Еврооптимисты

– Как складываются отношения с коллегами внутри вашей фракции?

– Фракция у нас самая сложная. Это 150 человек из разных партий, мажоритарщики – и те, которые шли от Блока Порошенко, и те, кто присоединился позже. Внутри фракции есть группы, которые ориентируются на одних или на других. Очень разношерстная компания. Поэтому я очень сочувствую главе фракции Юрию Луценко, который иногда срывается на крик на заседаниях.

Отношения ровные. Но тут важнее не отношение, а влияние. У нас есть неформальная группа молодых политиков–депутатов. Мы пытаемся как–то влиять на общую политику фракции. Есть межфракционное объединение «Еврооптимисты». Это люди, которые пришли из журналистики, общественного сектора, которые выступают за новое качество политики. Из известных людей это Мустафа Найем, Светлана Залищук, Сергей Лещенко, Виктория Сюмар, Егор Соболев. Но есть очень интересные люди, которых раньше я не знал, и которые стали для меня приятным открытием.

– А как с оппозицией?

– Вы знаете, никак. Во–первых, они редко бывают в зале. Приходят на начало, а после обеда там уже единицы сидят. Отчасти это оправдано, так как на принятие решений они не влияют. У меня в стане оппозиции есть несколько давних знакомых. Это, например, Юрий Мирошниченко. С ним я здороваюсь при встрече, хотя многие у меня спрашивают: как ты вообще можешь им руку подавать? Я отвечаю, что меня мама учила здороваться.

– Расскажите, Олег Ляшко играет или он такой и в кулуарах?

– Все, кто знают Олега Валерьевича вне камеры, знают, что он – воплощение абсолютного прагматизма и полной адекватности. А вилы – это все для публики. Я иногда, слушая его выступления, сам поражаюсь силе его актерского таланта. Так что, поверьте, это серьезный политик, а не клоун, как его некоторые называют. Потому он и с днепропетровскими помирился – у него, как у «настоящего» политика, – нет вечных друзей и врагов, есть только вечные интересы. Но при всей неоднородности коалиции сегодня очень важно сохранить ее целостность.

 

Децентрализация

– Переживет ли коалиция процесс изменения Конституции?

– 300 голосов только силами коалиции сейчас собрать практически не удается. Поэтому без привлечения групп Еремеева, Хомутынника, а также внефракционных – «свободовцев», «укроповцев» – нам тяжело будет внести нужные изменения в Конституцию. Главное, есть понимание: если начнется внутренняя война, то победителей не будет. Слышали бы вы, что иногда у нас во фракции говорят о Яценюке... Или что там говорят о нас. Но, несмотря ни на что, мы все в одной лодке. И, конечно, все помнят войну Ющенко с Тимошенко…

– Оппозиционный блок тоже требует изменений Конституции и децентрализации.

– Они, может, и «за», но проголосуют ли – это вопрос. Они за полгода всего пару раз голосовали вместе с коалицией – не хотят разделять ответственность.

– Какой будет децентрализация власти по-украински?

– С одной стороны – это передача значительной доли полномочий из Киева местным органам власти – обл– и райсоветам и их исполкомам. Представителями центральной власти будут условные префекты, которые заменят губернаторов. Их роль – контролировать конституционность решений местной власти. Если принято решение, которое не входит в ее компетенцию, префект должен будет оспорить это решение. Иначе у нас децентрализация превратится в феодальную раздробленность. Пока непонятно, правда, кем они будут назначаться – президентом или премьером. Я склоняюсь к первому варианту, но, возможно, они как–то будут поделены между президентом и премьером.

С другой стороны – это доходы и налоги, большая часть которых будет идти в местный бюджет. Например, средства на строительство городских дорог будут выделяться из местного бюджета. Соответственно, если дорог нет, то Киев уже не обвинишь в том, что он не дал денег – люди будут требовать этого от тех, кого они выбрали на местных выборах. Это – главная задача децентрализации: вместе с деньгами придет и ответственность. Впрочем, наш избиратель так устроен, что все равно во всем виновата будет центральная власть…

Выборы

– Осенью должны состояться местные выборы по всей стране. Это ваша профильная тема. Успеет ли парламент принять изменения в Конституцию до выборов, чтобы они прошли уже по новым законам?

– К сожалению, надо признать, мы не успеваем. Выборы 25 октября, кампания стартует в сентябре, новой Конституции еще не будет. Поэтому, видимо, будут параллельные процессы. С другой стороны, у нас есть коалиционное соглашение и обязательства перед Европой по изменению избирательного законодательства.

Главное – это открытые списки партий на выборах в областные и городские советы. Смысл в том, что избиратель одновременно голосует и за партию, и за конкретного кандидата. Причем это один большой список, в котором каждая партия в конкретном округе выдвигает не одного, а нескольких своих представителей. Соответственно, избиратель голосует за конкретных людей и, в зависимости от того, членами какой партии они являются, эта партия получает голоса. Есть и другие варианты открытых списков, сейчас по этому поводу ведется дискуссия.

Такая система – это, прежде всего, гарантия того, что места в списке не будут покупаться. Потому что теперь избиратель видит всех, кто выдвинут партией. Сколько бы олигарх ни занес денег, за тебя должны проголосовать избиратели, иначе пролетаешь. Кроме того, партия теперь будет заинтересована искать на местах популярных активных людей. Потому что голос за этого человека идет партии. Да и внутрипартийная конкуренция увеличится – лидер партии не сможет «задвинуть» неугодных, все решит избиратель. И никаких самовыдвиженцев: можно не быть членом партии, но на выборы пойдут только от политических сил.

Но так как это все требует разъяснений, а закон нужен прогрессивный, дело идет к тому, что мы не станем торопиться к выборам, проведем их по старому законодательству, а через два года уже проведем перевыборы по новой Конституции. Да, это дорого, но плохие законы и плохая власть обходятся дороже. Кстати, местные выборы, скорее всего, после конституционной реформы будут финансироваться местными же бюджетами. Это и есть децентрализация власти.

 

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых