aif.ru counter
1066

Опыт соседей: как Польша, Румыния и страны Прибалтики пережили реформы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Аргументы и факты в Украине 10/12/2014
Польша
Польша © / АиФ Украина

Чего собственно ждать и окажутся ли реформы такими уж болезненными? Обо всем этом можно судить по опыту стран, переживших «евроформатирование» – это, по сути, все наши соседи из Центральной и Юго-Восточной Европы (ЦЮВЕ). Их опыт может быть полезным, чтобы понять, в каком темпе двигаться и каких ждать изменений

Лови момент

Европа – в самом общем смысле – требует от нас двух главных вещей: рыночной экономики и демократии. У нас и то и другое в сыром виде, и так уже более 20 лет, с момента развала СССР. Пока украинские политики пытались балансировать между Западом и Востоком, наши соседи пережили период преобразований, может, в чем-то шоковый – и обогнали нас как раз лет на двадцать. А мы все еще стоим на старте, боимся, что не хватит сил на спринтерскую дистанцию?

У наших соседей, кстати, стартовые условия от наших не сильно отличались. Но у некоторых имелась своя специфика. Такие страны, как, например, Польша или Венгрия, пытались еще во времена «совка» перейти к рыночной экономике. А Болгария или Словакия с принципами рыночной экономики знакомились «на ходу». Но одна из общих черт заключалась в следующем: все ожидали быстрого процветания, а его не случилось. Путь реформ оказался сложнее, чем казалось вначале. При этом скорость реформ в странах ЦЮВЕ тоже была неодинаковой. Быстрее и, может быть, болезненнее всего получилось в Польше – там сразу начали действовать радикально.

«Не все изменения даже теоретически можно было реализовать быстро. Например, либерализация рынков и торговли (когда цены на товары и услуги регулирует не государство, а участники рынка) могла быть внедрена быстро в отличие от регуляторных и законодательных изменений, которые требовали разработки законопроектов, их принятия», – признает Дмитрий Науменко, старший аналитик информационной компании Stronger together.

«Переориентация отдельных отраслей на новые рынки сбыта и развитие малого и среднего бизнеса шло медленнее из-за необходимости значительных капиталовложений. Одним из критически важных элементов реформ стало создание благоприятной среды для ведения бизнеса, которое требует реформирования законодательства, административной, институциональной реформ в целом ряде отраслей, и, как правило, это не является первоочередным вопросом, когда страны только начинают переход к рыночному хозяйствованию, поэтому такие реформы во многих случаях откладывались. В то же время, это именно та отрасль реформ, которая дает странам предпосылки к долгосрочному росту», – отмечает Любовь Акуленко, координатор Stronger together. 

Переходный период в реформировании непременно сопровождался сильным падением ВВП. По данным МВФ, потери Польши за первые 3 года реформирования экономики составили 13 %, до 25 % – в Болгарии и Румынии, 30-40 % – в странах Балтии, 50% – в Молдове.

Результаты реформирования также получились неравномерными. Те, кто был лучше подготовлен к реформам (Центральная Европа, страны Балтии), и страны, применявшие так называемую «шоковую терапию» (быстрые и решительные изменения в Польше), остались в выигрыше и легче пережили кризис 1997-98 гг. Зато Россия, Беларусь и Украина, которые предпочли постепенный переход, сохранили остатки старой системы. Поэтому задекларированные изменения так и не принесли желаемого результата – эффективность реальных изменений была очень низкой.

Право иметь

Одной из самых важных рыночных реформ стала реформа собственности. Неэффективную государственную систему, когда «все принадлежало всем», но реально активами распоряжались чиновники, следовало поменять на более эффективную, частную, когда собственник имеет лучшую мотивацию для эффективного управления бизнесом. Так началась приватизация, главная цель которой заключалась в том, чтобы отдать предприятия в руки тех, кто умеет ими эффективно управлять. Но исследования показывают, что приватизированные предприятия работают более эффективно лишь в том случае, когда регуляторное и юридическое поле также реформированы, а именно: права собственности защищены и прозрачны, на рынке существует адекватная конкуренция, налоговое и административное давление на бизнес оптимально.

С другой стороны, адекватную приватизацию трудно проводить, когда правительства слабы, поскольку реформы требуют внедрения непопулярных шагов сегодня для получения долгосрочных выгод в обозримом будущем.

И, наконец, реформирование связано с безработицей – во-первых, нежизнеспособные предприятия закроются, во-вторых, жизнеспособные, чтобы конкурировать, должны будут внедрять передовые технологии, а это неизбежно связано с сокращением штатов.

«В социалистических экономиках уровень безработицы традиционно был низким, но в основном за счет того, что занятость населения была объявлена более приоритетной, часто в ущерб экономической логике, чем повышение производительности труда путем внедрения новых технологий», – объясняет Науменко.

Глубокая рецессия и слабые системы поддержки занятости приводили к тому, что рабочим было трудно найти новую работу, тем более что часто их квалификация не была востребована в новых условиях. Реформы в странах ЦЮВЕ стартовали в начале 90-х, но только в конце десятилетия уровень занятости показал тренд уверенного восстановления.

Но вот интересный момент: Польша, начавшаяреформы в 1989 году, изначально находилась в весьма неблагоприятных условиях. Но процесс там пошел лучше, чем у соседей. Под председательством министра финансов и одного из ведущих польских экономистов Лешека Бальцеровича была разработана программа перехода Польши от коммунистической плановой к рыночной экономике. Она основывалась на том, что государственные компании, которые были неэффективными, должны прекратить свою деятельность, было запрещено льготное кредитование госкомпаний, а проценты по кредитам стали связывать с показателем инфляции, также был ограничен рост заработной платы, чтобы не создавать дополнительное давление на национальную валюту.

Из-за закрытия неэффективных госпредприятий 20% поляков (1,1 млн) стали безработными, особенно в сельской местности, где большинство было занято в колхозах. Однако уже к 1992 году было создано более 600 тыс. частных компаний, которые обеспечили работой 1,5 млн работников. Проще говоря, ситуация выровнялась за три года! Позже польским опытом воспользовались в Чехии, Словакии, странах Балтии. А вот Венгрия и Словения решили отказаться от «шоковой терапии», но из-за этого и переходный период в этих странах затянулся. 

Испытание кризисом

В любом случае итогом реформ стало вступление стран ЦЮВЕ в Евросоюз. Это открыло для них новые возможности – либерализация торговли, движение капиталов и рабочей силы, доступ к европейским фондам. Но у каждой такой возможности были не только плюсы, но и минусы.

Например, либерализация торговли – то есть открытый рынок, возможность торговать повсюду без пошлин, с одной стороны, позволила расширить экспорт, но с другой – заставила конкурировать на внутреннем рынке с более качественными зарубежными товарами. А свободное движение рабочей силы привело к миграции части трудоспособного населения в более стабильные государства «старой Европы» – это минус. Плюс же в том, что зарплаты под влиянием такой вот миграции стали расти до европейских. Впрочем, даже с учетом всех «плюсов» и «минусов» общий вывод в том, что граждане новых членов ЕС были очень довольны открывшимися возможностями.

Но исследование ЕБРР Transition report 2013 свидетельствует, что именно перспектива вступления в ЕС для многих стран становится драйвером реформ. Но как только страна становится членом, реформы ослабляются или даже останавливаются. Финансовый кризис 2008 года и период медленного роста и жесткой экономии с тех пор продемонстрировал снижение общественной поддержки рыночных реформ и демократии, особенно в более развитых странах.

«Для новых членов кризис 2008-2013 годов был самым сложным периодом, поскольку они были экономически наименее устойчивыми, – констатирует Дмитрий Науменко. – В то же время страны ЦЮВЕ также по-разному пережили кризис – балтийские пострадали достаточно сильно, например, в Латвии ВВП сократился на четверть, тогда как Польшу кризис почти не затронул. Кроме общих трендов труднее переживали кризис страны, у которых большой внешний долг, низкие валютные резервы и дефицитный госбюджет, а также экспортноориентированные экономики из-за падения спроса на внешних рынках».

То есть такие, как Украина. Причем вывод очевиден: если некоторые страны ЦЮВЕ в Европу приняли «недореформированными», то Украине придется в одиночку пройти все круги реформ и только потом рассчитывать на возможное сближение. С другой стороны, как бы ни были трудны реформы, именно они позволяют стране сохранить устойчивость, в том числе и в критически сложные времена. А за это стоит побороться.

Как в новой Верховной Раде депутаты распускали кулаки – фоторепортаж | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых