2053

Виктор Медведчук: о псевдогосударственной позиции «партии войны»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Аргументы и Факты в Украине 06/04/2016

Редакция «АиФ» попросила Виктора Медведчука прокомментировать информацию, содержащуюся в статье «Господин президент, пленные в подвалах Донецка ждут освобождения». В ответ Виктор Медведчук написал статью о своем видении мирного урегулирования и перспективах освобождения удерживаемых лиц.  

О псевдогосударственной позиции «партии войны», или Почему сегодня невозможен обмен в формате «всех на всех».

Прочел гневные слова Валерия Пантюшенко в адрес участников переговорного процесса — всех, кто занимается вопросом обмена пленными. С обвинившим меня в «негосударственнической позиции» Валерием Николаевичем (отцом украинского военнослужащего Богдана Пантюшенко, который уже больше года находится в плену) я встречался лично. Мы действительно говорили о Законе, запрещающем преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины, о том, почему сегодня невозможно провести обмен в формате «всех на всех», как это предусмотрено Минскими соглашениями, что гарантировало бы возвращение всех удерживаемых лиц домой.

Знаю, что таким же вопросом задаются родные и близкие всех ребят, которые удерживаются по ту сторону линии соприкосновения. Жены, матери, отцы, сестры украинских военнослужащих ищут выходы на президента, обивают пороги СБУ, обращаются к Юрию Кочанову ― руководителю Межведомственного центра помощи гражданам по вопросам освобождения пленных, заложников и поиска пропавших без вести при СБУ, встречаются с волонтерами, с Ириной Геращенко или со мной как участниками гуманитарной подгруппы. Но эти усилия, к сожалению, оказываются тщетны.

Причина ― в псевдогосударственной позиции «партии войны», которая включает в себя отдельных представителей парламента и исполнительной власти, в их нежелании выполнять Минские соглашения.

«Партия войны» объединяется против тех, кто принципиально отстаивает мирное решение конфликта, кто видит и предлагает реальные пути установления мира. Сегодня ее представители понимают, что Минские соглашения, которые надо выполнить для того, чтобы прекратились смерти, ранения, чтобы люди вернулись домой, могут быть реализованы. Именно поэтому сторонники продолжения боевых действий срывают мирные акции «Украинского выбора», безосновательно настаивают на запрете нашего Движения, создают парламентские объединения, требуют моего ареста и привлечения к ответственности по политическим мотивам.

Я имею все основания говорить так категорично, потому что я непосредтсвенно осуществляю переговоры с Донецком, Луганском и Москвой, а также занимаюсь освобождением пленных с декабря 2014 года (в результате переговоров, которые я вел, удалось освободить из плена 399 человек, они вернулись домой, в свои семьи, к мирной жизни). И сегодня я как никто другой заинтересован в том, чтобы состоялся обмен, как и указано в Минских соглашениях, в формате «всех на всех». Но сделать это, к сожалению, в силу ряда причин не представляется возможным.

Во-первых, у нас нет законодательных оснований для проведения обмена в формате «всех на всех». Как известно, 12 февраля 2015 года в Минске был подписан «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» (этот документ был утвержден лидерами стран «нормандской четверки» и 17 февраля одобрен Резолюцией 2202 (2015) Совета Безопасности ООН, что превращает его в международно-правовой акт, обязательный для выполнения всеми сторонами). Хочу напомнить, что пункт 5 «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» гласит: «Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины». Предполагалось, что этот Закон станет правовой основой для освобождения пленных, их обмена в формате «всех на всех». Но псевдопатриотические силы в парламенте выступают категорически против его принятия.

Во-вторых, если учесть, что сегодня у нас находятся сотни (!) людей, в возращении которых заинтересованы в ОРДО и ОРЛО (и там настаивают на их освобождении), а по ту сторону линии соприкосновения — десятки украинских военных и гражданских, то становится понятно, почему в последние месяцы проводились или анонсировались «неравноценные обмены» по формуле «36 на 25», «4 на 2», «6 на 3», «8 на 4». Разница в количестве удерживаемых лиц  и острая необходимость поиска любых путей для освобождения наших людей обуславливают сложность нашей переговорной позиции.

Разумеется, и я, и другие участники процесса по обмену удерживаемыми лицами будем делать все возможное для того, чтобы освободить как можно больше людей. Но без принятия Закона, предусмотренного пунктом 5 «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений», нет никакой гарантии, что нам удастся вернуть всех. Сейчас у нас попросту связаны руки. Лица, которые удерживаются украинской стороной, проходят по уголовным делам, в отношении них ведутся расследования, судебные разбирательства, а многие из них осуждены и отбывают наказание. Все это происходит в соответствии с действующим украинским законодательством. Без принятия вышеупомянутого Закона (нравится это кому-то или нет) мы не сможем провести обмен пленными в формате «всех на всех».

И поэтому, чтобы дать разрешение на обмен таких лиц, необходимо освободить их от уголовной ответственности или от отбывания наказания. Это можно сделать только в соответствии с Законом, запрещающим преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в зоне проведения антитеррористической операции.

Других вариантов, других возможностей нет. Можно сколько угодно обращаться к Кочанову, Геращенко, Медведчуку, можно сколько угодно выслушивать голословные обещания отдельных чиновников, которые не имеют никакого отношения к переговорному процессу, не разбираются в нем и при этом сознательно пиарятся, заявляя, что обмен вот-вот состоится. Но это не вернет наших ребят домой. Мне тяжело слышать о мытарствах родных и близких украинских военнослужащих, я понимаю их горечь, их обиду, понимаю, что они доведены до отчаяния, что их гневные слова ― это крик души. Но я вынужден констатировать: провести обмен в формате «всех на всех» до принятия соответствующего Закона абсолютно нереально. Поэтому родственникам необходимо не обивать пороги приемных, а обращаться в первую очередь к тем, кто представляет «партию войны» в парламенте, и требовать от них немедленного принятия такого Закона. Ведь вы их избирали! Это и будет 100%-й гарантией возвращения всех удерживаемых лиц домой, в их семьи.

Сегодня вопрос обмена и освобождения пленных зависит не только от Геращенко, Кочанова или Медведчука (хотя могу сказать, что мы ни на минуту не прекращаем переговоры, мы продолжаем работу по поиску удерживаемых лиц и делаем все от нас зависящее для их возвращения домой), а от народных избранников — тех депутатов, которых вы выбирали. Сегодня от их позиции, от их решений зависит, как скоро десятки, сотни людей — по обе стороны линии соприкосновения — вернутся домой, к своим семьям. Именно так ― по обе стороны линии соприкосновения, ведь и на Донбассе, и в Киеве, и в Днепропетровске, и в Ужгороде живут украинцы. Для меня, в отличие от представителей «партии войны», «Единая страна» ― это не просто красивый лозунг. Восстановить мир в Украине, сохранив единство страны, — это цель моей деятельности как участника минского переговорного процесса. В этом и заключается моя государственная позиция.

Виктор Медведчук,

Лидер Общественного движения «Украинский выбор» 

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых