aif.ru counter
2136

Для выхода из кризиса Украине нужно учесть ошибки Плана Маршалла

Новая власть четко настроила украинцев на то, что всей стране придется затянуть пояса. Депутаты урезали себе льготы, сократили правительственные программы и предупредили, что нам предстоит подготовиться к повышению тарифов на газ и сокращению пенсий работающих пенсионеров.

Финансист Джордж Сорос заявил, что Украине нужен «План Маршалла» (программа экономической реабилитации, которую США применила для европейских стран после Второй мировой войны).

В разгар противостояний на Майдане в Украину с лекцией приезжал польский экономист и политик Лешек Бальцерович. Он отчасти проецировал на наши реалии собственный план «шоковой терапии», который в 1989 г. внедрил в Польше.

АиФ попросил Александра Гончарова, директора Института развития экономики Украины рассмотреть два уже обкатанных экономических плана, а также вспомнить о перспективной, но нереализованной программе «500 дней», которую для выхода из экономического кризиса в СССР предлагали политики Станислав Шаталин и Григорий Явлинский.

Планы с деталями

Насколько уникален кризис, в котором в данный момент оказалась Украина, или все же допустимо проводить параллель с Польшей конца 80-х гг. и СССР в периоде упадка?

– Например, в 1989 г. в Польше был принят План Бальцеровича, получивший также название «шоковая терапия». Это был план широкомасштабных реформ, которые должны были позволить быстрое преобразование экономики Польши от устаревшей и неэффективной системы централизованного планирования к капитализму. Сейм в том же году принял пакет из 11 законодательных актов. План был одобрен и поддержан МВФ. И, как мы знаем, реформы были успешно проведены.

А вот в России Программа Шаталина-Явлинского «500 дней» оказалась непринятой программой перехода плановой экономики Советского Союза на рыночную экономику в целях преодоления экономического кризиса 1990 г. и реализации «прав граждан на лучшую, более достойную жизнь».

Программа содержала принципиальную новую экономическую доктрину, по мнению авторов, заключающуюся в «движении к рынку прежде всего за счет государства, а не за счет простых людей», и ставила «задачу: все, что возможно, взять у государства и отдать людям».

В целом программа содержала следующие предложения: приватизация государственной собственности; децентрализация управления экономикой; предоставление благоприятных условий для развития частного предпринимательства. И всё же эта программа не была реализована в России.

Каким может быть исход внедрения целенаправленной программы экономического спасения, с жесткими условиями соблюдения?

– В Украине, думается, основная сегодняшняя проблема связана с качеством политических и экономических решений. И особенно в ближайшее время еще более обострятся проблемы и противоречия, связанные с разрывом между бедными и богатыми, а также между сбережениями и накоплениями, т.е. между тем, что в нашей экономике сберегается и что инвестируется. И вот только тогда, когда эти цифры сблизятся (лучше за счет роста инвестиций, а не снижения сбережений) – тогда последует экономический рост и будет политическая стабильность.

Именно поэтому инвестор-миллиардер Джордж Сорос призвал ЕС создать современный «План Маршалла», чтобы помочь Украине выйти из кризиса и интегрироваться в Европу. По его словам, Евросоюз мог бы не только обеспечить приток прямых иностранных инвестиций, но и обучение специалистов, в первую очередь в сфере управления.

Сорос также отметил, что таким образом поступили страны Западной Европы по отношению к государствам Организации Варшавского Договора вначале 1990-х и этим обеспечили их успешный переход к рыночной экономике. В то же время, Сорос предупредил, что в 1940-50-е годы «План Маршалла», распространявшийся только на страны Западной Европы, привел к отчуждению восточноевропейских государств и СССР и призвал не повторить таких ошибок в текущей ситуации.

В каждой программе большое внимание уделялось снижению и сокращению дотаций и субсидий. Каким бы ни выстроили план спасения украинской экономики сейчас, без этого также не обойтись. В патерналистских настроениях украинцев не приходится сомневаться, но, по Вашему мнению, как может в таких условиях повести себя бизнес?

–У меня такое ощущение, что украинские собственники крупного бизнеса, наконец-то, уже хорошо поняли, что дальнейшее снижение уровня жизни наших людей может привести  к еще большим социальным взрывам. Так что у нашей национальной элиты сегодня две важные задачи: 1) сохранить  доходы своих корпораций и холдингов; но при этом 2) распределять средства таким образом, чтобы люди успокоились.

Известно, от жизненного уровня населения прямо зависит потребительский спрос. Сегодня у нас в стране жизненный уровень выше уровня доходов населения. А значит, потребительский спрос будет продолжать падать. И вот, как влиять на эту ситуацию и что делать?

Всё больше склоняюсь к той мысли, что украинская экономика (ВВП страны) не за 2014 год вырастет на 3%, а в целом за три года – всего на 1%. Другое дело, любопытно, как осознание этой ситуации властями, скажется на проводимых ею мерах.

Также не могу против совести пойти и считаю очень важно напомнить, что  любой «взрыв» – либо украинских гособлигаций, либо внешних долгов – вызовет мощный эффект бегства в качество. И на «просадке» товарных рынков получим еще более мощный отток капитала из Украины.

По большому счету, уже нам не помогают ни валютные интервенции, ни контроль за движением валюты. И к этому же, на ослаблении гривны торопятся нажиться некоторые спекулянты, да и немало продавцов повышают стоимость своих товаров не совсем обоснованно. Также СМИ «раструбили», что ряд крупных иностранных компаний срочно стали выводить свои деньги из Украины.

Перестали верить в нас и международные рейтинговые агентства, как будто сговорившись, сразу три агентства снизили наш рейтинг, сохранив негативный прогноз. Думаю, не стоит дальше продолжать. Этого вполне достаточно, чтобы понять: мы в шаге от дефолтной позиции.

Формы для реформы

Есть ли у Вас рецепт, совет, толчок, который поможет экономике подняться?

– Кризис в Украине продолжает развиваться и с каждым днем, осмелюсь именно так сформулировать: открывает перед нами всё более уникальные и удивительные шансы самообновления, одновременно оставляя нам всё меньше времени на практическую реализацию этих редчайших шансов.

Одновременно новому составу правительства и ВРУ предстоит готовить проекты новых законов и разрабатывать к ним нормативные акты, предусматривая в антикризисных программах и стратегиях механизмы быстрого реагирования в случае провала. Да, поле для маневра будет очень ограничено. Кризис – это полбеды. Ведь главная беда – это выход из кризиса.

И всё же, что конкретно делать?

– Прежде всего,нужны новые правила игры. Да, настало время правила менять, а не исполнителей. Главное – чтобы правила игры были понятные, постоянные и, что очень важно, – оформленные лучше законодательно, а не понятийно. И при этом, чтобы мы не оказались в так называемой ловушке, когда спрос будет – как в развитых странах, а действующие институты и правила – как в развивающихся.

Безусловно, нужно менять институты. Но для этого необходимо иметь достаточную политическую силу. Что такое институты? Это система правил. И также – это структуры, связанные с группами влияния, которые на плохих и не эффективных организациях получают очень приличные доходы. Поэтому менять институты – это означает нарушать сложившееся равновесие, ущемлять чьи-то интересы и т.п.

Власть анонсирует непопулярные меры. Скажите, как далеко их стоит заводить?

– Уже нет сомнений, что нас ждет в ближайшие два-три года, а то и пять лет довольно существенный спад, в рамках которого вероятно и будут зарождаться новые системы и схемы выхода из кризиса. А также нам предстоит найти ответы на главные вопросы: какие наши возможности, и какими будут наши действия?

Мне представляется более реалистичным и экономически грамотно – это объявлять у нас в стране дефолт и далее девальвировать гривну. К тому же наш долг сегодня очень неустойчивый, а капитал довольно динамично перемещается из Украины. Да, и внешний и внутренний госдолг Украины быстро растет.

Правда, в Греции самый большой госдолг – 125% по отношению к размеру ВВП страны, в Италии – 120%. Огромные цифры! Что это значит? Это значит, что в перспективе за деньгами, за финпомощью, за гарантиями придут и Португалия, и Ирландия, и Испания, и, естественно, Италия. Потому, что все эти страны проводили почти одинаковую политику, т.е. расплачивались своими гособлигациями за товары и услуги.

Однако, денег на всех не хватит! Но кто-либо из наших политических лидеров сознает, что наращивание долговой нагрузки без роста реальных доходов рано или поздно приведет к чему? Конечно, к ситуации, в которой мы уже были в конце 2008 начале 2009 годов. И ее последствиям.

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых