310

От пандемии до выборов: что пошло не так в украинской политике в 2020

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. Аргументы и Факты в Украине 23/12/2020
От пандемии до выборов: что пошло не так в украинской политике в 2020
От пандемии до выборов: что пошло не так в украинской политике в 2020 Скриншот

Под знаком ковида

Политолог Владимир ФЕСЕНКО именно эпидемию COVID-19 назвал главным политическим фактором года. По его мнению, она по-разному повлияла на ситуацию: усилилось политическое напряжение, снизились рейтинги президента и правящей партии. Но пока серьезных политических последствий нет.

«И медицинская и управленческая системы оказались не вполне готовы к вызовам пандемии COVID-19 (впрочем, не только в Украине, а в большинстве стран мира, в том числе и развитых), - отметил эксперт. - Приспосабливаться приходилось на ходу. К тому же, и вызовы менялись. Если весной в Украине не хватало элементарных ресурсов – медицинских защитных масок и санитайзеров (их дефицит удалось ликвидировать примерно в течение полутора месяцев), то затем стал проявляться дефицит аппаратов искусственной вентиляции легких, а осенью – нехватка медицинского персонала, кислорода для реанимационных процедур, некоторых медикаментов. На критический уровень к концу ноября вышла и заполняемость больниц. Остро проявились финансовые проблемы в обеспечении здравоохранения, в том числе, в выплате надбавок к зарплате и страховок для медицинского персонала. Средства антиковидного фонда, созданного решением парламента по инициативе президента, частично были использованы не по назначению».

Кандидат политических наук Алексей ЯКУБИН за деятельность власти именно по борьбе с ковидом  поставил «три с минусом» по пятибалльной шкале. Причем, с натяжкой.

«Во всем мире были не готовы к ситуации с ковидом, - отметил эксперт. - Но у нас ситуация наложилась на имеющийся хаос и нерешенные социально-экономические проблемы. Неготовность в квадрате. За год ни новые проблемы, которые возникали, не решили, ни предыдущие».

За неполный год борьбы с коронавирусом испытала на прочность не только власть. В перековку пошли и сами избиратели. Последствия еще будут ощущать в дальнейшем.

«В этом году в Украине, как и во многих других странах, люди поняли, что лечиться, жить придется в своих странах из-за изоляции. Все это усиливало условную партию суверенитета и внутри власти, и в обществе. Люди скептически начинают относиться ко всем силам, ориентированным на внешних игроков. Термин «соросята» стал более токсичным, чем «ватник» в 2014 г. Это маркер существенной деформации общественной психологии», - отметил директор Украинского института политики Руслан БОРТНИК.

Упущенные возможности

Худо ситуация сложилась с большинством начинаний власти. Пять самых впечатляющих событий года, на которые обратил внимание А. Якубин, все - с отрицательной оценкой и последствиями.

«Самое впечатляющее событие – это локдаун, - констатировал политолог. - Его можно отнести к политическим событиям, учитывая все сопутствующие ему действия и заявления. Второе – антиковидный фонд. Он создавался для борьбы с болезнью, а используется совсем в других целях. Мы видели всякое, но такое впервые. Третье – не отмененная медреформа, хотя такая возможность была. Четвертое – нежелание пересматривать наши долги, хотя такая возможность была, и был форс-мажор – ковид. Пятое – ситуация с местными выборами, которые проходили в условиях пандемии и показали самую низкую явку в истории Украины. То, что президент желал 36,6 всей стране, говоря о здоровье, реализовалось в виде явки на местных выборах».

Соучредитель и директор экономических программ Украинского института будущего Анатолий АМЕЛИН обращает внимание на шесть действий власти, на которые можно было рассчитывать в уходящем году, но на которые правящая партия так и не решилась: не введен налог на выведенный капитал (это было одним из обещаний президента перед выборами); физлиц-предпринимателей не поддерживают, а кошмарят; не оказана поддержка экспортерам; не введена нулевая декларация (налоговая амнистия); аграрная реформа проведена скверно (кроме того, не поданы и не проголосованы дополнительны законы, необходимые для ее полноценного запуска); Кабмин только разрабатывает стратегию развития страны, а это - обязательный документ.

«Мы наблюдали дальнейшую социальную деградацию, увеличение издержек на государственный аппарат и силовой блок при сокращении на социалку. Это привело к тому, что минимум треть населения оказалась ниже уровня бедности, - отметил Р. Бортник. - Реально, думаю, таких людей около половины. Все это создает огромный протестный потенциал, и год закончится по аккомпанемент протестов. Пока что незначительных, но проблемных, которые могут развернуться уже в 2021 году».

«Кони» и «переправа»

Вторая половина 2019 г., поствыборная, была периодом притирки новоизбранных президента и парламента, новоназначенного правительства. 2020 г. должен был предоставить широкое поле для реализации «зеленой» политики. Но в начале года политическую верхушку лихорадило.

В феврале президент сменил главу своего Офиса Андрея Богдана на Андрея Ермака. В марте избавился от Кабмина Алексея Гончарука и генпрокурора Руслана Рябошапки. Им на замену пришли Денис Шмыгаль и Ирина Венедиктова. Оставалось девять месяцев, чтобы с обновленной командой начать строить светлое будущее. Что же получилось?

«Богдана «ушли» не в силу того, что он был непрофессионален или неэффективен. Его покровительственно-отеческий стиль по отношению к президенту начал тяготить Зеленского Замена на Ермака, думаю, имела личные причины. Рябошапка институционально развалил Генпрокуратуру, его нужно было увольнять. Что касается замены правительства, то произошло ослабление «соросят» и усиление олигархического кооператива. Но тут как в схватке украинского «хищника» и заокеанского «чужого»: кто бы ни победил, украинцы проиграли», - констатировал политолог Андрей ЗОЛОТАРЕВ.

В оценке ключевого события, не считая ковида и локдауна, для украинского политикума эксперты не единодушны. Андрей Золотарев сказал, что таковым стали именно местные выборы:

«Увы, президенту через колено, через Кирилла Тимошенко (замглавы Офиса президента. - Ред.) пришлось исправлять эти итоги, договариваться с региональными элитами. Это не очень-то вяжется с риторикой годичной давности о новых лицах. Приходится договариваться со старыми».

Руслан Бортник отметил, что основным событием стало переформатирование власти. Переговоры и договоренности со старыми элитами, от которых на старте работы Зеленский открещивался, - часть этого процесса. Власть из заявленных реформаторов превращается в традиционалистов.

«Зеленский и его команда в этом году делают ставку на удержание власти. Они начинают приспосабливаться к политической конъюнктуре. Логичным итогом этого процесса стало то, что в конце года команда Зеленского создала бюджетную коалицию с участием «За будущее» и «Батькивщина» - старых политических элит. На уровне местных советов всюду сложились удивительные союзы со старыми элитами, которые раньше Зеленский обещал побороть, - резюмировал Бортник. - Поскольку команда Зеленского перешла в режим удержания власти, она стала похожа на предшественников. Зеленского многие в течение года сравнивали с Порошенко. Его можно сравнивать и с остальными президентами, которые на втором году президентства отказывались от обещаний».

Взгляд Куща

Новые политики, но не политика

- Во всех странах, где реализуется политика шоковой терапии, происходит внутренняя узурпация власти. Без танков на улице и захвата админ зданий, а с помощью действующих демократических институтов – выборов. Происходит установление корпоративной диктатуры – узурпация власти, при которой общество лишено возможности управлять страной. Эта корпоративная контрреволюция и стала лейтмотивом уходящего года в Украине.

Люди могут голосовать за смену формальных политиков, но не могут за смену политики. И что при Порошенко, что при Зеленском политика шоковой терапии продолжается. В ее основе американская теория быстрого доминирования «Шок и трепет», которая подразумевает, что противника нужно окружить, не дать опомниться, наносить удары с разных сторон, чтобы он был дезорганизован. Так было со 144 реформами Порошенко. Вокруг взрываются светошумовые гранаты – децентрализация, медреформа, реформа образования, пенсионная, конституционная – и общество дезориентировано. Отсечение простых людей от управления страной в течение последнего года кристаллизовалось.

Если посмотрим на социалку, то последний бюджет – продолжение той же политики Яценюка и Гройсмана. Нет качественно новой соцполитики, не запущена реальная экономическая реформа, которая могла бы дать стране экономический рывок.

Апофеозом того, что меняются политики, но не меняется политика, можно считать попытку назначит Юрия Витренко (бывшего исполнительного директора НАК «Нафтогаз».  - Ред.) на должность вице-премьера с возможным премьерством. То, что назначение оставили на следующий год, оставляет двусмысленность и ложную надежду, что ситуация может измениться.

Алексей Кущ, экономист

Анна Коваленко

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine.

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых