aif.ru counter
79

20 лет спустя: состоялась ли Украина как независимое государство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. Аргументы и факты в Украине 23/08/2011 Сюжет Украина

По просьбе «АиФ» об исторических перспективах Украины накануне Дня независимости рассуждает доктор исторических наук, профессор кафедры истории НАУКМА Михаил Кирисенко.

Самоидентификация

– Михаил Владимирович, независимой Украине уже 20 лет, а единой нации у нас все нет – как быть?

– Прежде всего, что такое нация? Это осознающие свою гражданственную принадлежность люди. Они очень редко составляют большинство. Чаще – меньшинство. Когда-то политической нацией считалась только элита, поскольку мещанам это было глубоко безразлично. Постепенно в большинстве европейских стран число таких людей значительно выросло, но все равно нация – это явление живое. Оно рождается и умирает. В Украине в разные времена было очень много сделано, чтобы нация не родилась вообще.

Но давайте посмотрим на современные европейские страны. Германия: человек из Мюнхена за границей немец, а дома – баварец. Италия: между Сицилией и Ломбардией пропасть – нет никакой возможности найти общий язык. Я уже не говорю о том, что многие итальянцы не знают итальянского языка, а говорят на местных диалектах. 150 лет назад, когда создатель Италии, премьер-министр Бенсо Кавур издал первую газету на литературном итальянском языке «Рисорджименто» («Возрождение» - Ред.), сам этого языка не знал. Он говорил на пьемонтском диалекте. Франция: Лангедок на юге и Париж на севере – это два абсолютно разных мира. Лангедок говорит на языке, который Париж плохо понимает. О Марселе и прованском диалекте и говорить нечего. Так что, у нас абсолютно нормальные европейские явления. И наши переживания на эту тему – тоже абсолютно нормальное европейское волнение и возмущение. Ничего странного в этом нет.

– Другими словами, в нашей новейшей истории нет ничего уникального?

– Здесь напрашивается аналогия с американцами. Когда 250 лет назад они начали бороться за независимость, им нужна была самоидентификация. Поэтому на первую хулиганскую выходку, которую они провели в контексте борьбы за независимость – «бостонское чаепитие» 1773 года, когда они забрались на английские корабли и выбросили их груз в воду, – они нарядились индейцами. Тех давным-давно не было и близко, это была абсолютно прозрачная маскировка, но им нужно было бороться за эту землю и отождествиться с ней – вот вам, пожалуйста.

Проецируя на наши условия, можно вспомнить, что в 1991 году генералы не спешили служить Украине. Первый согласившийся – летчик Константин Морозов – стал министром обороны. И уже через год, отвечая на вопрос московского корреспондента: «Вы – русский, советский офицер, против кого вы будете воевать?», сказал: «Я – русский, я бывший советский офицер, я буду воевать против всех, кто позарится на Украину». Грамотный профессиональный ответ, потому что речь идет о разнице между лэндс-патриотизмом и фольк-патриотизмом.

Истоки патриотизма

– В чем разница?

– В одном случае – гражданство, в другом этническая принадлежность. Для большинства это совпадает, для некоторых – нет, но это не проблема.

– Из чего рождается патриотизм?

– Из здравого смысла. Когда человек хочет жить в нормальных условиях, в спокойной стране, мечтая о счастье своих детей. Хочет, не хочет – он будет патриотом. Мало кто будет умирать за цвета знамен. Но если у людей есть «клепки» в голове, они поймут, что должны ассоциировать себя с землей, на которой живут. Или пусть уезжают, на здоровье. Вольному – воля. Так что, патриотизм – это вопрос эмоции для меньшинства, тех, у кого отцы и деды умирали за эту страну, и они помнят об этом. А для большинства – это вопрос здравого смысла.

– Получается, что «точка разрыва» по берегам, которую модно эксплуатировать на выборах, не имеет значения?

- Она имеет значение, и очень большое, но в кризисные моменты, когда это действительно может обостриться. Реальность же выглядит так: любая партия регионов, хотя и несет в названии слово «регионы», думает о столице. Если бы они были настоящими регионалами – разбежались бы по регионам, но почему-то все политики стремятся в Киев.

Летающий слон

– Какие этапы должна пройти наша страна, чтобы «повзрослеть»?

– В истории есть прецеденты, которые нас учат. Все революции имели поступательный и регрессивный периоды: революция, контрреволюция, реставрация, новая революция, на новом этапе и в других формах, с учетом опыта.

Власть поколения партократии, перехода правящей элиты из одной партии в другую, как это сделал Кравчук, мы пережили. Поколение технократии – бывших «красных директоров» – тоже. Поколение невежественного и неуклюжего на словах романтизма, а на деле, я бы сказал, преступного безделья, тоже прошло. Нынешнее поколение власти опять же временно. Чем мы можем гордиться – в отличие от других стран во второй половине ХХ века – мы первый пример бескровных превращений.

Понятно, что «оранжевая революция» не повторится, потому что не будет больше тех условий и той ситуации, но на новых этапах будут другие изменения. И это – подчеркиваю снова и снова – нормальные европейские явления.

– Возвращаясь к поиску своего пути – может, Украине просто не хватает харизматичного лидера, понятного всем?

– Мы живем в революционной обстановке по Ленину: верхи не могут жить по-новому, а низы не хотят - по-старому. Идет обострение общих противоречий. А дальше - только субъективный фактор, который обязательно сработает.

В советские времена был такой анекдот. Учительница спрашивает детей: «Кто летает выше всех?». Девочка говорит: «Журавль», один мальчик: «Орел», а другой: «Слон». Учительница удивляется: «У него же нет крыльев, он не может летать!» На что юный гений отвечает: «Конечно, не может, но если полетит – будет выше всех!»

Так вот, об Украине тогда говорили, что она настолько обескровлена, что не может быть самостоятельной и европейской, но если она станет такой – это будет заметно. Это случилось, и теперь мы «летим» с элегантностью слона – мы заметны.

А люди будут – ярких, но противоречивых личностей у нас даже очень много и сейчас. Но большое видится на расстоянии.

Не упустить шанс

– Но это не приводит в тот же парламент принципиально новые личности.

– До 2004 года я был уверен, что все будет хорошо, но сомневался, что доживу до этого. А сейчас я уверен: доживу. Единственная вражеская держава для Украины, которая могла ее уничтожить, – это Хохляндия, т.е. только мы сами. Теперь это уже не случится, потому что подрастает неглупая молодежь, а старшее поколение опирается на житейский опыт. Если объединить способности молодежи с опытом стариков – тогда у нас все будет в порядке.

Сто лет назад, когда зарождалась геополитика, один из ее отцов – британец Маккиндер - писал: миром будет править тот, кто контролирует сердцевину «Мирового острова» (имелась в виду Евразия и сопредельная Африка). Эту сердцевину, по мнению классиков геополитики, составляет Восточно-Центральная Европа между Балтикой и Черным морем, то есть Польша, Украина и их соседи. Тогда она играла пассивную роль, была объектом чужой политики, но когда станет субъектом и сможет сама себя отстаивать, установится стабильность. Сейчас у этих государств есть шанс говорить за себя. Используют они этот шанс или нет, другое дело. Вспомните «Терминатор»: там лучшее будущее – когда оно неизвестно. Сейчас оно неизвестно. Будем думать и работать – все будет в порядке.

– А способна ли Украина реализовывать свою собственную независимую политику?

- Все люди и народы взаимозависимы. Свобода не в формальной независимости, а в реальном суверенитете, самостоятельности. Способность человека или государства в каждом случае самостоятельно решать: от кого зависеть, в каких именно вопросах, насколько глубоко и долго, в своих собственных интересах. Абсолютная независимость любой страны во взаимозависимом мире вряд ли реальна. Самостоятельность у Украины есть. Необходимо ею руководствоваться. Нельзя забывать и о наших размерах. Где малые государства быстро ориентируются, мы медлим и спотыкаемся. Но в любом случае выбор должен соответствовать обстоятельствам и открывать перспективу своей свободы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых