384

Санкции или диктатура: почему эксперты раскритиковали закон «О санкциях»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и факты в Украине 13/08/2014
Арсений Яценюк, премьер-министр Украины
Арсений Яценюк, премьер-министр Украины ТСН

Еще 8 августа законопроект о санкциях против РФ, разработанный Кабмином, политологи и даже депутаты большинства называли «правительственным пиаром», а вероятность его принятия считали ничтожно низкой. Но 12 августа Рада все-таки приняла законопроект №4453а, правда, в первом чтении. То есть его будут дорабатывать. Вопрос лишь в том, в какую сторону – пока что он представляется совершенно недемократичным.

Накажут за подозрение

Экспертов и политиков, которых «АиФ» опросил по поводу правительственного законопроекта «О санкциях», смущает в нем целый ряд моментов.

Первый: санкции направлены вовсе не против России. Фактически, они могут быть введены против любого гражданина Украины или украинской компании, причем без суда и разбирательств. Механизм следующий: Совет безопасности и обороны принимает решение «кого обидеть» по предложению президента, парламента, Кабмина, Нацбанка или СБУ. Это решение вводится в силу указом президента.

И непонятно, куда жаловаться подвергнутой санкциям стороне, если она чувствует себя несправедливо обиженной. И ладно бы речь шла об иностранных компаниях Украина как государство вовсе не обязана защищать их права. Но речь-то о своих!

Второй: за что могут быть введены санкции? В тексте принятого в первом чтении законопроекта указано, например, что они могут быть введены за «потенциальную угрозу национальным интересам, национальной безопасности…»

Это как? Ни один юрист не разъяснит, ведь потенциальная угроза это синоним слова «возможная». То есть ты на митингах за ДНР не участвовал, оружия сепаратистам не поставлял и деньги им не переводил, за раздел страны не агитировал… А санкции все равно можешь получить! Ведь фактически речь идет о наказании за подозрение.

На расплывчатые формулировки, по которым органы власти могут щедро «одаривать» санкциями предприятия и частные лица, обратило внимание и Главное научно-экспертное управление Верховной Рады. Вывод управления о законопроекте в целом положительный. Правда, содержится просьба более четко сформулировать основания для введения санкций. Можно, конечно, и более четко, но всех проблем законопроекта это не снимет, потому что есть еще один момент, третий по счету.

Почта, телефон, Интернет

В ст. 4 («Виды санкций») наряду с вполне адекватными запретами и ограничениями есть такие новеллы, как «запрет или ограничение ретрансляции теле- и радиоканалов», «запрет использования радиочастотного ресурса Украины», «ограничение или прекращение деятельности средств массовой информации и других субъектов информационной деятельности, в том числе в сети Интернет», «ограничение или запрет производства и распространения печатной продукции и других информационных материалов», «ограничение или приостановление предоставления телекоммуникационных услуг и использования телекоммуникационных сетей общего пользования», «запрет деятельности партий, движений и других общественных объединений и фондов». И это не говоря о возможности запретить или ограничить деятельность любой коммерческой структуры! Не круто ли, даже с учетом того, что страна находится в состоянии войны?

Фактически, законопроект предоставляет высшим органам власти без суда и следствия вмешиваться в деятельность коммерческих, общественных, политических организаций и СМИ: тоталитаризм совдеповского образца.

«Раде де-факто предлагают ввести экономическую диктатуру», – считает Вадим Карасев, политолог, директор Института глобальных стратегий.

Мина заложена – и сработает

Сразу напрашивается вопрос на грани фола: а что там Янукович предлагал полгода назад? Сим-карты продавать по паспорту? И за это милиционеров на Майдане стали забрасывать коктейлями Молотова. Сейчас же закон о санкциях принимается в гробовой тишине – общественные активисты молчат.

Правда, заговорило ОБСЕ: «Я призываю членов Верховной Рады отказаться от положений закона, которые представляют опасность для свободы СМИ и плюрализма и идут против обязательств ОБСЕ по свободе выражения и свободы СМИ», – заявила во вторник Дуня Миятович, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, добавив, что подобные ограничения нельзя вводить даже несмотря на всю сложность ситуации на Донбассе. – Это не должно оправдывать непропорциональное ограничение свободы выражения мнений и свободы средств массовой информации».

Санкции Фото: www.globallookpress.com

«Это называется внесудебная расправа, которая бывает только при авторитарных режимах или в состоянии войны, и так как часть людей считает, что мы в состоянии войны, то все оправдано, объясняет ситуацию Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии. – Все зависит от того, как ориентирована общественность. Если сегодня большинство хочет, чтобы кто-то воевал и поддерживает любые шаги власти, то по мере поступления похоронок, большинство захочет мира».

Симптоматично, что заседание Рады во вторник проходило под аккомпанемент митинга, на котором требовали скорейшего принятия люстрации. Может быть, поэтому депутаты голосовали бодро. Однако, по мнению Погребинского, президент Петр Порошенко законопроект в нынешнем виде все равно не подпишет.

Проблема в том, что даже если общество требует жесткой реакции на события, происходящие на территории страны, политикам впору проявить дальновидность. Вместо этого многие из них пытаются выехать на гребне волны. Даже если сами они будут использовать инструментарий, предоставленный законом, взвешенно и аккуратно, с их уходом этот инструментарий не исчезнет сам по себе, как и соблазн сводить счеты с его помощью. То есть под демократию в Украине сейчас, может быть, неосознанно, закладывается мина, которая сработает рано или поздно.

Но депутаты по этому поводу особенно не беспокоятся. Более того, многие признаются, что голосовали, не читая текст. Причина в том, что принятие люстрационных законов, в том числе законопроекта «О санкциях» – часть договоренностей между президентом, Кабмином и Радой.

«Мы поддержим любые, даже самые жесткие санкции в отношении России или тех, кто сотрудничает с агрессором», – отмечает Юрий Сиротюк, депутат от фракции «Свобода».

Придется платить

Виталий Бала, директор Агентства моделирования ситуаций
Надо учитывать, что любые законы, которые принимаются сейчас, должны отвечать ситуации в стране. А она такова, что мы находимся в состоянии войны. Для того чтобы защитить свои национальные интересы, нужно принимать соответствующие времени законы, даже такие, которые для мирного времени не годятся. При этом далеко не факт, что те пункты, которые вызывают наибольший ажиотаж, будут приниматься на практике. Просто Совбез получает «добро» принимать те или иные меры, а уже Совбез как компетентный орган должен будет взять на себя ответственность по поводу каждого конкретного случая. Считаю, что затягивать с окончательным решением не стоит.
Такие же опасения – по поводу законопроектов о люстрации, которые Рада будет рассматривать в ближайшее время. Подготовлен целый ряд документов, в том числе – люстрационные списки. Один из авторов – Министерство внутренних дел. Некоторые пока не опубликованы на интернет-сервере Верховной Рады, хотя регистрацию в Минюсте уже прошли. Источник «АиФ» в Минюсте сообщает, что люстрационные списки содержат фамилии политиков, гражданских активистов, бизнесменов, журналистов, которых предлагается ограничить в правах. Правда, неизвестно, будут ли приняты или даже рассмотрены все эти списки.

В этом смысле показательны слова спикера ВР Александра Турчинова, который во вторник во время заседания Рады раскритиковал депутатскую фракцию «За мир и стабильность» за то, что она не дала ни одного голоса ни за один из люстрационных проектов, ни за сомнительный законопроект «О санкциях».

– Готовьтесь к люстрации, уважаемые. Люстрация будет серьезной, – обратился Турчинов к депутатской группе.

В то же время, в целесообразности подобных драконовских законов сомневаются в том числе и эксперты Минюста.

«Идея заключается в том, чтобы провести люстрацию без участия судебной системы. Иначе ничего не получится – все просто утонет в бесконечных тяжбах. Персона, организация, предприятие, которое подозревают в связи с сепаратистами, «семьей», Россией, выступают как объект, а не субъект права. Они могут судиться с государством, но едва ли что-то смогут доказать, – объясняет наш источник. – Но у этого подхода есть серьезные минусы. Допустим, человек лишился бизнеса или потерял работу на госслужбе из-за люстрации, и не смог в украинском суде опротестовать принятые решения. Он подаст иск в Европейский суд по правам человека, и ЕСПЧ может просто констатировать, что его право на справедливый суд было нарушено, Украина не защитила его как гражданина. То есть ему полагается и моральная компенсация, и материальная. Человек потерял бизнес – ему придется за это заплатить, лишился работы – то же самое. ЕСПЧ даже в последние недели удовлетворил иски на огромные суммы - миллиарды долларов – к России. Даже если это было политическое решение, оно весьма показательно».

Эксперты сходятся во мнении, что депутатам и президенту стоит мыслить стратегически, прежде чем принимать подобные спорные решения.

Олег АНДРЕЕВ

Виктория ХАДЖИРАДЕВА

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых