aif.ru counter
365

Экономист Олег Устенко: за 100 лет мы ничему не научились

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. Аргументы и Факты в Украине 06/09/2017

«В мире существует три ведущих рейтинговых агентства - Moody’s, Fitch, Standard & Poor's. Moody’s в конце августа повысило  рейтинг Украины на одну ступень – с Саа3 до отметки Caa2, с положительным прогнозом. А в последний день лета стало известно, что эксперты Moody's Investors Service подняли также и рейтинги шести украинских банков. Почему мнение каждого из этих агентств по отдельности и всех трех вместе так важно? Базируясь на нем, бизнес может оценить степень риска в той или иной стране», - начинает беседу c нами исполнительный директор Международного фонда Блейзера в Украине Олег Устенко.

Дешевые деньги

- Олег, оценка Moody’s – это «руководство к действию» для инвесторов?

- Чем больше риск для бизнеса, тем более высокую норму прибыльности будут пытаться получить потенциальные инвесторы, финансисты от работы в стране. Что вполне закономерно: если есть качественный заемщик, кредит ему предоставляется на более выгодных условиях. Он выигрывает в сравнении с тем, кто нарушает договоренности, не возвращает деньги. Или имеет риск невозврата, так называемого «дефолта». Поэтому все инвесторы следят за подобного рода рейтингами.

- Что значит рейтинг Moody's  для Украины? Наша экономика наконец-то стала развиваться?

- Сейчас  Moody’s подняло рейтинг Украины на одну ступеньку. Теперь наши позиции на четыре ступеньки ниже инвестиционного уровня. Это – позитив. Но также следует понимать, что мы еще продолжаем находиться в группе так называемых «мусорных облигаций». По крайней мере, наши ценные бумаги - в этой категории. Их еще называют «высокорисковыми инвестициями».

Это значит, что страна может делать заимствования на внешних рынках капитала под  более высокий процент. А, к примеру, США могут занимать на внешних рынках деньги под 1,5%. К таким странам относится и Британия, несмотря на Brexit, а также Япония. Но Украина может взять кредит лишь под 8% годовых. Ощущаете разницу?

Но важно, что Moody’s поменял и Credit Outlook, прогноз для страны, который бывает негативным, стабильным и позитивным. Для Украины он теперь - на позитивном уровне. Это значит, что аналитики Moody’s  верят: украинская экономика будет развиваться по восходящему тренду, что очень хорошо.

Ползком от бедности

- Но при этом первый вице-премьер Степан  Кубив прогнозирует в 2017 г. рост ВВП до 2% и инфляцию 11,2%

- Я лично предполагаю, что темпы роста украинской экономики будут еще более низкими. Думаю, в 2017 г. ВВП будет где-то на уровне 1,5%. Но достигнем ли мы 1.5%, как думаю я, 2%, как полагает г-н Кубив, или 3%, как думают народные депутаты, которые заложили эту цифру в бюджет – не столь уж важно.

Поясню: да, мы растем, однако крайне низкими темпами, хоть украинская экономика в 2017-м и чувствует себя лучше, чем в 2016-м. Все познается в сравнении - мировая экономика в этом году покажет 3% роста. То есть, мы отстаем от скорости движения мировой экономики в разы. А если сравнить нас со странами с развивающимися рынками, к которым, кстати, относится и Украина – они покажут 4,5% роста. Это значит, что мы движемся чуть ли не втрое медленнее, дистанция между нами увеличивается.

При этом, исходя из мирового опыта, страны, эффективно борющиеся с бедностью, должны показывать от 5% роста и выше. Так что пятипроцентный рост – это наша стратегическая задача.

- Наблюдался ли такой рост экономики у нас в последние два десятилетия?

- Да, мы уже показывали подобный рост несколько раз на протяжении новейшей экономической истории. Но, к сожалению, сейчас не дотягиваем до того уровня, с которого когда-то началось наше падение в 1991 г. Говорят, что структура экономики тогда была другая, сейчас она лучше. Но это ровным счетом ничего не означает, факт остается фактом: ВВП страны не дотягивает до 70% уровня 1991 года.

- Почему так происходит, как «подтолкнуть» экономику к росту?

- Украинская экономика базируется на экспортной модели. Наша специализация – товары с низкой добавленной стоимостью. 65% экспорта составляет продукция металлургии, химии и зерно.

При этом известный экономический историк из Филадельфийского университета Иван Коропецкий отмечал, что в 1901-1916 гг. Украина, как часть Российской империи, тоже была  экспортно-зависимым регионом. 80% экспорта тогда составляли металл, продукция сельского хозяйства и пищевой промышленности. Прошло сто лет, добавилась химия, но в целом почти ничего не изменилось.

- Как этот «порочный круг» разомкнуть?

- Важно изменить модель экономического роста,  пытаться расти за счет инвестиционного компонента. Но для этого нужно продавать продукцию машиностроения или научно-технические услуги. А не зерно и металл, наиболее подверженные «шокам» на мировых рынках.

Для этого нужно кардинальное изменение бизнес-климата в стране, на чем настаивают и международные партнеры Украины, и наше гражданское общество. Говорит об этом и Евросоюз, учитывая полное вступление в силу Соглашения об Ассоциации.

Но необходимо уменьшить уровень коррупции, провести судебную реформу. Нужно и развитие конкуренции, недопущение монопольного положения кого бы то ни было на рынке. Или препятствование монопольному сговору. Который мы наблюдаем, например, по сжиженному газу на заправках. Если уж говорить об АЗС, у трех разных брендов цена А-95 – копейка в копейку. При этом Антимонопольный комитет «не видит» сговора. Это – реальная проблема.

Наша экономика пока не в состоянии похвастаться качественным бизнес-климатом. А, соответственно, не в силах привлечь потоки инвестиций, стране остается участь «банановой республики». Можно называть себя как угодно, «житницей», «металлобазой», но это не меняет дела. Последние сто лет, похоже, ничему нас не научили.

«Кнут» с «морковкой»

- 12 сентября миссия МВФ прибудет в Украину, чтобы проанализировать выполнение Меморандума о сотрудничестве с Фондом для продления финансирования по программе EFF. Какие у МВФ могут возникнуть замечания и пожелания?

- Программа с МВФ на 2015-2018 гг. достаточно важна для Украины. С одной стороны, это - дешевый денежный ресурс, под 3% годовых. В 2,5 раза дешевле, чем мы можем получить кредиты на мировых рынках.

В то же время, программа рассчитана на 17,5 млрд долл., из которых Украина получила  до 10 млрд, есть недополученные средства. Как-то странно выходит: мы сами хотели этого сотрудничества, и сами же не собираемся эту программу исполнять…

С другой стороны, МВФ можно воспринимать, как катализатор реформ. Это такой «кнут». Но с «морковкой», в виде 17,5 млрд долл.

Для того, чтобы получить деньги, мы в ближайшее время Международному валютному фонду должны показать госбюджет-2018. Как правило, он требует бюджет от стран-заемщиков в сентябре. И, во вторых, мы уже обещали достижение прогресса в пенсионной реформе и в приватизации.

МВФ рассматривает приватизацию в привязке к Украине не как что-то связанное с бюджетом или фискальными моментами, как в некоторых других странах. В Украине приватизация важна как инструмент борьбы с коррупцией. Страна, которая находится на 171 позиции среди 178 стран по уровню коррупции, очевидно имеет серьезные источники для ее «подпитки». И это – огромный и неэффективный госсектор.

- Но премьер Владимир Гройсман уже анонсировал пять приоритетных реформ, которыми парламент займется осенью – пенсионную, медицинскую, реформу образования, реформирование электронных услуг и введение международных стандартов  финотчетности. Земельной реформы среди них нет.

- Эта задача, в любом случае, должна быть решена до конца года. Предполагаю, что земельная реформа будет проходить в два этапа. Первый – приватизация государственной земли, второй этап, через два-три года – полное введение земельного рынка для Украины.

«Дутые» зарплаты и осений шок

- Ощутят ли простые украинцы экономический рост, о котором говорит повышение рейтинга Moody’s?

- Считаю, что в 2017 г. инфляция не будет такой, как представляли себе Кабмин и парламент, когда принимался госбюджет на 2017 г.  Скорее всего, ситуация окажется гораздо хуже:  к концу года уровень инфляции будет не 8%, а, как минимум, 12%.

При этом, недавно появилась статистика по росту доходов населения. Увеличилась средняя заработная плата, до 7300 грн в мес. Но наращивание инфляции означает: доходы людей опять уменьшатся. Да и без этого, мне кажется, не все так уж радужно: ведь основной скачок зарплат наблюдался в государственном, а не в частном секторе. Что крайне необычно для страны в состоянии вялотекущего экономического роста.

К тому же, Украина – бедная страна, поэтому львиная доля доходов людей уходит на продукты. До «манипуляций» с потребительской корзиной еда занимала около 50% в общей структуре потребления.

Потом появилось заявление г-на Ревы (министра соцполитики Андрея Ревы. – Ред.), что украинцам нужно меньше есть.  Но в соседней Польше продукты питания занимают около 30% в структуре потребления, а во Франции – до 15%. Поэтому рост цен на продукты для европейцев  не так  уж ощутим. В Украине же это вызовет настоящий шок.

Ирина ВАНДА

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых