aif.ru counter
04.03.2015 16:27
3458

Что общего в гибели Михаила Чечетова и Валентины Семенюк

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. Аргументы и факты в Украине 04/03/2015
Михаил Чечетов
Михаил Чечетов © / Укринформ

«Нет сил жить…»

На этих выходных не стало Михаила Чечетова. Политик покончил жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна своей квартиры.

– Супруга Наталья проснулась в полвторого ночи, и, не обнаружив рядом мужа, обошла квартиру. На втором этаже увидела открытое окно и тапочки мужа. Рядом лежала записка «Нет никаких моральных сил больше жить. Я ухожу», – сообщил подробности трагедии Антон Геращенко, советник главы МВД.

В последние несколько дней Чечетов находился под домашним арестом. Генеральная прокуратура возбудила против него дело по статье «служебный подлог». Утверждала – при принятии «законов 16 января», ограничивающих гражданские свободы, что-то «накрутил» с протоколами. Допустим, накинул пару голосов, благодаря чему и был принят пакет «драконовских законов». Сам Чечетов обвинений не признавал, но отбивался вяло, соседи по дому говорили, «ходил подавленным». И в итоге – не выдержал.

– Украинские власти своей циничной травлей и публичными унижениями довели Михаила Чечетова до отчаянного самоубийства, – сделали заявление члены «Оппозиционного блока», узнав о трагедии.

У нынешней власти своя версия: Чечетов боялся не столько суда, сколько мести своих бывших покровителей. Стоило политику заговорить на процессе – и полетели бы активы. И дело тут не в «служебном подлоге». Виктор Шокин, генпрокурор, намекал на нечто большее:

– Вы вскоре услышите дополнительные обвинения в его адрес. В свое время он сам сообщал про некоторые свои правонарушения, если вы помните, – заявил во время телеэфира на одном из каналов Виктор Шокин.

И все, конечно, вспомни-ли яркие показания Чечетова в далеком 2005 году. Тогда он был главой Фонда госимущества, давал показания по приватизации «Криворожстали». На суде прямо заявил, что получил от Кучмы указания «выслушать и, по возможности, удовлетворить просьбу» Виктора Пинчука. И воспринял это как прямую команду помочь олигарху Пинчуку в приватизации по заниженной стоимости. По итогам судебных слушаний «Криворожсталь» у Пинчука отобрали «в назидание потомкам». Случилось это  вскоре после «оранжевой революции». А через десять лет опять конфуз: очередная революция, и… снова Чечетов? Теоретически олигархи понимают, куда ветер дует – и действительно могли надавить. В пользу этой версии играет недавнее самоубийство Валентины Семенюк-Самсоненко. Она также была главой Фонда гос-имущества. В последние несколько лет находилась в политической тени – и вдруг суицид. Застрелилась из охотничьего ружья минувшим летом. Политики уверены: два громких самоубийства – не случайность.

– Напишу еще раз, почему жизнь главы Фонда госимущества так важна. Продали предприятие за бесценок? Но кто докажет, что это не простая ошибка ФГИУ, здесь имел место преступный умысел? И тут только показания руководства Фонда могут быть доказательствами. Когда председатель ФГИУ замолчал на века – все. Можно быть спокойным. Повторения «Криворожстали» не будет. Семенюк и Чечетов ничего не расскажут, и это будет стоить нам с вами, гражданам Украины, десятки миллиардов долларов, – написал в своем блоге Игорь Луценко, народный депутат и общественный активист в прошлом.

Если исходить из этой версии, получается, что самоубийство Семенюк и Чечетова – это лишь начало? Со времен независимости Фонд сменил семерых руководителей. Значит, на кону еще шесть жизней? Или, может быть, уже меньше… Мы решили выяснить, как себя чувствуют экс-руководители Фонда и что они думают о гибели своих коллег.

Власть языкатая, но безвольная

Первому позвонили Александру Рябченко, экс-главе ФГИ. Его сняли с должности этим летом, все громкие приватизации последних лет – его рук дело.

– Скажите, вам угрозы не поступали? – интересуемся.

– А почему я должен это с вами обсуждать? – резко обрывает разговор бывший чиновник.

Что ж, хотя бы жив – уже радует. Набираем его коллегу – Александра Бондаря (возглавлял контору до 2003 года). Голос бодрый. Хотя и шокирован случившимся.

– Неприятно обсуждать эту историю. Чечетова знал лично – и хорошо. Он был у меня заместителем. Всегда был очень миролюбивым человеком, не самым активным, но, пожалуй, самым рьяным, исполнительным представителем Партии регионов. Его без конца эксплуатировали коллеги по партии. Может, Чечетова и сгубила эта безотказность.

– Говорят, что погубило другое. Мол, слишком много знал. И мог дать показания по очередной «Криворожстали»…

– Я лично инициировал реприватизацию «Криворожстали» и прекрасно знаю этот судебный процесс. Как говорят в спорте, там был «договорняк». Пинчук и Ахметов (владели в доле) добровольно согласились отдать «Криворожсталь». Они пошли на договор с новой властью. Ющенко нужен был показательный процесс. А олигархи по факту реприватизации получили обратно свои деньги, в накладе не остались.

– То есть суд был показухой?

– Суд настоящий. Другое дело, что если бы олигархи не согласились принести «сакральную жертву», то процесс шел бы до сих пор.  Коррупционные схемы хитро придуманы – доказать что-то очень сложно. Показания Чечетова вызвали большой резонанс, но они не были отправной точкой для процесса. И ключевой роли не играли, в случае необходимости его слова легко опровергнуть. Что значит, «позвонили тебе по телефону»?  Чем докажешь? И мало ли как ты это понял? Все это очень легковесно в плане доказательств.

– А нынешние политики считают по-другому…

– Да, я читал блог Игоря Луценко. Он сделал красивое политическое заявление. Но при этом видно, что человек слабо понимает систему. Дело в том, что все решения в ФГИ принимаются коллегиально. Ответственность разделена. Поэтому фигура руководителя не является ключевой на допросе. Его можно легко заменить заместителями. Это известный факт. Поэтому какого-то животного страха нет.  На выходных созванивались с бывшими коллегами – теми, что в разное время руководили Фондом. Главный вопрос: нет ли угроз, давления? Ничего такого нет.

– То есть в ваших рядах нет паники из серии «я следующий»?

– Я не думаю, что связь между смертями Семенюк и Чечетова существует. Семенюк прошла по квоте социалистов – они выступали против приватизации. Она ничего толком и не продала. Чего ей бояться? Думаю, на ее решение повлияли какие-то другие вопросы (в прессе судачили, что она тяжело восприняла разрыв с мужем. – Ред.). А Чечетов может не выдержал психологически очередной показательной порки.

– И все же глупо отрицать тот факт, что сделки проводились по коррупционным схемам. И не исключено, что новая власть решит устроить  «показательный процесс»…

– По схемам – это безусловно. Они были еще при Чечетове, и с тех пор ничего не изменилось. Речь идет о так называемых «квалификационных условиях» – это когда условия прописывают под одного покупателя. Для проформы их может быть несколько, но при этом они не торгуются – и не поднимают цену. Что касается «показательного процесса», то тут напрашивается разбор полетов по приватизации «Укртелекома» Ахметовым (в 2011 году, тогда на посту ФГИ был Рябченко). Там все шито белыми нитками, а если бы Ахметов возместил реальную стоимость этого объекта, то эта сумма равнялась бы траншу МВФ. Но я выступаю против таких процессов – они единичные, и носят скорее рекламный характер. Работа должна вестись системно. Но этого нет. У новой власти был почти год – они попытались оспорить хотя бы одну сделку? Нет. Они боятся трогать олигархов, которые всегда готовы распахнуть кошелек для нужд АТО. Более того: Кабмин расширяет список объектов по приватизации  (шахты, «Укрзалізниця», «Укравтодор» и т. д.), но при этом  не меняет саму систему продажи. Нет реформ в этой сфере. Во главе Фонда уже полгода сидит человек с приставкой «и.о». По сути, марионетка. Нынешняя власть, конечно, языкатая, но при этом безвольная. Могут цапнуть кого-то послабее, но с сильными игроками предпочитают не спорить. Поэтому говорить о том, что руководители Фонда оказались между двух огней… сейчас это не актуально.

Кто возглавлял фонд госимущества:
  • 1991 – 1994 – Владимир Прядко (создатель и первый руководитель);
  • 1994 – 1997 – Юрий Ехануров (впоследствии премьер-министр и министр обороны);
  • 1997 – 1998 – и. о. руководителя Владимир Лановой ( в прошлом министр экономики, народный депутат);
  • 1998 – 2003 – Александр Бондарь;
  • 2003 – 2005 – Михаил Чечетов;
  • 2005 – 2008 – Валентина Семенюк-Самсоненко;
  • 2008 – 2010 – и.о. руководителя Дмитрий Парфененко;
  • 2010 – 2014 – Александр Рябченко;
  • 2014 – 2015 – и.о. руководителя Дмитрий Парфененко.

Евгения СУПРЫЧЕВА

Фоторепортаж: как Порошенко, Гройсман и Яценюк заседали в Кабмине | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых