aif.ru counter
396

Как «взрывоопасный» Одесский регион сумел сохранить стабильность

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. Аргументы и Факты в Украине 15/04/2015
Взрыв в Одессе
Взрыв в Одессе © / Таймер Одесса

Вероятность обострения не стопроцентная, но меры всегда лучше принимать заранее. Наш корреспондент тем временем пообщался с одесскими активистами, Чтобы понять, насколько все серьезно.

Страшный сон соседей

После трагедии 2 мая – стычки сторонников и противников Майдана, закончившиеся массовыми жертвами, – Одесса затихла. Но только внешне, она до сих пор кипит на медленном огне, периодически выпуская пар, – в доходящих до хрипоты спорах на кухне, череде взрывов, митингах за Украину. Хотя, казалось бы, зачем митинговать «за». Одесса и есть Украина. Или не совсем?

– «Второе мая» – это трагедия отложенных конфликтов. Точка будет поставлена в день годовщины, – считает Владимир Бондаренко, глава совета директоров Института политических, социологических исследований им. Шевченко. – Чью сторону примут жители Одессы? Ответы не так очевидны, как хотелось бы думать.

Украинские патриоты понимают, что близится «момент истины», и усилили бдительность. Выходишь на вокзале в Одессе – встречает «Правый сектор». Встречает без цветов, в бронежилетах. Тормозят подозрительных, сдают милиции.

– А мы точно не во Львов приехали? – цедят сквозь зубы пассажиры, ежась на ветру.

Заходишь в здание вокзала – и там активисты. Но уже без формы, стоят по углам – подслушивают разговоры, вычисляют «сепаров».

– Сейчас это наша зона ответственности, – говорит один из представителей одесского «Правого сектора» Игорь. – В городе вас будет отслеживать «Автомайдан» и другие.

Всего в Одессе более 20 проукраинских организаций. Почковаться стали осенью – и процесс набирает обороты. Получается, патриоты чувствуют себя уверенно в городе? Факты подсказывают, что как раз наоборот. Их постоянно взрывают, за последние полгода в Одессе прозвучало 28 взрывов. Все носили демонстрационный характер: разрушения небольшие, жертв нет (за исключением бездомного, который заинтересовался «опасной» сумкой).

– И все же эта демонстрация возымела свое действие – невозможно снять офис. В любой части города отказ. Хозяева говорят, пусть лучше офис пустует, чем потом платить за ремонт, – говорит Дмитрий Вичик, лидер патриотической организации «Обериг».

Еще одна проблема – одесские дворы. Узнав о том, что по соседству намерена обосноваться проукраинская организация, обитатели этих дворов становятся на дыбы, обрывают телефоны всех горячих линий. Боятся в случае теракта стать случайной жертвой.

– И знаете, что мне сказали в СБУ? Они сказали, что активисты не нарушают порядок! Но мы–то понимали, что будет взрыв – и через два месяца мы все его дождались… – возмущается Наталья, жительница двора по улице Коблевской. – И вы знаете, что самое обидное?

– Что? – интересуюсь, рассматривая раскуроченный подъезд, на стенах которого болтаются остатки лепнины.

– То, что подрывники перепутали офис – и подорвали брачное агентство. А офис активистов не пострадал. Вы не представляете, как меня расстроил такой взрыв!

Жители соседних домов расстроены заранее. Каждый боится, что именно в их дворе окопаются патриоты. Связываться с ними боятся, поэтому пытаются давить на хозяев помещений. Мол, не сдавайте! Некоторые идут на крайние меры – перебивают аренду.

– У моей знакомой в доме какие–то волонтеры хотели снять офис, тогда жильцы сбросились всем двором – и сняли сами, пока хозяин не подыщет других арендаторов, – рассказывает Наталья.

Концепция малых дел

По сути, у активистов Одессы остается лишь один выход – «патриотическая резервация», как тут шутят. Резервация находится в нескольких шагах от оперного театра, там губернатор выделил под патриотические нужды целый дом. Старинный, безумно красивый – сейчас он больше похож на улей, кишит волонтерами. На воротах патруль милиции, охраняют круглосуточно. Общественников этот вариант устраивает. Понятно, что они могли бы пойти другим путем – запугать местных жителей и окопаться в любом офисе. Но цели у них совсем другие. Главная цель – местные выборы.

– Мы давно решили, что будем выдвигать своих активистов, – говорит Виталий Кожухарь, член «Самообороны Одессы».

Другие тоже планируют, и не скрывают. Некоторые намерены сколотить целые партии. Только как тут найти общий интерес со скептически настроенным электоратом? И поразмыслив, одесские патриоты к стандартному набору «ночные патрули, охрана митингов» добавили уникальную услугу. Она называется «концепция малых дел». Это когда пришел пьяный муж и выставил тебя из дома. Звонишь в милицию, там говорят: нет состава преступления. Тогда ты звонишь активистам. Они приезжают и чисто по–мужски объясняют человеку, что терроризировать семью – это неправильно. И надо сказать, активисты угадали, услуга пользуется спросом. Тем более что вызов «оперативной группы реагирования» бесплатный.

– Это все житейские вопросы. Но что касается политики, все очень осторожны, – говорит Вичик. –  Допустим, вы не увидите украинских флагов. Даже те, кто придерживается проукраинской позиции, боятся вывешивать эти флаги на балконах. А вдруг гранату бросят? В то же время и «сепары» держат свое мнение при себе – на митинги не ходят. Потому что мы снимаем эти шабаши на видео, устанавливаем личности. Но в целом странное ощущение – спокойно–тревожное. То есть внешне все спокойно, но на душе – тревожно.

Как раскачивали город

Еще бы! С учетом того, с каким энтузиазмом Одессу раскачивали последний год, странно, что она еще не хлебнула горя. Раскачивали сразу по нескольким направлениям. Пророссийское подполье, череда взрывов – это само собой. Но есть еще и запасные сценарии. Так с начала весны город лихорадило по поводу порто–франко – режим беспошлинной торговли. Бывшие одесские регионалы, а ныне депутаты Верховной Рады, написали закон, согласно которому все бразды правления областью передаются некоему юридическому лицу. То есть губернатор – это лишнее, можно увольнять. «Юридическое лицо» само будет вершить и править, выдавать разрешения на застройку и «обеспечивать безопасность». В Верховной Раде законопроект отклонили моментально. Но в Одессе идею тут же подхватила скандальная партия «Родина» – (ее беглый лидер Игорь Марков, как говорят, являлся ключевым спонсором одесского Антимайдана). Они начали собирать круглые столы, подписи. Предлог вроде благовидный, под статью не подведешь. Но в то же время город сильно напряжен – не понимает, что может вылупиться из кокона подобной инновации.

Ничего не вылупилось…

– Мы пришли к выводу, что этой идее еще предстоит вызреть, – говорит Григорий Кваснюк, один из активистов партии «Родина».

Чуть страсти поутихли – вдруг из ниоткуда материализовалась Народная Рада Бессарабии (НРБ). Заявила, что будет отстаивать права молдаван, болгар и гагаузов. Лидеры этих национальных общин удивились – и на всякий случай поспешили сделать заявление о том, что к НРБ никакого отношения не имеют. Вскоре членов «бессарабской сходки» арестовало СБУ.

– Мы посмотрели на фамилии задержанных – и, честно говоря, я не понимаю, какое отношение они имеют к Бессарабии. Один из лидеров – диджей в одесском клубе. Остальные ранее пытались сделать политическую карьеру на местном уровне, но без особого успеха, – говорит Сергей Дибров, одесский общественный активист.

– И как они решились на такую авантюру? Ведь реакция силовиков предсказуема…

– Не совсем. Декларация составлена на грани фола, но там нет прямых призывов к сепаратизму. Думаю, они полагали, что ничем не рискуют кроме хорошего заработка. Но на практике оказалось иначе.

Такой же позиции придерживаются и политологи Одессы.

– Есть некий заказчик – не будем показывать пальцем. У этого заказчика имеется внушительный бюджет и стратегическая цель. Но вот как ее реализовать – вопрос открытый, – говорит Анатолий Бойко, одесский политолог. – И тут появляются подрядчики. Они предлагают разные сценарии и получают под их реализацию «гранты». То есть заказчик пробует зайти с одной стороны, с другой…

И что спасает Одессу? Как ни странно, одесский менталитет. Дело в том, что подрядчики в основном из местных. Они знают город, и в этом их преимущество перед гостями из других регионов, тем более из других стран. Будучи одесситами, они также знают «четыре относительно честных способа отъема денег»: на чем помешан заказчик – то и упакуем в лучшем виде. Главное, заказ получить. Если результат не впечатлит, всегда можно предложить вариант получше. Вопрос в том, почему все эти инициативы не пресекают на корню. Киевские критики во всем винят нового губернатора Игоря Палицу. Говорят, Коломойский при всех своих недостатках сумел удержать регион. По умолчанию считалось, что и Палица, человек Коломойского, этот подвиг повторит.

Палица – не Коломойский?

– Коломойский в Днепропетровске изначально повел себя как хозяин региона. И говорят, не гнушался методов времен  90–х годов, – говорит Бондаренко. –  А вот Палица, будучи топ-менеджером, так же и руководит – в привычной манере. Он не пытается тянуть за волосы. Он, скорее, обеспечивает условия для его реабилитации по принципу: никаких серьезных потрясений до полного выздоровления».

Что значит «серьезные потрясения»? Откровенно говоря, это «киевский фактор». В понимании одесситов – это чехарда во власти, охота на ведьм, снос памятников, языковой вопрос. Заниматься всеми этими вопросами Палица не позволяет. Пример по поводу языкового вопроса: допустим, в университете им. Мечникова – это крупнейший вуз Одессы – преподают сразу на двух языках. Если у тебя родной русский – читаешь лекции на русском, если украинский – все поймут. Студенты отвечают по такому же принципу. И подобная ситуация никого не смущает, в том числе активистов.

– Дело в том, что мы сами только сейчас записались на курсы украинского языка. У нас они открылись при офисе «Самообороны» – ходят журналисты, учителя. И я вот тоже записался, – говорит Кожухарь.

А вот еще пример из сферы управления: Палица пришел без команды, позвал одесситов.

– Как вам в целом работается с губернатором? Вы ведь многих повидали на своем веку, – интересуемся у Михаила Кучука, советника губернатора.

– У Палицы жесткий стиль управления, который принят в бизнесе. Но мне импонирует, что он не относится к числу безвольных чиновников. Может позвонить в Киев и дать понять, что какие–то директивы, которые они спускают сверху, для Одессы не подходят.

А директивы «постмайдановского» периода бывают разные. Местные чиновники выяснили это опытным путем еще во времена Ющенко.

– Как сейчас помню, приезжает Ющенко в Одессу. Говорит, надо вам тут установить памятник гетману Калнышевскому. Я коренной одессит, два высших образования, при этом понятия не имею, кто такой гетьман Калнышевский. Ну, ладно. Открыли Интернет – почитали. Но до сих пор загадка, какое отношение этот персонаж имеет к Одессе. Через месяц привозят нам из Киева памятник. И приезжает скульптор – выбирать площадку. Ну, что делать? Показали лучшие площадки – не понравились. Зато понравился пирс. Задумка получается такая: Калнышевский на коне стоит на самом краю пирса и булавой указывает на морской простор, а рядом швартуются яхты. Это же сумасшедший дом какой–то!

В итоге скульптор уехал, пребывая в полной уверенности, что его памятник украсит побережье. Но Калнышевского по–тихому установили возле областной администрации – между елок, на заднем плане. Позже, говорят, приезжал брат Ющенко, требовал перенести. С ним соглашались, уверяли, что обязательно сделают. А там уже и власть сменилась. Сейчас это просто забавный эпизод, но если его перенести в наше время? Да черт его знает, из какой искры вспыхнет пламя. Поэтому задача губернатора сделать так, чтобы не искрило. Притом, с двух сторон. Взять к примеру, борьбу с «бытовым сепаратизмом». Местная активистка потребовала от города предоставить рекламные площади. Суть агитплаката: услыхал, что сосед критикует власть, – моментально стучи на горячую линию СБУ. В киевской прессе на этот счет поднялась страшная шумиха. А в одесской не поднялась. Да и плакатов не видать.

– Они уже появляются, и со временем будет больше. Городские власти нам пообещали, – уверяют местные активисты.

Ну, раз пообещали, то конечно. Тем более на фоне такого плаката памятник Калнышевскому будет смотреться куда эффектней.

Шальная Бессарабия

Политика местных властей сводится к простой формуле: Одесса – это Украина, но вышиванки – не наш фасон. И такая терапия имеет свой результат: пациент приходит в себя. Во–первых, у него появился иммунитет – и потому промежуточная раскачка не принесла результата. Во–вторых, он уже способен постоять за себя. Изначально безопасность в городе обеспечивал губернатор. Палица нанял 500 охранников, которые патрулировали город. Сейчас эти «подпорки безопасности» убрали – им на смену должна прийти муниципальная полиция – новый орган, порождение реформы. Плюс, за это время оклемалась СБУ. Вроде как и подрывников, наконец, взяли, и подполье зачистили.

– Там небольшое подполье. Пять ключевых фигур со времен Куликова поля, – говорит Д. Вичик. – Там и наши агенты работали, и агенты силовиков – мы обмениваемся информацией. Сейчас взяли почти всех. И поэтому не думаю, что 2 мая будут серьезные провокации – разве что привезут чужаков. Но все отслеживают такую возможность.

И все–таки главный вопрос: как поведут себя простые жители Одессы? Считается, что после 2 мая одесситы забились в угол. Но они, скорее, заняли выжидательную позицию. Скрестили руки на груди и сказали: «Поглядим!». Говорите, трагедия в доме профсоюзов – случайность, а сами вы при памяти? Поглядим! И вроде как не было повода отводить глаза.

– Судя по общим настроениям, волнений и митингов не ожидается, – говорит Бойко. – Даже если будут провокации, народ не поддержит. О захватах зданий не может быть и речи. У нас есть прививка в виде Приднестровья – там жизнь не сахар. В то же время многие опасаются удара в спину.

Речь о Бессарабии. Народная Рада Бессарабии, конечно, пустышка, а вот настроения в Бессарабии – не дай бог!

По сути, этот регион чудом удалось удержать от бунта во время приливов  мобилизации. Пример: в село Лиманское на границе с Румынией и Молдовой в разгар мобилизации нагрянул военком в сопровождении автоматчиков. Собирались вручать повестки. Не вышло – народ в этой рыбацкой деревушке оказался совсем непростой. Промышляют контрабандой, хранят оружие в сараях. Своим героем считают Григория Котовского… Одним словом, имеют характер дерзкий и решительный. Автоматчиков в селе взяли в заложники. Отобрали сумки с повестками и сожгли на площади – публично, на глазах перепуганного военкома. В соседних селах тоже услышали про автоматчиков, стали подтягиваться в Лиманское на моторных лодках.

– О сложившейся чрезвычайной ситуации я тут же проинформировал губернатора. Потому что я знаю менталитет этого села: инцидент мог завершиться трагически, превратиться в стихийный протест, – говорит Сергей Барымовр, бывший и.о. председателя Ренийской райгосадминистрации.

Почему бывший? Потому что, выехав в срочном порядке в Лиманское, С. Барымов был вынужден говорить вещи, шокирующие по киевским меркам. И притом полностью понятные для жителей села. Они в итоге отпустили заложников, вернули им автоматы – и отказались от бунта. С. Барымова потом тихо от должности отстранили, причем это был компромисс – могли и под суд отдать. Подобные случаи в Бессарабии не единичны.

– Пока спасает то, что в Бессарабии нет единства – множество кланов. У них разный язык, экономические интересы. Они не станут единой протестной группой. Но какой–то отдельный город вполне может повторить судьбу Славянска. Поэтому мы очень внимательно сейчас следим за Измаильским, Ренийским районами. Информировали президента о возможном обострении, – признаются «не для прессы» сотрудники спецслужб.

Впрочем, не факт, что опасения подтвердятся. Но даже если майские праздники пройдут без крови – это будет означать, что украинская власть выиграла лишь первый раунд. И если на этом успокоится, то весь регион, включая аристократическую Одессу и шальную Бессарабию, превратиться в отложенный конфликт.

Евгения Грушева

Фоторепортаж массовой драки со стрельбой в Одессе | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых