aif.ru counter
4229

«Халтура» для законодателей: как в Верховной Раде зарабатывают депутаты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. Аргументы и Факты в Украине 25/03/2015
Коллаж АиФ
Коллаж АиФ © / Коллаж АиФ.ua

«Жить по-новому» – под этим слоганом в Раду прошла президентская фракция Блок Петра Порошенко. Да и прочие участники коалиции этот слоган разделяли. Говорили о том, Что в новой Раде будут бороться против лоббизма, взяток, коррупции. И вроде бы правда: в парламенте «денег гулять» стало гораздо меньше в сравнении с предыдущим созывом. Грубо говоря, десятки миллионов долларов против сотен миллионов – за проталкивание нужных законопроектов, переходы из фракции во фракцию («тушкование»), нужные темы в выступлениях с трибуны и «правильное» голосование. Одна беда – взяток стало меньше вовсе не из–за того, Что депутаты стали более честными. Просто кризис в стране, и бизнесу, экономящему буквально на всем, приходится сокращать финансирование народных избранников. Но система, позволяющая законодателям существовать безбедно несмотря на весьма скромные официальные зарплаты, работает, как в старые добрые времена. Она не сломана, не упразднена, да и желающих обогатиться за счет лоббизма не меньше.

Перешли на доллар

Понятие «цена голоса» впервые возникло в Раде III созыва (май 1998 – апрель 2002): один из тогдашних нардепов рассказал «АиФ», что Леонид Кучма был заинтересован в принятии законопроекта об акционерных обществах. Написан он был коряво, и желающих голосовать за него оказалось критически мало, а исправлять – времени не оставалось. И как же быть?

«Тогда люди от Волкова (Александр Волков в III созыве являлся депутатом–мажоритарщиком, который прошел в парламент по округу в Черниговской области. – Ред.) пообщались с депутатскими группами, договорились. Суммы были смешные, по 1–5 тыс. грн. Раздавали их новенькими, хрустящими 50–гривневыми купюрами».

О цене голоса в IV–V созывах (2002 – 2007 г.) ходили легенды. Аппетиты росли пропорционально подъему экономики в этот период. С гривны депутаты в это время перешли на доллары – так было легче носить с собой крупные суммы.

«В начале двухтысячных работал на депутата, возил деньги группам (за результативное голосование) – оказывается, в багажник «Мерседеса» входит около 2,5 млн долл., не так и много, если брать потертые купюры в 20–50 долларов», – признался нам высокопоставленный юрист времен Ющенко.

В VI созыве, после политического кризиса, когда В. Ющенко досрочно распустил парламент, появилось еще одно ноу–хау. Депутатов посадили на ставку: получаешь $20–30 тысяч в месяц, и всегда голосуешь, как надо. Получилась экономия средств. Систему, говорят, придумала Юлия Тимошенко, которую Рада VI созыва и назначила премьером во второй раз. После президентских выборов 2012 года эта система разрушилась, гонорары депутатов стали расти ситуативно. Говорят, фракция Партии регионов платила по $5 млн за синхронное голосование по экономическим вопросам. По крайней мере, такую сумму летом 2013 года озвучил Владимир Шкварилюк, депутат от «Батькивщины». Может, и неправда – Шкварилюк мог завысить сумму, чтобы спонсоры ПР больше денег бросали на ветер.

«Мне в предыдущем созыве предлагали $15 млн за переход в ПР вместе с главой Тернопольской парторганизации «Батькивщины». Мы не рискнули. Коллегам давали по $5–7 млн, и многие пошли – всего вышло 11 глав облорганизаций, – рассказывает Дмитрий Шлемко, народный депутат, член регламент–ного комитета. – Для них это был шаг в безвестность: деньги остались, но не думаю, что они греют душу».

«Зарплаты», правда, вернулись. Например, депутаты рассказывают, что осенью 2014 года, когда вовсю пахло кострами Майдана, за переход в лояльную власти группу предлагали всего $1 млн, плюс около 30 тыс. в месяц.

«Сейчас по–прежнему самые большие деньги платят за вхождение в группы. Но суммы очень упали, даже в сравнении с прошлым годом составляют $200 – 250 тысяч», – рассказал нам один депутат–мажоритарщик на условиях анонимности. В сравнении с 15 миллионами 250 тысяч – просто слезы. Принимать во внимание стоит, например, и расходы депутатов–мажоритарщиков на свою предвыборную кампанию. Чтобы победить на выборах по округу, в среднем тратили около $2 млн долларов. Получается, переходом в депутатскую группу за $200 тысяч затраты не отбить. При этом, по словам нашего собеседника, будущее Рады туманно, и в случае перевыборов депутаты потеряют все инвестиции разом. «В ближайшее время предвидится существенное движение внефракционных по депутатским группам. Но причина не в деньгах, а в том, что самому работать гораздо сложнее – нельзя выступить с места, никто не помогает «тянуть» законопроект», – объяснил Яков Безбах, внефракционный депутат.

Межфракционные бегунки

В общем, в нынешнем созыве деньги пока ходят мизерные. А вот желание их получить имеется у огромной части депутатского корпуса. Поэтому такие надежды в Раде возлагают на случившуюся недавно разборку между «нефтяными баронами» – Игорем Коломойским и Игорем Еремеевым, на стороне которого, говорят, и президент (см. стр. 8). Разборка, как известно, вылилась в поправки к Закону «Об акционерных обществах», по которому И. Коломойский утратил контроль над госпредприятием «Укрнафта». Теперь депутаты ждут, что днепропетровский губернатор будет усиливать свое влияние в Раде. Говоря образно, деньги будут сыпаться как из рога изобилия. Разумеется, это не означает, что платить будет лишь Коломойский – его оппонентам тоже придется раскрывать кошельки шире.

«Вскоре в Раде может появиться «мозаичная» структура оппонирования киевской власти. Разные депутаты будут опираться, кто на Днепр (то есть на Коломойского. – Ред.), кто на Харьков. «Жить» они будут в разных фракциях, а после мест–ных выборов могут и структурироваться, объединившись в мегафракции», – прогнозирует Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии.

Первая ласточка, по мнению политологов, – Сергей Мельничук, депутат и комбат «Айдара», которого «попросили» из Радикальной партии Ляшко. 

«Он отметился по полной. Кража из–под следствия руководителя «Укрспирта», отжатие предприятия «Калинка» в Полтавской области. Последней каплей стали шины, горевшие под Минобороны: это сорвало крышу некоторым членам фракции, и Мельничука исключили, – рассказал нам Игорь Мосийчук, народный депутат. – Так он – хлоп! – и убежал в группу к Игорю Еремееву («Воля народа». – Ред.). Коллеги из этой группы называли мне даже конкретные суммы, которые платились Мельничуку. Сотни тысяч. Не знаю, правда ли»...

Кстати, брутальное поведение Олега Ляшко и других членов Радикальной партии, тоже неспроста. Они, если помните, захлопывали перед Мельничуком двери, блокировали его в сессионном зале, устраивали драки. Смысл в том, чтобы сбить цену за «тушку» – в данном случае «покупатели» должны принять во внимание психологическое давление на депутата. Он ненадежен – ведь нервы могут не выдержать. Откажется голосовать как надо или вообще напишет заявление о досрочном снятии полномочий «Это был импульсивный шаг, Луценко выдавил его из фракции, как адепта «днепропетровского Папы», – съязвил депутат из Блока Петра Порошенко в разговоре с корреспондентом «АиФ».

Груды покрышек и штурм Минобороны – фото протеста батальона «Айдар» | Фотогалерея

Эксперты для айтишников

Но переходы по фракциям и группам – не единственная статья незаконных доходов депутатов. Есть и другие. Например, продвижение «нужных» законопроектов. Вот где теоретически можно расходы на избирательную кампанию компенсировать! Трудолюбивый депутат, который строчит проекты законов, не покладая рук, мог бы вмиг разбогатеть. Но… Цену за законопроекты сбивает та часть депутатского корпуса, которая готова работать за идею. Неопытные депутаты, попавшие в Раду в первый раз, часто не понимают, что ими манипулируют лоббисты. Под прикрытием общих рассуждений об «общественной значимости, ожиданиях Майдана, борьбе с коррупцией и реформах» они предлагают бесплатно разработать и продвинуть выгодный определенным бизнес–группам законопроект, хотя могли бы за него и заплатить.

«Тут процентов сорок людей пока без понятия, куда они попали. Не знают, как и на чем зарабатывать – это непуганые айтишники. Работают по 20 часов в сутки вместо того, чтобы нанять офис–помощников, – рассказывает нам один из таких парламентских лоббистов. – К тому же тут колоссальный дефицит людей, умеющих писать законопроекты: многие помощники «регионалов» ушли, не выдержав отношения». 

Умение правильно составлять тексты законопроектов – отдельная наука. Огромная часть депутатов ею не владеет. «Новички», убедившись, что у них хромает стиль и юридическая грамотность, рано или поздно сдаются – и обращаются в специальные конторы, предоставляющие соответствующие услуги. За формально правильный законопроект там просят $10–20 тысяч. Можно и дешевле, например, если депутат малоизвестный и неактивный или речь идет об альтернативном законопроекте. 

Услуги по составлению законопроектов предоставляет научно–экспертное управление Рады (штат специалистов по юриспруденции, праву, экономике, обязательно дающий экспертные выводы каждому законопроекту перед его попаданием на рассмотрение). «Там шесть отделов, и они готовы взяться за любой законопроект. Работа стоит 15 тыс грн. Кроме того, они гарантируют правильные выводы о составленном ими же законопроекте, так что, депутату получается двойная польза, – рассказывает лоббист. – А вот платить, чтобы довести законопроект до сессионного зала, как в прошлых созывах, уже не нужно. Дойдет и сам – важно «подтолкнуть» его общими фразами об общественной значимости». Новый «бизнес» нелегальный, даже если эксперты пишут законопроекты в нерабочее время.

В то же время, ни один депутат не подтвердил нам, что он просит помощи на стороне при разработке законопроектов. В один голос все утверждают: пишут сами, с привлечением штатных помощников.

Деньги для блока Петра Порошенко

Еще одна статья доходов, и она тоже не работает – это вознаграждение за правильное голосование. «У нас за эти три месяца, по сути, не было по–настоящему ресурсных законопроектов, за которые можно было бы кого–то существенно благодарить, – сказал «АиФ» Нестор Шуфрич, депутат от Оппозиционного блока. – А все спорные моменты решаются среди 5, максимум 10 человек. Остальные – массовка».

По принципиальным вопросам у фракций довольно жесткая позиция, а дисциплину во фракциях, особенно небольших, блюдут как зеницу ока. «У нас все молодые и активные, шли не за наградой. Поэтому все вопросы обсуждаются на заседаниях – решаем, поддерживать или нет, коллегиально, – пояснила Татьяна Острикова, депутат «Самопомощи». – У нас нарушитель дисциплины не появится. А если вдруг вскроется, рекомендую передать факты в ГПУ. Только так нужно лишать мандата».

Куда проще обстоят дела в мегафракциях, например, Блоке Петра Порошенко, где нет целостной структуры, а депутаты «дробятся» на отдельные группки. «У нас действительно много центров. А голосование демократичней, чем в других фракциях, где главное – дисциплина: ключевые вопросы, связанные с нацбезопасностью, требуют консолидированного голосования, а по другим моментам люди вольны голосовать по своему усмотрению, – рассказывает Олег Барна, депутат от БПП. – При этом централизованной слежки за дисциплиной нет. Лоббированием должно заниматься Антикоррупционное бюро, зачем нам вводить внутрипартийные структуры?». 

Часть голосов привлекается с помощью системы взаимозачетов. Например, сначала выгодный для БПП законопроект поддерживает мега–фракция «Народного фронта», а потом наоборот. Мы вам, а вы нам. В то же время, источники «АиФ» в парламенте утверждают, что «платные голосования» проходят через мегафракции. Способствует тому мозаичная структура фракций БПП и НФ. По многим позициям у мега–фракций нет консолидированного мнения или на депутатов не давят, лишь высказывают пожелания. Чаще всего за деньги свои интересы отстаивает аграрное лобби. Точного «прайса» нет. Срабатывает принцип – чем больший негативный резонанс может вызвать проект закона, тем дороже он стоит.

«Вилка достаточно широкая: одно дело – если вопрос закона для Коломойского, другое – если для аграрного лобби, – говорит один из депутатов, с которым беседовал «АиФ». Он же называет минимальный тариф – $100 тыс. для группы в 10–15 человек, если речь идет о вопросе, который не вызовет резонанса, до $1–1,5 млн в случае, если необходимо согласие целого «крыла» партии, а вопрос плохо соотносится с идеологией.

Кстати, по данным наших источников «за деньги» через Раду протащили 9 – 10 законопроектов. Вроде немного, и все–таки…

«Вопрос повышения рентной платы за добычу нефти–газа, вопрос «Укрнафты», вопрос возврата НДС обработчикам молока и, наконец, собственность на землю, из–за которой подрались Егор Соболев и наш Вадим Ивченко – все потенциально коррупционные «кормушки», – перечисляет Д. Шлемко те проекты, на которых могли заработать нардепы. – При этом лоббисты нашли хитрый путь к сердцу новых депутатов: им в уши вкладывают тезисы о необходимости поддержки угнетаемых производителей, «ведь это так по–европейски». Но если отследить цепочку, оказывается, что речь о тех, кто наживается на бедных фермерах или получает газовые сверхприбыли».

Роман Панов

Как в новой Верховной Раде депутаты распускали кулаки – фоторепортаж | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых